Интервью 2016-10-27T05:24:22+03:00
Українські новини
Владимир Литвин

Владимир Литвин

Владимир Литвин: революция продолжается

Говорят, что первая – "демократического созыва" – Верховная Рада (избранная в 1990 году) была наиболее чистой в помыслах. Зарплату депутаты получали небольшую, преференций было мало. Прошло двадцать лет, и в сторону парламента полетели стрелы критики. Наши же избиратели нас и ненавидят – примерно так говорит глава Рады Владимир Литвин. Спикер парламента рассказывает "Главреду", почему так случилось, а начинаем – традиционно – с самых горячих событий прошлой недели.

Господин Литвин, открывая сессию, вы обвинили оппозицию в срыве договоренностей, заключавшихся в том, что сначала рассматриваются результаты всенародного обсуждения налогового кодекса, а потом – вопрос о моратории на цены. Но, по словам Тигипко, на доработку самого кодекса уйдет еще как минимум 10 дней. Так почему так важно было именно этим начинать сессию, и на самом ли деле противоречия между оппозицией и большинством лежат именно в этой плоскости?

Начнем с того, что я никого ни в чем не обвиняю. Коалиция выполняет свою работу, оппозиция – свою, а я как глава Верховной Рады отвечаю за парламент. Людей не интересует деление на коалицию и оппозицию, они всех нас в целом оценивают негативно. И моя задача – практической работой улучшить отношение к высшему представительскому органу украинского народа. Потому что у нас складывается следующая ситуация: люди выбирают себе представителей и лютой ненавистью ненавидят своих же представителей.

Теперь что касается договоренностей: исходя из постановления Верховной Рады, Кабинет Министров обязан проинформировать Верховную Раду о результатах всенародного обсуждения. И меня не интересуют позиции кабминовцев в отношении того, сколько им нужно дней... Есть решение Верховной Рады, и мы его выполнили. Тем более что Кабинет Министров должен подать в Верховную Раду бюджет, а этого он не сможет сделать, пока не будет готов налоговый кодекс, потому что тогда бюджет нужно подавать на старой налоговой основе. То есть здесь никаких разногласий нет.

Была договоренность о том, что, заслушав информацию Кабинета Министров о состоянии работы над налоговым кодексом, по требованию оппозиции мы рассмотрим два их вопроса, которые они считают злободневными и неотложными для страны. Это вопрос о моратории на тарифы на жилищно-коммунальные услуги, а также закон, касающийся решения Стокгольмского суда (общее его название – "Об энергетической безопасности государства"). Мы видим, что эти договоренности не были выполнены, и на то есть своя причина. Я должен сказать, что из пяти фракций, состоящих в Верховной Раде Украины, только две принимают решения самостоятельно – фракция коммунистов и фракция, к которой принадлежу я. Остальными руководят из-за пределов парламента. Поэтому договоренности, достигнутые с руководством фракции БЮТ, были отброшены, как я считаю, лидером этой партии.

Вы подчеркнули, что с точки зрения оппозиции вопрос моратория "злободневный и неотложный". А вы сами так не считаете?

Я считаю эти вопросы горящими, но главное – не констатация их злободневности, а понимание того, что сегодня мы стоим перед необходимостью их решения. Меморандум о сотрудничестве с Международным валютным фондом в свое время подписывала Юлия Тимошенко, и фактически новая власть подтвердила, что она будет этот меморандум выполнять. То есть закон о моратории на самом деле нужно было принимать тогда, когда подписывали этот меморандум. А сегодня вместо этого действует принцип – сделать как можно хуже. Я говорил во время согласительного совета: "Давайте будем честными. Неужели нынешний Кабинет Министров заинтересован в канун выборов в местные органы власти принимать решение о повышении тарифов? Неужели он не понимает, что авторитет власти при этом будет падать?".

Вывод очевиден: иного выхода нет. Просто нужно делать все, чтобы не допустить развала экономической системы Украины. Хоть все понимают, что электоральные потери от принятия такого решения будут немалые. Это во-первых. Во-вторых, нужно определиться с тем, как оградить людей, а не заниматься самим процессом, – то, что происходит в Верховной Раде, не результат, а процесс. Я предложил: давайте слушать не общие рассуждения, а выводы комиссии, которая по закону имеет право устанавливать тарифы, а также составляющие тарифов, и что получит каждая семья по категориям, и какие меры позволят смягчить возможный ценовой удар. Но хочу отметить: до января следующего года тарифы (за исключением цены на газ), согласно уверениям правительства, повышаться не будут. Поэтому давайте конкретно скажем людям, на каком свете они находятся.

То есть таково ваше объяснение того, что Верховная Рада провалила пакет социальных инициатив от оппозиции: не было другого выхода?

Не было пакета социальных инициатив. Нечего было проваливать. Если мы говорим о том, что нужен мораторий на закон о повышении пенсионного возраста, то никто не вносил проект закона о повышении пенсионного возраста. Так о каком социальном пакете идет речь?

Верховная Рада поддержала предложения Киевсовета о расширении ее полномочий. Между тем, по вашим словам, до местных выборов этого не должно было произойти. И все-таки это произошло. Почему?

Верховная Рада приняла решение, давшее право жителям города Киева или городскому совету, который люди дважды избирали за последний период, формировать или не формировать районные советы. В законе никоим образом не идет речь об их отмене. Должен вам сказать, что, в соответствии с законами Украины, таким правом пользуются все общины всех городов. Исключение составляет Киев, потому что в свое время закон "О столице" принимали под определенное лицо – с учетом, в частности, и тех процессов, которые происходили в Киеве в плане борьбы за власть. Верховная Рада не брала на себя противоречивую миссию отменять районные советы, поэтому разногласия с тогдашними моими словами нет.

Сегодня почти 30 городов имеют в своем составе районные советы, в других городах они ликвидированы. Но я еще раз подчеркиваю, что являюсь категорическим противником того, чтобы в процессе игры менять правила. Нужно жить по принципам, а не играть с ними. Дальше пусть либо путем референдума, либо другим способом принимают решения те, кто должен нести за них ответственность. А в целом считаю, что нам нужно отказаться от такого атавизма, как районные советы в городах, которые ничего не решают, но много на себя тянут.

Вы считаете районные советы атавизмом. Похоже, что такого же мнения и другие чиновники, поэтому вариант с их ликвидацией вполне возможен. Кроме того, парламент также принял изменения к закону "О столице", которыми дал возможность Президенту Украины назначать главой КГГА лицо, не являющееся одновременно городским головой. Источники утверждают, что этим лицом станет нынешний первый зам Черновецкого Александр Попов. Означает ли это, что власть в столице фактически будет контролировать Партия регионов?

Угроза не в Партии регионов, а в том, будут или не будут выполняться решения, улучшающие жизнь людей. Что же касается того, что Президент может назначить главу КГГА, то напоминаю, что город Киев имеет статус определенной территориальной единицы (у нас в Украине 27 регионов – 25 областей, а также города Киев и Севастополь). Соответственно, в каждой области Президент назначает главу госадминистрации. С таким же успехом можно было бы говорить об угрозах, исходивших от Ющенко, когда он назначал своих губернаторов. Если следовать этой логике, можно утверждать, что угроза распространяется на всю страну. Какое решение примет Президент – посмотрим. Если это будет Попов, это тоже будет логично. Мне нравится, что Попов не демонстрирует склонность к большой политике, это – его плюс.

Верховная Рада начала новый политический сезон и теперь он проходит под знаком блокирования трибуны. Удастся ли побороть эту "привычку" или, возможно, ситуацию переломят досрочные парламентские выборы, которые политологи уже прогнозируют на 2011 год?

Могу разочаровать политологов: в ближайшее время у них не будет возможности заработать сумасшедшие деньги, потому что местные выборы мы не учитываем – там не "крутятся" такие деньги. А теперь о продуктивности. Смотря что считать ее критерием? Если количество продуцируемых решений, то за последний период Верховная Рада демонстрирует бешеную активность. А вот если исходить из состояния, в котором находится страна, похвастаться нам особо нечем. И что касается блокирования трибуны. В среду оппозиция решает, какие вопросы вносятся на рассмотрение Верховной Радой. В прошлую среду представители оппозиции заблокировали трибуну, и это несмотря на то, что тогда, – 8 сентября – было решение продолжать работу до тех пор, пока не будут рассмотрены все ими же предложенные вопросы. Поэтому комментарии излишни. Очевидно, что речь идет не о работе, а о том, что из-за пределов Верховной Рады фракции БЮТ поступило четкое указание: блокировать. И они блокируют...

А зачем?

Думаю, поставлена задача заблокировать деятельность государственных институтов. То есть революция продолжается. Не закончилось еще выяснение отношений после президентской кампании. И это досадно.

Кстати, о революции. Вы предостерегли парламентариев от повторения ситуации 10-летней давности, имея в виду, очевидно, так называемую "бархатную революцию", когда часть депутатов перенесла заседание Рады в Украинский дом, где было сформировано новое парламентское большинство. Правильно ли я понимаю?

В том числе и это. Но в большей степени я имею в виду события, начавшиеся в 2001 году, а точнее – в конце 2000-го. Тогда имели место и острая постановка вопроса о демократии, свободе слова, а за этим – исчезновение журналиста, так называемый "кольчужный скандал", и акции на майданах... Если проанализировать тенденции и проследить их совокупно, увидим, что сейчас осуществляется тот же сценарий. Принимая это во внимание, я посчитал необходимым привлечь внимание к тому, чего пока не замечают ни политики, ни экспертная среда.

Но все вами перечисленное – и посягательство на свободу слова, и исчезновение журналиста Гонгадзе в 2001-м – все-таки имело место. Или вы так не считаете?

Я считаю, что это была провокация. Так же, как и сегодняшние попытки толкнуть Украину на тот же путь. Потому что как только Украина начинает вставать на ноги, предпринимаются акции, которые останавливают наше государство и отбрасывают его назад. Могу сказать даже больше: сегодня снова разгорается борьба за Украину, как и десять лет назад.

Разрешите вас "утешить": движение "Украина без Кучмы" было массовым и, кажется, бескорыстным. Это, так сказать, "от души". Митинги же нынешней оппозиции не собирают под стенами Верховной Рады бывших майданов. Поэтому, исходя хотя бы из этих соображений, волноваться не о чем...

А это смотря как считать численность акций. Различные стороны заявляют о разном количестве своих сторонников. Кроме того, все, что происходит сейчас, – это пока только репетиция...

Так, на ваш взгляд, 2001 год может повториться?

Я ничего непредсказуемого не говорю. Все проблемы, о которых я говорил ранее, нынче актуализированы. Могу предложить вам поднять мое обращение от марта 2009 года о том, что нам надлежит сделать, чтобы предотвратить развитие в Украине негативного сценария. Тогда на это обращение никто не отреагировал. И если прочитать его сегодня, то станет ясно, что его актуальность и злободневность только возросли.

Движение "Украина без Кучмы", к сожалению, (или к счастью?) потерпело поражение. Но теперь понятно, кого вы подразумеваете под людьми, которые "колотять" страну. Думаете, у сегодняшних "заколотників" есть шанс?

Есть разница между "заколотниками" и теми, кто "колотить" страну. Давайте будем в этом плане корректными. Но если проанализировать, с каких пор у нас бесконечные акции, постоянное недовольство и поиск врагов, станет очевидным, что у этих людей одна любовь, постоянная и доминирующая, – к власти. А поскольку этой власти нет, то отсюда и "колотнеча" в обществе. Я всегда говорил, что нам нужна сильная оппозиция как предохранитель от непродуманных решений власти. Но не должно быть боевых действий, которые уже напоминают войну против собственного народа. Потому что даже если события разворачиваются не по твоему сценарию, не надо разрушать страну.

Насколько возможно сегодня переформатирование коалиции? В частности, уход из большинства коммунистов?

Меня не интересует коалиция и оппозиция, меня днем и ночью беспокоит один вопрос: Верховная Рада Украины. Я, если работаю, то всецело отдаюсь работе. Считаю также, что как глава Верховной Рады неплохо выполняю свою работу. И если мы выходим из тупика и находим компромисс, то это, как правило, благодаря предложениям, которые мне удалось сформулировать, выслушав каждого. Что же касается изменений, то оснований для существенных перестановок я не вижу. Из коалиции никто не уйдет, точно так же, как не будет и существенного притока из оппозиции во власть. Основная масса определилась, и можно будет говорить разве что о незначительных перемещениях. Я, как никто другой, заинтересован в стабилизации ситуации, и из чисто прагматических соображений не заинтересован в том, чтобы у коалиции было конституционное большинство. Потому что тогда возникнет соблазн решать сложные вопросы простым путем. А такие решения должны приниматься ответственно, а не по взмаху руки. Потому что они будут иметь большое значение для Украины, и я хочу, чтобы они были позитивными или преимущественно позитивными.

Судя по вашим словам о том, что желающие войти в большинство в него уже вошли, появления конституционного большинства в 300 голосов можно уже не ждать?

А его никто и не ждет. Разве что занимающиеся прогнозами на уровне астрологов.

Вы, комментируя соответствующую инициативу КПУ, заметили, что парламент не поддержит отставку Сергея Тигипко. Кто из членов правительства, по вашему мнению, может быть уволен в ближайшее время?

Я не комментирую, а даю оценки. И они, как правило, оказываются точными. Сегодня не время для кадровых изменений, и говорить о них нет оснований. Любое кадровое изменение порождает обиженных. А об обиженных у нас очень любят говорить. Принимая во внимание избирательную кампанию, никто сознательно не пойдет на то, чтобы кому-то повышать рейтинг.

Я поняла ваш ответ. Но по одной личности хочу все же сделать уточнение, потому что речь идет о премьер-министре. Возможна ли осенью отставка Николая Азарова, как об этом говорят обозреватели и эксперты?

Это исключено.

Ваш прогноз относительно рассмотрения Конституционным судом конституционности закона №2222 от 8 декабря 2004 года – будет ли отменена политреформа?

Я не берусь прогнозировать решения Конституционного суда, учитывая историю деятельности Конституционного суда. Вместе с тем уверен, что судьи КСУ чувствуют колоссальную ответственность в связи с тем, что им надлежит рассматривать представление 252 народных депутатов о проверке на конституционность действий Верховной Рады 2004 года в процессе внесения изменений в Конституцию. Потому что всякое решение может иметь важные последствия для страны. Следовательно, мое предложение заключается в том, чтобы не провоцировать сегодня очередную политическую кампанию, в ходе которой мы все будем заниматься конституционным процессом, а создать рабочую группу, костяк которой составляли бы не политики, а ученые-специалисты, которые всесторонне рассмотрели бы Конституцию и сопоставили бы конституционные положения с нашей жизненной практикой, – что сегодня работает, а что – нет. И что требует усиления, как, в частности, положения, декларирующие бесплатное медицинское обслуживание или обучение... Конституция должна работать совершенно – вот над чем нужно трудиться. А также решить вопрос с организацией власти на местах. Устранить дублирование полномочий между Президентом и правительством и тому подобное. Словом, я выступаю против очередных кампаний и скорых решений. Это сегодня не та проблема, без решения которой страна не сможет жить. Когда будет высокая степень готовности общества, тогда и сосредоточимся на этой теме.

Но судя по тому, что в команде Виктора Януковича уже анонсируют новый проект Конституции (в частности, о нем говорит Сергей Левочкин), отмена политреформы – дело почти решенное? Вот вам и готовность общества – похоже, что на Банковой все решено без участия общественности...

Конституционные изменения – это не блины, которые можно печь ежедневно. Любые изменения придут в Верховную Раду, потому что прерогатива в принятии конституционных решений - у парламента. Могут быть различные инициативы и проекты, но доведение их "до кондиции", которая была бы приемлемой для общества, будет осуществляться в Верховной Раде Украины. Поэтому, чтобы притушить этот ажиотаж, нужно перевести его в плоскость практической работы, и, как я уже говорил, сформировать соответствующую рабочую группу. На завершающем этапе, я считаю, мы должны выйти на конституционную комиссию, которая должна быть и представительской, и авторитетной. Пусть она подготовит документ, который можно предложить и обществу, и Верховной Раде. А вообще, я боюсь людей, за одну ночь пишущих Конституцию. Потому что этот документ – не только набор статей и глав, это еще и учет обычаев, традиций, ментальности, уровня развития общества, во всех его измерениях и тому подобное. Нужно иметь способность заглянуть за горизонты и суметь увидеть вперед хотя бы лет на 5-10, чтобы понять, как будет развиваться мир и Украина. И вот, исходя из всего этого, создать документ, который стал бы своеобразным общественным договором между властью и народом и сыграл бы консолидирующую и созидающую роль.

То есть вы сторонник того, чтобы Конституция принималась в парламентских стенах, а не на референдуме?

Я сторонник действующей Конституции, а в действующей Конституции зафиксировано, что если изменения касаются определенного ряда разделов, их нужно выносить на референдум. Если речь зайдет о тотальном переосмыслении Основного Закона, конечно, референдума не избежать, но в конечном итоге продукт, который должно получить общество, будет приниматься Верховной Радой Украины.

На референдуме всегда можно получить нужные власти ответы. Все зависит от того, как сформулировать вопрос...

Тут я с вами согласен. Но в вопросах Основного Закона играть с народом – это все равно, что играть со спичками на цистерне с бензином. Не стоит этого делать... Но, надеюсь, никто не будет пытаться обыграть определенные вопросы в свою пользу – жизнь быстротечна, и принятые новации могут обратиться против их же инициаторов.

Вопрос относительно парламентских выборов 2012 года. Согласно последним социологическим опросам, Блок Литвина не преодолевает 3-процентный проходной барьер. Вы готовы к тому, что сейчас подходит к концу ваша последняя каденция?

Должен вам сказать, что все рейтинги носят сезонный характер, они долго не задерживаются. Я не гонюсь за рейтингами, потому что предпочитаю иметь дело с людьми мыслящими, а их не так много в украинском обществе. Не даром я предлагал на открытии сессии Верховной Рады утопическую вещь – прекратить войну рейтингов. Тем более что имеющие деньги имеют и соответствующие рейтинги. Впрочем, как метко сказал один сатирик, социология в отношении рейтингов – это послание тупых еще более тупым.

Словом, в 2012 году вы настроены на победу?

Я настроен на жизнь в 2012 году. Мне важно, чтобы страна не проиграла. А уж политики не пропадут.

Интервью взяла Наталия Лебедь, "Главред".



Архив
Новости

ok