подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Василий Цушко

Василий Цушко: взятки даже бутылками не беру. Не пью

Министр экономики рассказал о том, как его травили в 2007-м и хочется ли ему врезать Луценко за "Васю с водокачки".

— Начнем с вашего назначения. Кто вас рекомендовал на пост министра экономики? У многих экспертов это вызвало удивление.

—  Я закончил Одесский сельскохозяйственный институт, экономический факультет. До института окончил техникум с красным дипломом техника-механика. После института с 24 лет я работал в сельском хозяйстве, сначала экономистом, потом с 26 лет руководителем винодельческого совхоза. Мы производили приблизительно 6 тысяч тонн виноматериала. Работало у нас около 1000 человек. Я никого бы не допускал к управлению высшего ранга, пока они не пройдут цикл минимум в один год, например, в сельском хозяйстве от вспашки земли до уборки урожая, чтобы почувствовали экономику. Или на заводе мастером цеха. Экономика и производство – это как любовь. Есть любовь физическая, а есть любовь платоническая. Сначала вроде ничего, потом женился, но не срослось. Тоже самое и с экономикой. С 1994 года по 1998 я стал членом комитета по финансовой и банковской деятельности Верховной Рады Украины, с 1998 по 2002 – секретарь этого комитета, с 2002 по 2005 год я первый заместитель председателя этого комитета, а потом год с чем-то губернатор Одесской области, потом полгода снова в этом же комитете, после стал главой МВД. Так вот, критики берут, все это выбрасывают из моей биографии и говорят: "Колхозник". А стал министром экономики, начали уже кричать: "Мент". А я автор и соавтор 222 законов, экономических. Я вел акцизный блок в Раде. Спросите у любого представителя водочного, коньячного бизнеса и так далее, брал ли я у кого-нибудь взятки. Я даже бутылками не брал. Почему? А я не пью.

— Так как все-таки произошло ваше назначение в правительство?

— В 10 часов вечера 10 марта мне звонит господин Зайчук, завсекретариата Верховной Рады, говорит: "Завтра в 8 часов утра вы должны быть у меня, нужно будет заполнить бумаги, а в 10 часов утра вы должны быть в ложе правительства Верховной Рады. Вы будете назначены министром экономики". Все. Я пришёл, меня назначили.

— Что значит, мне позвонили, я пришел и меня назначили. А вдруг вы бы не захотели становиться министром экономики, а пожелали стать министром здравоохранения, вас бы назначили?

— А я захотел, пришёл, и меня назначили.

— И что, больше никто с вами ваше назначение не согласовывал?

— Я вас удивлю, но я за всю избирательную кампанию никому – ни Виктору Фёдоровичу, ни одному из руководителей его штаба – не говорил, что вот я отработаю, но вы мне какую-то должность дайте. Были выборы, избрали Президента, я пришел на инаугурацию и ушел заниматься своими вопросами, опять же никого ни о чем не прося. Все! Мне предложили, и сейчас я стараюсь оправдать доверие.

— Какую самую большую взятку вам предлагали как министру экономики?

— Даже не предлагают, потому что знают – я взяток не беру. Когда я был на посту губернатора Одесской области, мне предлагали пропустить воздушный НДС на 128 миллионов гривен, 30% моих, т.е. почти 9 миллионов долларов США.

— А когда были министром внутренних дел?

— Было. Приходили люди, у которых есть иммунитет. Предлагали, потому что знали, что выйдут из кабинета, так как есть этот самый иммунитет. Взятку предлагали за назначение начальника областной милиции. За такие должности тогда предлагали от 3 до 25 миллионов долларов, по крайней мере до меня доходила такая информация.

—  А как со взятками внутри самого Министерства экономики?

— Есть такой косвенный признак коррупционности. Если у нас в министерстве специально не выпускают документ или задерживают, или специально дают отрицательный или непонятный ответ там, где он может быть положительным, то моя задача определить, что это – непрофессионализм, бездеятельность или коррупция. Случаи с задержками документов у нас есть, людей я из-за этого поувольнял. Самый мутный департамент пока что, департамент госзакупок, в котором я уволил уже третьего директора за 4 месяца. Я запретил нашим департаментам давать ответ тем, кто к нам обращается, что нельзя и все. В документе же должно быть указано, а как можно решить вопрос.

— В СМИ много говорят о ваших отношениях с депутатом от БЮТ Антоном Яценко, которого связывают с так называемой "тендерной мафией". Говорят, что главным условием коммунистов, которые выдвинули вас на этот пост, являлось то, что все вопросы в Минэкономики должен решать именно Яценко. Так ли это?

— Познакомились с Яценко мы так. Когда я работал в Комитете по финансовой и банковской деятельности в третьем созыве в 1998 году, то делил один кабинет с бывшим председателем этого комитета Сусловым. Антон Яценко пришел молодым помощником Суслова, а потом Суслов Антона уволил. За что, не помню. Он обратился ко мне: "Василий Петрович, можно пока я трудоустроюсь, я побуду вашим помощником". Он у меня побыл два месяца помощником, а потом устроился где-то работать. Вот так мы познакомились. Естественно, будучи знакомым со мной, он подходил и просил: "Василий Петрович, переговорите, пожалуйста, чтобы меня принял такой-то и такой-то депутат". Я помогал. В этом есть моя вина, потому что человек вырос в интересного комбинатора. Что освоил господин Яценко? Он освоил игру именами, громкими фамилиями. Он это умеет. Вот на это повелся и я в начале своей деятельности в Минэкономики. Видимо, повлияло то, что 2 года я не был в коридорах власти. Оперируя громкими именами, а я не всегда мог проверить, Яценко удалось навязать кое-какие кадровые решения. Но потом человек возомнил из себя, что он министр экономики, а я у него в шестёрках. Я вызвал Яценко к себе, поговорил, потом по моей просьбе он вышел из моего кабинета и больше здесь не появляется. А я на следующий день поувольнял всех его кадров – директора департамента госзакупок, потом в других департаментах – девять или десять человек.

— А говорят, что вы даже заехали этому Яценко кулаком в лицо?

— Да как же можно бить депутата! У него же неприкосновенность. Если бы я побил депутата, то он бы обратился в суд. Но он же не обратился.

— А сколько килограмм у вас удар кулаком?

— Я бывший спортсмен. Я – борец и тяжелоатлет.

— Хорошо. А какие отношения связывают коммунистов и Яценко?

— Да откуда я знаю. Яценко - депутат из фракции БЮТ, входит в оппозицию. Больше я ничего не знаю, и меня это не интересует. Но если бы Яценко, как пишет пресса, был кадром коммунистов, то они бы настаивали на том, чтобы меня уволили.

— Не так давно вступил в действие новый закон о тендерных закупках. Поможет ли он бороться с коррупцией в этой сфере, и если да, то как? Сколько раньше и по каким схемам теряло государство средств в этой сфере?

— Не знаю точно сколько. Есть разные экспертные заключения. Миллиарды долларов теряла точно. Знаю, что отсутствие закона хуже, чем его наличие. Все-таки этот закон лучше, чем те, что были до этого. Все-таки разделены функции между уполномоченным органом и органом опротестовывания, сужено количество товаров и услуг, которые приобретаются у единого заказчика. Везде нужно проводить тендера (аукционы). Это плюсы этого закона. Применение его на практике покажет его минусы. Думаю, что осенью придется вносить кое-какие поправки в этот закон.

— А какие?

— Я на сегодня не готов это сказать, потому что закон вступает в силу с 1 августа. Но могу подчеркнуть, что он все-таки серьезно уменьшит коррупционную емкость этих процедур.

— Давайте вспомним события трехлетней давности, когда вы занимали пост министра внутренних дел. Тогда "орлы Гелетея" захватили Генпрокуратуру. Считается, что благодаря действиям милиции Генпрокуратура так и не досталась Ющенко, и он не смог поставить своего генпрокурора. Как вы сейчас оцениваете свои действия, может быть, поступили бы как-то по-другому?

— Я не поступил бы по-другому. Тогда своими действиями я видимо внес свою лепту в то, чтобы Ющенко лишился второго срока президентства. Если бы тогда был незаконно заменён генпрокурор, а я в Генпрокуратуру именно и пошёл, чтобы не допустить этого, то они бы могли сделать очень просто – арестовали бы всю оппозицию. Был список, подлежащих аресту. В первой десятке – Виктор Янукович, Александр Мороз, Николай Азаров, Андрей Клюев. Их должны были обвинить в невыполнении указа президента по обеспечению выборов. Дальше бы в стране не осталось бы ни одного оппозиционера. Была бы демократия по-ющенковски и по-гелетеевски. Ющенко ведь тогда пошел по беспределу, незаконно назначив нового человека генпрокурором вместо Святослава Пискуна. Этот беспредел я остановил. В правовом аспекте я действовал правильно.

— Считаете ли вы, что тогда Ющенко реально мог применить силу, и правильно ли в таком случае поступил Янукович, согласившись на досрочные выборы?

— Да, правильно. Если бы до утра 27 мая не договорились о выборах, то события вышли бы из-под контроля.

— Но простите, все видели по телевизору, как депутаты останавливали машины с внутренними войсками, разворачивали и отправляли на прежние места дислокации. И никто из ВВ против этого не возражал. Как бы тогда пролилась кровь, непонятно.

— А очень просто. Хватило бы 10 человек провокаторов, чтобы это началось. Мы тогда были на грани серьезного кровопролития. Но мы тогда в МВД не давали команды раздавать оружие. Максимальное вооружение милиционера состояло из дубинки, которая носится ежедневно.

— А может, не надо было бы Януковичу соглашаться на досрочные выборы, может, все-таки была альтернатива?

— Янукович старается букву закона не нарушать. Он тогда поступал по закону. Единственное, может быть, тогда нужно было бы более аргументировано работать с членами Конституционного суда, потому что они могли принять решение. Просто команда Януковича отличается от команды Тимошенко и Ющенко тем, что первые реалисты, а вторые – популисты. Когда мы уходили в 2007 году в отставку, наше правительство оставило им на счетах 26 миллиардов гривен, приняли обратно страну с долгами. Долг увеличился в 3 раза! Ежемесячно приходилось отдавать 6 миллиардов долгов по процентам, вот разница между этими командами на одном примере, а их множество.

— Летом 2007 года вы заявили, что ваши проблемы с сердцем связаны с отравлением. Кто вас отравил и чем? Идет ли расследование этого отравления, каковы его предварительные итоги на сегодняшний день?

— 27 мая 2007 года у меня случился инфаркт. В тот день все руководство собиралось на футбол. Помните, на котором дубинками побили тех, кто зажег флаера? Но мне стало плохо, я пошел в медпункт. Меня срочно увезли в госпиталь МВД. 30 мая меня отправили на лечение в Германию, это было решение Кабмина. Там я сдал кровь в двух немецких лабораториях, которые подтвердили, что в ней были вещества, несовместимые с жизнью. Меня спасло то, что вовремя это определили, назначили лекарства. Дальше я написал заявление, но мне ответили, что это трудно будет расследовать. В нашей стране, если ты указываешь в своём заявлении на то, что покушались на твою жизнь, то это сразу переводят в политическую плоскость, а потом тебя еще и высмеивают. Так что больше требовать расследования я не собираюсь. Слава Богу, я выжил. Мы за все в своей жизни отвечаем, и тот, кто организовал моё отравление – ответит. Я даже подозреваю конкретных лиц, кто это организовал, но никогда не смогу доказать, что это сделали они.

— Это лица с Банковой и из СБУ?

— Это граждане Украины.

— Где вы были все эти три года? Говорят, вы были то в России, то в Германии?

— Почему три года? Два года. Это первое. Второе – я был в Украине. Третье – в Россию я ездил на лечение. В день выборов в 2007 году я подал в отставку. В Украине, находился на больничном. Мне так и не стало легче. В феврале 2008 года я поехал в Россию, в кардиологический центр имени Бакулева в Москве, там я и лечился. Нашим правоохранителям, когда мне пришла повестка домой, я написал, что нахожусь на лечении. Если вам нужен, то телефоны мои вам известны, адрес мой такой-то. Вопрос к вашему брату журналисту, почему писали, что я сбежал? На самом деле, я приходил на допросы. В России в течение 7 недель я проходил специальный курс лечения (зима-весна 2008 года), потом был в Украине, а затем снова в ноябре-декабре 2008 года пребывал в России на лечении. Все остальное время был в Украине – Киеве, Одессе и у себя в родном селе. Нигде особо не прятался, но и нигде особо не светился. Спасибо хорошим людям в правоохранительных органах, которые, зная, что на меня собираются повесить очередную нехорошую бяку, мне об этом рассказывали.

— А что у вас сейчас с сердцем? Вы здоровы?

— Я работаю с утра и до ночи. У меня все хорошо. Пульс нормальный, могу с кем угодно побороться.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние украинской экономики?

— Мы, Украина, экспортно-ориентированная страна. Мы очень серьезно открылись для внешних рынков, вступив в ВТО на не особо выгодных для нас условиях, но это уже постфактум, потому что наше руководство, особенно при президенте Ющенко, старалось вступить в ВТО, чтобы насолить России. Насолили ли мы России, это вопрос, но вот себе мы насолили точно. Потому что, вступая в эту организацию, мы подписали по 12 тысячам товарных позиций пошлину в 0%. Сказали зарубежному производителю: "Заходите". Это очень важный фактор, он сегодня очень влияет. Исходя из этого, и учитывая, что мы, экспортно-ориентированная страна, мы очень зависим от конъюнктуры мировых рынков. Поэтому сегодня ни один экономист мира не может предсказать, что в мире пойдёт вторая волна кризиса или постепенный рост. Но я оптимист и надеюсь, что мы уложимся в те показатели, которые очертили по росту экономики (3,6% рост ВВП в 2010 году) и по росту инфляции (не больше 13% в 2010 году). Мало того, результаты этих месяцев показывают, что мы идём не плохо. У нас уже третий месяц дефляция (падение цен). И это несмотря на то, что мы дополнительно влили деньги потребителю. Худо-бедно, но, выполняя закон о соцстандартах, мы ежемесячно стали платить людям из социально незащищенных слоёв населения на 3 миллиарда гривен больше.

— Когда снова начнется кредитование экономики банками на нормальных условиях?

— Вот смотрите, по итогам июня месяца этого года народ понес на депозиты в банки 15 миллиардов гривен. Но банки боятся, думают, дать или не дать эти деньги в экономику. Они идут по лёгкому пути – купить государственные ценные бумаги. Хотят деньги разместить или под гарантию правительства, или чтобы был быстрый возврат. Самый большой минус, который принес мировой кризис, в том, что он посеял страх. Как разрешить эту проблему? Правительство и Национальный банк работает в этом направлении. В детали вдаваться не буду – это вопросы Мифина и Нацбанка.

— Когда можно будет ожидать оживления внутреннего рынка?

— Мы ожидали, что рынок оживится, когда мы выдали в виде соцвыплат дополнительные 3 миллиарда гривен. Но этого не произошло. Кризис напугал народ, он не пускает деньги на потребление, а кладет их на депозит. Это такой психологический момент. Все зависит от стабильности. Если экономика будет развиваться стабильно, то народ потихоньку будет увеличивать потребление. Вот отсюда и пойдет оживление рынка.

— А что с сельским хозяйством, правда ли, что из-за дождей урожай будет хуже, чем в прошлом году? И стоит ли ожидать в связи с этим роста цен на продовольствие?

— Действительно, погодные условия подкорректируют наши ожидания по урожаю, в том числе по качеству. Но цены не вырастут. У нас урожай полностью, с запасом, перекроет все внутреннее потребление. У нас нереализованного переходного зерна осталось много с прошлого года.

— Ожидается, что в конце июля на предстоящем съезде Социалистической партии вы станете её лидером. Правда, вы говорили, что еще не приняли для себя решение, что еще думаете. Так приняли вы все-таки его уже или нет?

— Принял.

— Какое?

— Я буду баллотироваться на пост главы партии.

— Хорошо, а что ждет ее нынешнего лидера, Александра Мороза?

— Он станет почётным председателем партии. Чем будет заниматься? Он, думаю, сам это определит.

— Ставит вам палки в колёса на вашем пути к этому посту Николай Рудьковский, который, как поговаривают, еще этой весной хотел заменить Мороза?

— Рудьковский никогда не собирался становиться главой партии, потому что знает, что его не изберут на этот пост. У меня всегда были с ним нормальные, открытые и человеческие взаимоотношения. Если я считаю, что он неправильно поступает, то я ему всегда об этом говорю. Я со всеми так себя веду.

— СПУ – это партия, избиратели которой во многом живут на селе. При Цушко появится ли ориентация на горожан?

— Знаете, почему Америка богатая? Кто ее символ? Ковбой, пастух коров. Видите, а у нас это ругательное слово. У нас любого сельского жителя уничижительно называют "колхозник", а вообще-то большинство украинского населения корнями из села, и я горжусь, что я колхозник. Так вот, если колхозник Цушко станет во главе Соцпартии, значит, еще больше селян станет голосовать за неё. А это хорошо. Да и вообще за социалистов будет голосовать любой, кто хочет, чтобы страна стала более социально защищенной.

— У нас есть информация, что при Цушко Соцпартия станет и на местных, и на будущих парламентских выборах негласным партнером Партии Регионов, т.е. она будет подбирать разочарованный в последней и оппозиционный электорат, а потом, уже в местных советах и в парламенте будет входить в коалицию с регионалами.

— Я приведу вам пример из своей собственной практики. Я с 1994 по 2005 годы дважды избирался в парламент как мажоритарщик и один раз прошёл по спискам. Десять лет я был в оппозиции, был участником акций "Украина без Кучмы" и "Восстань, Украина!", а потом был назначен губернатором Одесской области. Так вот, за 3 месяца губернаторства я помог людям больше, чем за 10 лет моей оппозиции. Если ты честный, справедливый и порядочный человек, то, находясь во власти, ты всегда справишься с задачами, которые стоят или перед министрерством, или перед областью, и главное - поможешь людям. На политсовете Соцпартии, когда мне предложили возглавить СПУ, я сказал, что если приму решение стать ее главой, то социалисты не пойдут в оппозицию. Мы можем с властью, конечно, дискутировать, но… Есть программа президента Януковича: вывести Украину в число 20 развитых стран мира, подписать договор об ассоциации с Евросоюзом, договор о свободной торговле и безвизовом режиме. Я поддерживаю эти цели, да и любая партия их поддержит, где люди занимаются не болтологией и популизмом. Исходя из этого, Виктор Янукович - партнер социалистов во всех отношениях. Разногласия между нами могут быть только в деталях. Сможем мы убедить избирателя, что наши "детали" лучше, значит, он проголосует за Соцпартию. Нет, значит, отдадут голоса Партии Регионов или другим. Раз мы будем партнерами Президента, а он опирается на регионалов, то, естественно, последние также будут нашими партнерами. Только прошу не путать партнеров и халявщиков, социалисты будут партнерами, а не халявщиками.

— Готова ли Соцпартия к местным выборам?

— Естественно, готова. Готов ли лично Цушко? Я сегодня министр экономики, а не министр внутренних дел, следовательно, могу участвовать в любой избирательной кампании. Я не говорю точно, что я буду баллотироваться, просто говорю, что это не исключено.

— И куда вы будете баллотироваться?

— В любой областной совет. Вот решу и завтра поеду в Донецкую область баллотироваться. И не исключено, что изберут.

— Ходят разговоры, что вы можете выдвинуть свою кандидатуру на пост мэра Одессы.

— А почему бы и нет. Хорошая идея, я над ней подумаю.

— А что вы думаете о нынешнем мэре Одессы, Эдуарде Гурвице, и о том, что его собирается поддерживать на выборах ваш бывший соратник Юрий Луценко?

— Одесситы будут ему судьями 31 октября. Чтобы ответить вам, хороший мэр Гурвиц или нет, я должен, как минимум, поработать в комиссии по проверке работы мэрии Одессы.

— А случай со стрельбой заместителя Гурвица Убирии?

— А вот это уже кадровая политика мэра. То, что они будут отвечать в правовом плане, это один аспект, а вот 31-ого они будут отвечать перед избирателями.

— Ну, хорошо, а какие у вас сейчас отношения с Юрием Луценко? Вам не обидно было, когда он вас называл "Васей с водокачки"?

— Нет у меня с ним никаких отношений, и не желаю, чтобы они были. Каждый человек выбирает свой путь. Парус ему… С водокачки я, не с водокачки. Да, в колхозе есть водокачки. Луценко, видимо, считает, что если родился сынком партноменклатурщика, то уже избранный. Нет, для этого пахать надо. Да, я родился в семье простых крестьян, и своим положением я обязан только самому себе.

— А у вас, как у Шуфрича, нет желания ему врезать?

— А зачем. Я мирный человек.

Интервью взял Александр Чаленко, "Сегодня".



Архив
Новости