Интервью 2016-10-23T05:12:48+03:00
Українські новини
Андрей Портнов

Андрей Портнов

Андрей Портнов: следующей будет реформа уголовной юстиции и закона о прокуратуре

Судебная реформа не сможет в короткие сроки сделать суды лучше и справедливее, но уже в ближайшее время украинцы ощутят ее положительный эффект, заявил в интервью специальному корреспонденту Елене Геде один из авторов реформы – заместитель главы администрации президента–руководитель Главного управления по вопросам судебной реформы и судоустройства Андрей Портнов.

– В пятницу судьи Верховного суда (ВС) обратились к президенту, Кабинету министров и Верховной раде с просьбой внести изменения в новый закон о судоустройстве. По-вашему, это можно расценивать как попытку затягивания реализации судебной реформы?

– Мне кажется, судьям Верховного суда пора прекратить бороться за власть, смириться с тем, что произошло, и, воспользовавшись возможностью, которую предоставил законодатель, перейти на работу в любой суд, в который они захотят. При этом замечу – перейти, сохранив за собой все гарантии (и социальные, и материальные), которые уважаемые судьи Верховного суда имели до того, как был принят закон, в соответствии с которым состав суда должен быть сокращен до 20 человек. В то же время судьи ВС могут продолжить работу в этом суде – законодатель предусмотрел и такую возможность. В этом случае ВС будет сокращаться эволюционным путем, сколько бы это ни продолжалось, 10, 20 лет. Мы считаем, что пора переходить к конструктивной работе и прекратить критику. Судьям Верховного суда не нравится этот закон, а, например, судьям высших специализированных судов и судьям апелляционных судов – нравится. Поэтому я уверен, что глава государства не будет выходить с инициативой внесения изменений в закон по мнимому пожеланию отдельных судей.

– Вы сказали, что все судьи Верховного суда, если захотят, смогут сохранить свои должности. Но ведь закон предусматривает сокращение его состава до 20 судей.

– В переходных положениях закона сказано, что Верховный суд работает всем составом, с тем количеством судей, которое есть на сегодняшний день, в пленарном режиме до тех пор, пока число судей в нем не будет составлять 20 человек. Законодатель запретил принуждать судей Верховного суда куда-то переходить или рекомендовать им какую-то работу, если у них нет такого желания. Верховная рада также предусмотрела, что если судья ВС хочет перейти в Высший специализированный суд по рассмотрению уголовных и гражданских дел или Высший административный суд, то для этого ему достаточно написать заявление, и парламент обязан перевести такого судью в тот суд, в который он захочет. А если судья не хочет никуда переходить, он продолжает работать в Верховном суде.

– Предусмотрен ли механизм определения этих 20 судей из 79 судей ВС, которые сейчас состоят в штате? Будет проводиться конкурс?

– Пока состав ВС из 20 человек не сформируется эволюционным путем, пусть они работают имеющимся составом. Главное – законодатель зафиксировал, что теперь судьи должны заседать пленарно, то есть все вместе, поскольку новым законом ликвидируются все палаты. А так как дел в ВС теперь будет приходить меньше, потому что процессуальный закон предусмотрел, что 99% решений будут приниматься высшими специализированными судами, это означает, что количество дел в Верховном суде резко уменьшится. И мы уверены, что Верховный суд справится с заседаниями в пленарном режиме.

– Собственно судей интересует один вопрос – создание Высшего специализированного суда. Почему, например, было решено разместить его в административных помещениях, где сейчас находятся палаты Верховного суда?

– Рада предусмотрела, что штат Верховного суда будет сокращаться на то количество судей, на которое будет увеличиваться штат Высшего специализированного суда по рассмотрению уголовных и гражданских дел. И этому суду нужно будет где-то разместиться, поэтому мы предусмотрели образование нового суда на той территории, где сегодня находится Верховный суд. Это сделано для удобства судей ВС, чтобы они могли даже не выезжать из своего кабинета. Например, судья работал в уголовной палате Верховного суда, а теперь на этом месте создан Высший уголовный суд, и получается, что он переходит туда на работу, фактически оставаясь в своем кабинете.

– Новый суд, о котором вы говорите, должен быть создан уже 1 октября и начать работу 1 ноября. Что будет происходить до октября и чем будет заниматься суд в тот период времени, когда он уже будет создан, но еще не приступит к работе?

– 5 августа министр юстиции Александр Лавринович в соответствии с законом о судоустройстве официально обратился к президенту Виктору Януковичу с просьбой создать Высший специализированный суд по рассмотрению уголовных и гражданских дел. Теперь мы ждем подписания соответствующего указа главой государства. После того как он будет подписан, парламентарии начнут назначать судей и переводить в него судей ВС. До тех пор пока суд не начнет функционировать – а это, возможно, затянется на месяц,– все уголовные и гражданские дела, которые до этого момента поступили в Верховный суд, будут рассматриваться им в том порядке, который действовал до вступления в силу закона. Это делается для того, чтобы сохранилась полная преемственность судебной власти. Мы четко предусмотрели, какое дело, в какие сроки, какой суд и в каком порядке рассматривает.

– Насколько реально провести эту работу в установленные сроки?

– Мы уверены, что все будет обеспечено в указанные сроки: до 1 октября создадим суд, а с 1 ноября он начнет работать.

– В Верховном суде заявляют, что из 79 судей ни один не подал заявление о переходе в другой суд. Если все они действительно еще лет на десять останутся работать в ВС, где будет найдено помещение для нового суда?

– Мы не исключаем, что для действующего Верховного суда будет найдено другое помещение, возможно, не в центре Киева.

– Там, где раньше был Киевский апелляционный административный суд? На окраине столицы?

– Это слишком радикально, но, например, конституционный суд Российской Федерации находится вообще не в Москве, а в Санкт-Петербурге.

– Кто сейчас персонально контролирует создание нового суда?

– В соответствии с Конституцией президент создает суд по представлению министра юстиции. Контролируют процесс создания суда органы, которые указаны в переходных положениях закона: Кабинет министров, отвечающий за финансирование и выделение помещения; Государственная судебная администрация, определяющая штатную численность судей; парламент, от которого зависит утверждение судей. Координировать весь этот механизм не обязательно, потому что каждое действие четко выписано в переходных положениях закона. Но для того, чтобы был единый координационный центр, президент подписал поручение, где установил жесткие сроки для Кабмина, Минюста и других органов, на которые, согласно Конституции, глава государства может влиять. К тем органам, которым президент не может дать поручение, он обратился с письмом – в частности, к председателю Верховной рады Владимиру Литвину. В нем Виктор Янукович просит ускорить процесс назначения судей. Что касается помещения, то соответствующее поручение уже дано правительству.

– Как будет проходить избрание главы нового специализированного суда?

– Механизм назначения четко описан в законе. Назначать главу Высшего специализированного суда по рассмотрению уголовных и гражданских дел будет Высший совет юстиции по представлению Совета судей общих судов, который, замечу, еще не создан. Он должен появиться после конференции представителей общих судов. Сейчас по всей стране проходят собрания судей, на которых выдвигаются делегаты. Конференция общих судов, как орган судейского самоуправления, выберет лучших судей и утвердит 11 человек – это и будет Совет судей общих судов. Аналогичные Советы судей будут созданы конференциями административных и хозяйственных судов. Это органы, которые будут обеспечивать защиту самоуправления и независимости судей, иметь серьезный статус и по их представлению Высший совет юстиции (ВСЮ) будет назначать судей на административные должности. Когда все эти советы будут сформированы, будет предложен руководитель Высшего специализированного суда. По нашим прогнозам, первые конференции судей пройдут в третьей декаде августа, в частности конференция судей хозяйственных судов – с 20 по 22 августа, конференция судей административных судов – с 20 по 25 августа, а конференция судей общих судов состоится предположительно в начале сентября.

– А вы сами верите в то, что руководители специализированных судов будут избраны в соответствии с профессиональными качествами, а не по политическим мотивам?

– Смотря что считать политическим мотивом. То, что их не будут назначать сверху, из администрации президента,– это я могу сказать точно. На самом деле судьи сами концентрируются вокруг наиболее влиятельных и авторитетных в судебной системе людей. Поэтому основная политизация вопроса будет внутри самих судов, именно там будет применяться политический инструментарий для того, чтобы конкурировать друг с другом. Но в любом случае если Совет судей административных судов предложит на пост главы, например, Иванова Ивана Ивановича, то эту кандидатуру не сможет отклонить или запретить уже никто – ни президент, ни Высший совет юстиции, ни Верховная рада.

– Почему реформа предусматривает один специализированный суд по рассмотрению уголовных и гражданских дел, а не два отдельных суда?

– Я даже не хочу объяснять это экономией бюджетных средств – это пафосно звучит. Объясняется это элементарной симметрией. У нас высшие специализированные суды находятся над апелляционными судами, которые традиционно рассматривают и уголовные, и гражданские дела, в них две палаты.

– Согласно реформе особо тяжкие уголовные преступления будут рассматриваться не апелляционными судами как судами первой инстанции, а районными. Вы уверены, что судьи райсудов достаточно квалифицированы для этого?

– Такая проблема есть. Тем не менее я считаю, что в судах первой инстанции работают очень квалифицированные люди – они рассматривают гораздо больше дел, чем в судах высшей инстанции, это так называемая работа "на земле". Именно эти судьи сталкиваются с гражданами и их проблемами. Есть, конечно, судьи, нарушающие присягу и закон, и они понесут за это ответственность. Вот, например, я докладывал президенту на нашей последней встрече о ситуации в Донецкой области. Там есть люди, которые по пять лет без приговора суда содержатся в следственных изоляторах. Это нарушение прав человека и присяги. Я, как член ВСЮ, начал дисциплинарное производство и сейчас проверяю такую информацию. И хочу, чтобы к нам, в Высший совет юстиции, обратились все, у кого есть подобная информация: ведь это абсолютно четко указывает на злоупотребление служебным положением представителями правоохранительных и судебных органов.

– Нарушение присяги – достаточно абстрактное понятие. Сколько решений, принятых конкретным судьей, должно быть отменено высшей инстанцией для того, чтобы ВСЮ принял решение о нарушении им присяги?

– Достаточно, чтобы было грубое нарушение закона. Законодатель не меряет нарушение количеством раз, а Высший совет юстиции не рекомендует к увольнению за совершение судебной ошибки. Судьи могут ошибиться или неправильно применить норму закона, который постоянно меняется. Для контроля за этим есть вышестоящий суд. Но когда судья грубо нарушает закон, например решением закарпатского судьи арестовывается имущество киевского предприятия, то для членов ВСЮ неправомерность такого решения очевидна, и оно квалифицируется как грубое нарушение закона. Высший совет юстиции за последние три-четыре месяца почистил судейские ряды, уволив таких судей в 100% случаев. Сейчас на очереди определенное количество судей, по которым открыто дисциплинарное производство, но которые пока не являются на заседания ВСЮ: инспирируют то болезнь, то отпуск. Но будьте уверены – сентябрь начнется с рассмотрения самых резонансных дел, в том числе по судьям высших судов, которые нарушали решения Конституционного суда о запрете повторной кассации.

– На сегодняшний день самое громкое – дело о нарушении присяги бывшим председателем Окружного админсуда Киева Олегом Бачуном, который обжалует решение об увольнении, принятое Радой по представлению ВСЮ. Он утверждает, что присягу не нарушал...

– ВСЮ в этом случае поступил правильно. Когда судья запрещает Нацбанку использовать регуляторную функцию, приостанавливая порядок осуществления банками отчетности, что сделал судья Бачун, то он грубо нарушает процессуальный закон. Об этом в Высший совет юстиции написал глава Национального банка Владимир Стельмах. В полученном нами постановлении правления НБУ указывается, что решение, принятое судьей Бачуном, затрагивает интересы банковской среды, регуляторную функцию центробанка и, как следствие, влечет за собой уменьшение возможностей для регулирования банковского сектора. Вторая часть этого дела – морально-этическая. Она, возможно, имеет субъективную оценку, но 64 авиаперелета, совершенные Бачуном,– доказанный факт. Когда судья говорит: "Да, я пользовался чартерными рейсами, но на Сардинию летал всего за тысячу долларов", то пусть суд назначит экспертизу и попробует заказать чартерный рейс на Сардинию за эту тысячу. Если это получится, я сниму все свои претензии и принесу свои извинения Бачуну, потому что именно по моему представлению он был снят с должности. По сути, человек решил, что может конвертировать судебное влияние в дорогой отдых, приятные полеты в отдельном самолете. За это и был уволен.

– В законе говорится о ликвидации военных судов с 15 сентября, при этом остается военная прокуратура. Кто будет рассматривать дела этой категории?

– Обычные районные суды. Если будут вопросы, связанные с государственной тайной, предусмотрено получение допуска к гостайне. Те суды, в которых наиболее часто будут рассматриваться дела, связанные с гостайной, будут оборудованы соответствующим образом. А ликвидация военных судов – это рекомендация европейского сообщества, это прогрессивный путь, которого от нас требовали наши европейские коллеги.

– А военная прокуратура останется?

– Мы просто еще не дошли до реформы уголовной юстиции. Конечно же, в ней не будет места военной прокуратуре. Это будет маленький отдел в органах прокуратуры.

– В новом законе закреплена разница между полномочиями председателя суда и руководителя аппарата суда?

– Теперь председатель суда – это человек, который просто отвечает за представительство суда. Например, если нужно от имени суда заключить какой-то договор или принять входящую корреспонденцию. Мы забрали у него право выписывать характеристику судьям, чтобы полностью убрать этот метод давления на них. В то же время остался целый ряд функций, которые кто-то должен осуществлять. Если бы мы их оставили у председателя, то сохранили бы его влияние на судью. Поэтому мы отдали эти функции руководителю аппарата, который будет назначаться Государственной судебной администрацией. Именно руководитель аппарата будет организовывать все, что связано с работой автоматизированной системы, деятельностью судебных распорядителей, помощников судей и секретарей судебных заседаний.

– И распределение дел теперь будет полностью автоматическим?

– Да, это предусмотрено законом, и Совету судей, который будет создан, дано полномочие утвердить соответствующее положение. Мы очень надеемся на помощь международных экспертных организаций, в частности USAID, которая оказывает Украине техническую помощь по данной программе. В стране уже действуют несколько модельных судов, например Ивано-Франковский апелляционный суд, который использует этот механизм. Автоматическая система распределения дел существует и в нескольких судах Днепропетровска, где показывает эффективную работу. Она должна быть имплементирована во всех судах, тогда суд будет более независим, в том числе от председателя. Кстати, рядовые судьи довольны реформой судоустройства еще и потому, что она позволит им выйти из-под ига председателя суда.

– Закон предусматривает возможность использования в судах региональных языков. Сможет ли судья во время процесса говорить на русском языке?

– Судопроизводство в Украине осуществляется на украинском языке – это четкий базовый принцип, и он записан в законе. Что касается национальных меньшинств и людей, которые не владеют украинским, они имеют право говорить на том языке, на котором они умеют, а суд обязан предоставить все возможности для того, чтобы профессионально перевести его показания. Но каждый судья должен вести процесс на государственном языке, и это не повод для дискуссии. На сегодняшний день закон также предусматривает, что весь документооборот ведется на украинском языке.

– Как вы считаете, нынешняя судебная реформа приведет к появлению в Украине независимых и справедливых судов?

– Давайте не будем легкомысленными. Любая страна в своих реформах движется к максимально справедливому суду и проводит соответствующие мероприятия. Легкомысленно говорить, что после этой судебной реформы в стране воцарится благоденствие и суд резко станет "самым справедливым и гуманным" – я бы не взял на себя смелость утверждать это. Но то, что мы сделали серьезный и глобальный шаг для того, чтобы украинский суд стал более справедливым, это не отрицают сами судьи. Реализация доктрины идет в двух направлениях: первое – в стране появился реальный механизм увольнения судей, нарушивших присягу, и мы это демонстрируем сейчас; второе – меняются процессуальные законы, благодаря чему граждане теперь могут быстро получать судебные решения. Что касается степени справедливости, то, если гражданину не ответили на его запрос в любой орган власти, суд просто обязан принять решение в его пользу и в пятидневный срок обязать орган власти ответить ему по сути. Наша задача состоит в том, чтобы гражданин почувствовал разницу: раньше он ходил по судам три-пять лет, сейчас время от рассмотрения иска в первой и до решения в последней судебной инстанции составит несколько месяцев.

– Есть ли в принятом законе о судоустройстве нормы, которые вы хотели изложить по-другому, но по тем или иным причинам сделать этого не удалось? С чем вы остались не согласны?

– Да, у меня была идея не записывать Высший совет юстиции как орган, который назначает судей на административные должности. Я считаю, что этого можно было не делать, так как вес самой админдолжности мы уменьшили настолько, что она перестала быть влиятельной. То, что мы дали ВСЮ такие полномочия,– это компромисс, по моему мнению – ненужный, из-за него мы нарвались на критику со стороны европейских экспертов и украинской оппозиции.

– Когда-то член ВСЮ, заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин говорил о необходимости ограничить неприкосновенность судей. Вы пошли по другому пути, наоборот, ужесточив процедуру возбуждения уголовных дел в отношении судей – теперь это может сделать только генпрокурор или его заместитель. Зачем?

– С одной стороны, мы реализовали идею Кузьмина. Потому что теперь, если генпрокурор обращается с представлением о даче согласия на задержание и арест судьи, парламент немедленно должен собраться и на первом же заседании рассмотреть этот вопрос. А раньше между генпрокурором и парламентом был еще глава Верховного суда, который мог годами не вносить представление. И, следовательно, Рада не могла приступить к рассмотрению этого вопроса. С помощью этого механизма судьи защищали друг друга и сами решали, отдавать кого-то из своих коллег в руки правосудия или нет. Поэтому предложение Кузьмина в этой части получило свое продолжение. Но в то же время мы не должны забывать, что судья, вынося судебное решение, должен не переживать, что в отношении него может быть начато уголовное преследование. Он должен иметь неприкосновенность, это мировой стандарт. И в этой части мы сохранили статус-кво.

– В законе говорится о создании Национальной школы судей, которая будет формироваться на базе уже существующей Академии судей. В чем будет принципиальное отличие нового от уже существующего учебного заведения?

– Такие заведения существуют в Европе, и мы взяли основные европейские принципы для организации работы нашей школы. Во-первых, она не будет подчиняться Министерству образования или другим органам исполнительной власти. Это будет учебное заведение, подчиняющееся самой судебной системе. Во-вторых, школа будет работать по специальной программе, в создании которой нам помогают USAID и международные эксперты. В школе будут заниматься не только подготовкой, но и переподготовкой судей. Без нее нельзя будет стать судьей. Рада специально усложнила допуск к этой профессии, чтобы судьями становились только умные и профессиональные люди. Все действующие судьи раз в несколько лет должны будут проходить двухнедельную переподготовку. Она будет проводиться за счет государственного бюджета, и граждане должны быть довольны, что судьи будут периодически ходить на лекции и постоянно умнеть.

– Какой будет следующая реформа?

– Следующей будет реформа уголовной юстиции и закона о прокуратуре. Это публичное обязательство Украины перед Парламентской ассамблеей Совета Европы, в которой Украина будет иметь честь председательствовать с мая следующего года. Поэтому при всем уважении к прокуратуре у нас, видимо, в самое ближайшее время начнется дискуссия с ними в части их дальнейшей роли и места в жизни страны. Без сомнения, правоохранительные органы будут выходить с мощной оппозиционной риторикой, и здесь столкнутся с одной стороны сильное правоохранительное лобби, а с другой – публичное обязательство Украины перед ПАСЕ реформировать систему правоохранительных органов.

– Когда вы предполагаете зарегистрировать законопроект об изменении уголовной юстиции?

– Я не ожидаю быстрого создания законопроекта, потому что это очень сложный механизм взаимоотношений. Эта реформа будет предусматривать и конституционные изменения. Судебную реформу мы проводили только в части того, что можно изменить законами. А ведь Венецианская комиссия дала целый ряд рекомендаций по изменению Конституции.

– Глава государства уже дал поручение реформировать уголовную юстицию?

– Над этим поручением работает сейчас наше управление в администрации президента совместно с Министерством юстиции. Мы проводим консультации, в том числе с департаментом юстиции посольства США, с экспертами Венецианской комиссии – со всеми, кто предлагает свои наработки, кто привязан к экспертным группам Европы. Но пока мы в стадии согласования основных принципов этой реформы.

– И все же, когда закон о реформировании уголовной юстиции должен быть принят?

– Это должно произойти до нашего председательства в ПАСЕ, то есть в течение девяти месяцев. Я вижу следующий план мероприятий: сначала мы определяем вектор – куда мы идем, закрепляем его основные положения на уровне экспертов – я имею в виду представителей Минюста, администрации президента и экспертов, работающих в парламенте, а также представителей Генпрокуратуры, СБУ и МВД. После того как определим основные принципы, мы будем просить главу государства провести совещание, чтобы снять возможные разногласия. И после того, как президент определит вектор, мы начнем работу над законопроектом.

Интервью взяла Елена Геда, "Коммерсант-Украина".



Архив
Новости
Адвокаты Порошенко угрожают "Украинской правде" за публикацию обвинений Онищенко 18:56
Украина не выполнила более 40 условий для получения очередного транша кредита МВФ 14:40
В Затоке проходит спецоперация по задержанию банды полицейских, судей, СБУшников и прокуроров 20:48
Непросто говорить о журналистике без политики, - Дуня Миятович про Диалог журналистских союзов Украины и России 15:18
В Осло вручили Нобелевскую премию мира президенту Колумбии 15:52
В Швейцарии выпустили электромобиль с садом живых растений 20:51
Национальный бренд Украины вошел в тройку лидеров по темпах роста стоимости 13:22
Суд арестовал авто, 8 земучастков и 3 жилых объекта братьев Клюевых 12:15
ESA показало, как будет выглядеть "полет над Марсом" 20:08
Инфографику составил Дэвид Маккэндлес. Фото: InformationisBeautiful.net
Инфографика мировых особенностей: Украина вышла в лидеры с KFC, а Венгрия - с порнозвездами 20:37
больше новостей

ok