подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Ганс-Юрген Гаймзет

Ганс-Юрген Гаймзет: Мы рассматриваем себя как партнера в экономическом развитии Украины и проведении экономических реформ

Германия — очень важный политический и экономический влиятельный актер не только в Европейском Союзе, но и в мире. Это очень хорошо осознают в Украине. И, наверное, именно поэтому после летних каникул свой первый официальный визит глава Украинского государства осуществит в Германию 30 августа. Какой хороший знак со стороны Виктора Януковича увидели в Берлине в преддверии этого визита? Какой видят в Германии перспективу немецко-украинских отношений и в целом европейскую перспективу Украины? Об этом "Дню" — в интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Германии в Украине доктора Ганса-Юргена Гаймзета.

— Господин посол, какие ожидания возлагает на визит главы Украинского государства в Берлин немецкая сторона?

— Я бы хотел выделить три пункта. Прежде всего — это четкая направленность Украины в сторону Европейского Союза. Второе — рост веры в то, что демократические процессы будут продолжаться и усиливаться. В частности, будет продолжаться укрепление свободы слова и активная поддержка прав человека. В-третьих, ожидается, что будут даны импульсы нашим двухсторонним экономическим отношениям. Мы рассматриваем себя как партнера Украины в том, чтобы продолжались необходимые экономические реформы, мы надеемся на новую динамику для развития инвестиций и торговых отношений.

— Ваша коллега — госпожа Зарудная — сказала в интервью "Немецкой волне", что во время этого визита будет обсуждаться две темы: отмена виз для украинцев со стороны ЕС и борьба с терроризмом. Можно ли ожидать, что Германия поддержит Украину в этом вопросе?

— Меня не удивит то, что тема виз также будет затронута во время переговоров украинского Президента и канцлера Германии. Мы вступаем в новую фазу наших отношений — сейчас разрабатывается с ЕС план действий, который предусматривает либерализацию визового режима. Другими словами, мы вступаем в оперативную фазу этого процесса. Я также считаю возможным то, что будет затронута тема терроризма. Особенно если учитывать присутствие в составе делегации также и министра внутренних дел.

— С немецкой точки зрения, реально желание Украины получить к Евро-2012 безвизовый режим для украинских граждан со стороны ЕС?

— Конечно, нужно себе ставить цели. Но я бы не рекомендовал ставить перед собой слишком большие ожидания, поскольку в прошлом это приводило к разочарованиям, причем слишком часто.

— Не вызывают ли разочарования в Германии последние события в Украине, в частности, попытки одной из близких к властям фигуры через суд отобрать частоты в двух телеканалов, а также принятие закона о местных выборах, который вызвал критику не только в Украине, но и за рубежом?

— Необходимо учитывать два различных пункта. С одной стороны, важна свобода прессы и нужно внимательно следить за тем, что происходит на самом деле. Я думаю, что нельзя все подытоживать под одним вопросом. Вопрос о местных выборах находится в другой плоскости, на другом уровне. Действительно, мы с большим вниманием следим за этим законом, и я рад, что Президент проявил инициативу, чтобы изменить эти проблематичные пункты. Это хороший знак в преддверии визита. В интересах Украины, чтобы местные выборы прошли по высшим стандартам.

— Господин посол, действительно ли исчерпан инцидент с задержанием в Борисполе руководителя украинского Фонда Конрада Аденауэра Нико Ланге, как об этом заявили в МИДе Украины? Вы, наверное, слышали заявления некоторых украинских экспертов, которые считали, что в этой связи Меркель не стоит принимать Януковича.

— После этого случая Нико Ланге уже несколько раз беспрепятственно въезжал и выезжал из Украины. Поэтому острой проблемы здесь нет. С другой стороны, в некоторых важных политических кругах в Германии создалось впечатление о том, что деятельность немецких политических фондов в Украине не очень приветствуется. По моему мнению, этот визит следует использовать для того, чтобы надежно избавиться от такого впечатления.

— А как тогда вы оцениваете заявление Генеральной прокуратуры Украины от 30 июля, что гражданин Германии Нико ЛАНГЕ был задержан по поручению Службы безопасности Украины из-за его вмешательства во внутренние дела Украины?

— Мне кажется, что это понятие происходит совсем из другого времени. Некоторые страны пользуются этим понятием еще и сегодня. Нужно учитывать, что эти фонды действуют в Украине в определенном политическом пространстве. Все, чем они занимаются, прозрачно. Их деятельность можно проследить и даже увидеть на веб-сайте. Все это идет самым лучшим образом на пользу усиления демократического развития Украины. Нужно также учитывать, что все политические фонды являются отличительной чертой политического ландшафта Германии.

— Многие эксперты на Западе, да и в самой Украине, высказывают обеспокоенность относительно того, что украинская власть, похоже, собирается скорее следовать примеру российской власти, которая в свое время тоже начинала с того, что брала под контроль средства массовой информации, закрывала иностранные фонды, ограничивала деятельность неправительственных организаций. Нет ли в Германии таких опасений?

— Сравнения всегда хромают. Как мне известно, немецкий Фонд имени Аденауэра работает в России.

— Что может и должен сделать Евросоюз, чтобы украинское руководство, которое заявляет о стремлении интегрироваться в ЕС, не на словах, а на деле проводило в жизнь европейскую модель управления и следовало европейским принципам демократии, обеспечивало свободу слова и собраний и не пыталось достигать стабильности, беря в качестве примера российскую модель суверенной демократии?

— Собственно, это является выбором украинского народа. Именно он решает, а не мы. Я считаю, что, избрав Виктора Януковича Президентом, украинский народ не изменил направление своего развития. Потому что Президент много раз заявлял о том, что он заинтересован в продолжении движения в сторону Европейского Союза.

— Господин посол, а может ли украинская сторона рассчитывать, что в ходе этого визита госпожа Меркель четко выскажется о европейской перспективе Украины или, по крайней мере, согласится вписать фразу о европейской перспективе нашей страны в новое Соглашение об ассоциации?

— Чтобы выяснить вопрос, где находится Украина, достаточно посмотреть на географическую карту. Я считаю, что Президент очень правильно сказал в одном из своих выступлений: "Мы можем и должны стать европейцами, что касается качества жизни, защиты прав человека, предсказуемости и эффективности государственной политики, прежде чем возникнет технический вопрос приглашения Украины в ЕС". Хотя я считаю, что это не только технический вопрос. Решающим является то, что Украина должна сама предпринять шаги в сторону Европейского Союза, чтобы потом решать этот вопрос.

— А как все-таки относительно включения фразы о перспективе членства Украины в ЕС в новое Соглашение об ассоциации?

— Сейчас этот вопрос таким образом не стоит.

— В последнее время было много разговоров о роли Германии в выходе ЕС с кризиса, в частности, спасения Греции. Глава хедж-фонда Soros Fund Management Джордж Сорос в интервью Die Zeit заявил, что Германия губит Евросоюз и евро. "Политика Германии — опасность для Европы, она может разрушить европейский проект. А действия Германии, направленные на снижение дефицита бюджетов стран-соседей, могут привести к "продолжительной стагнации или чему-то более худшему", — цитирует его издание. Как вы прокомментируете это?

— Я не комментирую высказывания финансовых жонглеров. У них есть свои собственные интересы. Г-н Сорос очень умный и опытный человек. У него, очевидно, были собственные причины говорить так. Но Германия до сих пор правильно решала вопрос, как сохранить свой стабильный экономический курс. Сейчас неправильно ожидать от Германии несолидной бюджетной политики. И это фактически не соответствуют существу Германии, которая является гарантом стабильности. Эта черта в свое время укрепила германскую марку и выведет сегодня еврозону из кризиса.

— А что вы скажете на появление в западных СМИ статей, в которых говорится о мрачных перспективах ЕС. Чешское издание Ekonom в статье "Падение Европейской империи" сравнивает Евросоюз с Римской империей. Збигнев Бжезинский в интервью под названием "Закат Европы" говорит о дезинтеграции ЕС? Что вы думаете по этому поводу? Действительно ли европейский проект находится под угрозой?

— Несомненно, это правильно, что в последнее время были проблемы с евро. Но, я должен сказать, что слишком часто слышал о закате Европы и Европейского Союза, чтобы действительно придавать этому большое значение. К счастью, европейская экономика не обращает внимания на такие жуткие сказки. Экономика ЕС в последнем квартале серьезно выросла, а Германия со своим приростом в 2,2 % была локомотивом роста — и не только в Европе. Европейские институции сильны и в кризисной ситуации хорошо поработали. Конечно, есть надежда, что из событий последних недель будут сделаны соответствующие выводы и имеющиеся в ЕС прорехи будут закрыты. Нужно видеть, что проблемы финансовых рынков не связаны с Евросоюзом. Это глобальные проблемы. В этом случае важно, чтобы те страны, которые не хотели подвергаться более сильной координации и у которых самих дела идут не очень хорошо, были готовы к более суровым действиям.

— А если посмотреть немного дальше в будущее. Будет ли Берлин поддерживать расширение ЕС как инструмент усиления своего "мягкого" влияния и роли в мире?

— Вам известно, что Европейский Союз был проектом, рассчитанным на расширение зоны стабильности, благополучия и мира. И с этой задачей до сих пор ЕС справлялся почти чудесным образом. А проблема в последнее время заключалась в том, что структуры, которые вначале были рассчитаны всего на шесть государств, сейчас должны работать для более чем 25 стран. Естественно, необходимо определенное время для того, чтобы новые страны-члены ЕС стали такой частью Евросоюза, чтобы не возникало желание у так называемых экспертов предсказывать "закаты" или "падение Европейского Союза". Сейчас происходят очень заметные исторические процессы, но не следует ожидать, что в течение двух-трех лет они принесут ожидаемые результаты. Я уверен, что расширение ЕС будет продолжаться. Но существует разница, идет ли речь о таких государствах, как Хорватия, сравнительно небольшая страна, которая уже сейчас имеет стандарты, близкие к Европейскому Союзу. Или речь идет о больших государствах с очень большим населением. В настоящее время существуют уже много государств, которые де-юре не являются членами Евросоюза, но де-факто у них уже существуют стандарты на уровне ЕС и де-факто они практически входят в Евросоюз. Эти страны связаны с ЕС множеством двухсторонних договоров.

— Г-н посол, у многих украинцев складывается впечатление, что Франция и Германия конкурируют в борьбе за модернизацию России. В мае с большой делегацией в России побывал президент Франции, а в июле — канцлер Германии. Не кажется ли вам, что ваша страна уделяет мало внимания Украине, которую, по мнению многих экспертов, важнее модернизировать, чтобы она как успешная демократическая и свободная страна стала примером для простых россиян?

— Прежде всего я вначале сказал, что мы рассматриваем себя как партнера в экономическом развитии Украины и проведении экономических реформ. Модернизация Украины — такая же тема, как и для соседних стран. В политическом плане после 2004 года появилось много ожиданий. Сегодня рассчитывают на то, что политические достижения будут сохранены, а к ним прибавятся экономические реформы. Пока — если не учитывать цифры инвестиций в первом полугодии — западные предприниматели еще не очень убеждены. Необходимо завоевывать доверие, а постоянное вмешательство государственных органов не очень этому способствует.

Необходимо, чтобы существовало больше юридических гарантий для предприятий, чтобы к иностранным предприятиям относились в равной степени, как к украинским. Также необходимо уменьшить влияние бюрократии. Я уверен, что Президент Янукович, который в Берлине будет встречаться и с представителями германской экономики, внесет свой вклад и обратит внимание германской экономики на Украину и на ее развитие в настоящее время. Заинтересованность экономики Германии в Украине существует.

— Говоря о теме модернизации России, нельзя не обратить внимание на то, что российская сторона видит ее, в первую очередь, как обретение передовых западных технологий. Почему бы ЕС не использовать свою "мягкую силу" и делать в отношениях с Россией больше упор на модернизацию, в первую очередь, российского общества, внедрение европейских стандартов демократии, свободы слова, свободы собраний?

— Не мне комментировать политику в отношении России. Российское руководство знает, что модернизация необходима. И это касается не только экономики. Европейский Союз высказался за готовность к сотрудничеству и партнерству в этой сфере.

— Вы, наверное, знаете, что некоторые страны-члены ЕС и НАТО предостерегают об опасности продажи России современных вооружений, к примеру, Францию, которая практически уже согласилась продать России вертолетоносцы. Также появились сообщение о продаже российским вооруженным силам итальянских БТР. В начале года сообщалось, что Россия рассматривает возможность покупки лицензии германской субмарины проекта 212. Действительно ли Германия готова последовать примеру Франции и будет вооружать Россию, которая, по мнению многих экспертов, ведет себя непредсказуемо?

— У меня об этом нет никакой информации. Германия очень внимательно рассматривает вопросы по экспорту вооружений. Я считаю, что ни в одной стране мира нет таких суровых правил и требований по контролю за экспортом вооружений, как в Германии. Я уверен, если и был бы заказ в таком плане, то проверка и контроль были бы такими же строгими, как и в других случаях.

— Хотелось бы завершить интервью оптимистической нотой. Расскажите нашим читателям, как развиваются контакты между гражданами наших стран, удается ли увеличить обмен между молодежью наших стран?

— Я очень рад, что нам в этом году удалось провести очень успешные дни Германии в Крыму. В рамках этих дней также состоялся визит одного из самых современных научно-исследовательских судов в Севастополь. Благодаря этому посещению возникли новые проекты сотрудничества с Академией Наук Украины, в частности, в сфере биологии морей. Из проведенных в прошлом году Дней германской науки возникает все больше контактов между молодыми украинскими и немецкими учеными. Я считаю очень важным, чтобы Украина уделяла больше внимания этому вопросу. Я рад, что 9 000 украинцев учатся в университетах Германии, из них свыше 1 000 получают стипендии. Украине необходимо открыться, способствовать увеличению мобильности. К сожалению, есть и обратные тенденции. Это вызывает мою озабоченность: сумеет ли Украина подключиться к будущему науки. Хотел бы порекомендовать и пожелать, чтобы в вашей стране изучали все больше иностранных языков: немецкий, английский, французский. Это альфа и омега для того, чтобы Украина стала той частью Европы, которой хотят стать многие молодые украинцы.

— И Германия не видит угрозы наплыва украинской рабочей силы?

— Украина — страна огромного потенциала, который будет дальше развиваться. И это очень важно для Европы. Этот потенциал заключается в сельском хозяйстве, в природных ресурсах. Но, прежде всего, этот потенциал заключается в молодых и широко образованных украинцах.

Интервью взял Мыкола СИРУК, "День"



Архив
Новости