подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Василий Онопенко

Василий Онопенко: Президента дезинформируют

В четверг, 17 июня, Верховная Рада уволила судью Верховного суда Александра Волкова - за это решение проголосовали 247 депутатов из парламентской коалиции. Вместе с Волковым депутаты уволили судью Киевского апелляционного админсуда Игоря Бараненко. Ранее обоих Высший Совет юстиции обвинил в нарушении присяги судьи.

Против увольнения судей выступил председатель Верховного суда Василий Онопенко, чьим близким соратником является Волков. Ранее ВСЮ установил, что Бараненко приходится Волкову шурином, но при бессрочном избрании судьями в парламенте они не указали эти сведения в анкете. Совет выявил факты, когда господин Волков в качестве судьи ВСУ в 2002-2003 гг. якобы рассматривал дела, которые до него рассматривал судья КААС господин Бараненко. Кроме того, Игорь Бараненко возглавлял коллегию судей, которая рассматривала дело об увольнении члена ВСЮ Валентины Палий. После ее увольнение должность члена совета получил… Александр Волков.

И во время рассмотрения вопроса об увольнении этих судей на заседании парламентского комитета по судоустройству, и во время обсуждения судьбы Волкова и Бараненко в сессионном зале своих коллег защищал глава ВСУ Василий Онопенко. "Главком" вскоре после голосования попросил Онопенко прокомментировать решение Рады, а также последние события, произошедшие в национальной судебной системе.

Вы считаете, что сегодняшнее решение Рады – это решение относительно конкретных двух людей, или вы склонны считать, что это продолжение наступления на Верховный суд?

Относительно Волкова, судьи Верховного суда, заместителя главы Совета судей Украины – это чистая расправа. Это заказ, выполняемый в отместку за его позицию. Он всегда был принципиальным, справедливым и честным судьей, и таким останется.

Обратите внимание, что речь идет о делах, которые рассматривались 7 лет назад. Волков рассматривал дела не один, а в числе трех судей ВСУ. Никто не знает, какой была его тогдашняя позиция по делу, ведь в совещательной комнате его позиция могла быть совсем другой, чем та, которая в итоге воплотилась в решение суда. Но он подписался под решением, потому что под ним подписывались все остальные судьи.

С другой стороны, его освобождают с должности за какие-то непонятные вещи, которые он принимал как судья Верховного суда. То, что он выполнял обязательства, возложенные на него действующим законодательством, его за это и освобождают. К тому же, те решения ВСУ, за которые его обвиняют, не отменены, не изменены.

Кто же давал оценку всем этим решениям и действиям? Высший совет юстиции! Почему? Потому что в свое время Волков был участником Съезда судей Украины, где были приняты решения относительно конкретных судей. Но их принимал не Волков, а съезд! Одним словом, запутанная вещь, но то, что его просто уволили – это фактически расправа, это ясное дело! Даже в сессионном зале это очевидно для некоторых депутатов из Партии регионов. Ко мне некоторые из них сегодня подходили и говорили: "Мне стыдно вам смотреть в глаза!"

А правда ли, что в самой ПР существует достаточно устойчивая оппозиция к главе комитета Сергею Кивалову? К примеру, один из депутатов-регионалов однажды не под запись рассказал "Главкому", что отказался от предложения войти в комитет по судоустройству и предпочел другой – только, чтобы, по его словам, не приходилось быть подчиненным экс-главы ЦИК?

Можно то, что вы говорите считать слухами. Но я вижу то, что происходит на самом деле, какие решения в этом комитете принимаются. Я надеялся, что по Волкову все-таки не будет принято такого решения. Потому что я понимаю, кто это заказал, как это делалось по отношению к чрезвычайно авторитетному человеку в судейском обществе. Но, очевидно, мы должны через это пройти.

Персонально вы и Совет судей в последнее время написали уже достаточно много писем на имя главы Верховной Рады и Президента, которые касались как ситуации с Волковым, так и судебной реформы. Вы встречались после этих писем с Владимиром Литвином и с Виктором Януковичем?

Я постоянно общаюсь с главой Верховной Рады, с Президентом по многим вопросам, в том числе – по сегодняшнему вопросу. По крайней мере, Президент меня заверил еще в минувший понедельник, что он не давал никаких указаний по поводу Волкова. Вместе с тем, есть известные юристы, которые мне рассказывают, указывая пальцем на потолок, и говорят, что это указание сверху. Никто же не может перепроверить это. Звонить Президенту и переспрашивать его, давал ли он такое указание, никто не будет.

В моем разговоре с Президентом прозвучало, что у него достаточно государственных дел, и опускаться до решения вопроса по отдельно взятому судье ВСУ он не будет, потому и указаний никаких не давал.

То есть, вы полагаете, что он о произошедшем никак не проинформирован, и это была самодеятельность ВСЮ и народных депутатов?

Думаю, что Президент действительно не проинформирован, идет просто его дезинформация.

Заканчивается работа над поправками к закону о судоустройстве, которым и воплощается судебная реформа. Вы подавали свои поправки?

Верховный Суд не может этого делать, но отдельные депутаты будут это делать, учитывая наши пожелания.

Здесь важно другое. Нужно, чтобы принятый Радой в первом чтении закон получил вывод Венецианской комиссии, это очень важно. Будет большой ошибкой, если его туда не направят. Надеюсь, что это произойдет, ведь Президент обещал это сделать. Хотя некоторые депутаты и юристы не хотели бы этого.

Подчеркиваю, вывод Венецианской комиссии нужно получить перед вторым чтением, ведь после принятия закона, какой в этом смысл?

Но ведь уже прошло две недели со дня принятия закона в первом чтении, а новостей о том, что закон направлен на экспертизу, нет.

Действительно, уже на следующей неделе его будут рассматривать, и времени для этого очень мало.

А может быть так, что в результате вывода Венецианской комиссии закон никак не изменят?

Ее выводы действительно носят рекомендационный характер и ее могут послушать, а могут не послушать. Но комиссия – это очень важный юридически орган Совета Европы и там сидят независимые взвешенные эксперты.

Когда в комиссии рассмотрели закон о судоустройстве, внесенный экс-президентом Ющенко, был дан достаточно резкий вывод, и мы к нему прислушались. Просто отмахнуться, как от мухи, от выводов комиссии будет непросто. Тем более, что в Венецианской комиссии, насколько я знаю, серьезно обеспокоены ослаблением статуса Верховного Суда. По сути, ВСУ перестает быть высшим судебным органом в стране, и это реалии.

Понятно, что урезание полномочий ВСУ происходит, в Администрации Президента внедряют свое видение судебной реформы. Если не касаться той части законопроекта, в которой прописаны полномочия Верховного Суда, то, например, прописанные там нормы о возможности использования языков нацменьшин, на ваш взгляд осуществимы на практике?

У нас нет проблемы с языком судопроизводства. Как можно вести судопроизводство на нескольких языках? Например, одна сторона просит вести дело на украинском языке, а другая – на русском или на каком-то другом, что в таком случае делать? Как писать тогда решения суда, вести документацию по делу?

Это надуманный вопрос, политический аспект, такого допускать нельзя. Нет ведь проблемы с языками. Очень редки случаи, когда приходится искать переводчика. Но когда нужно, ищут и находят переводчиков.

Когда проводятся такие масштабные реформы, как судебная, всегда будет какая-то оппозиция внутри реформируемой системы. Почему никто кроме ВСУ и Совета судей, не высказывает своих претензий? Если все действительно так плохо, как вы заявляете, то почему нет массовой оппозиции со стороны судей на местах?

Судьям запрещено играться в политику. Позицию судейского корпуса высказывает Верховный Суд, Совет судей, глава Верховного Суда. Я выступаю в контексте решений Съезда судей, действую в соответствии с этими решениями. Потому необходимости в массовых протестах судей нет.

Вы будете обращаться в КС, оспаривая конституционность нового закона о судоустройстве, если окончательный текст вам покажется противоречивым?

Будем определяться. Я все-таки не теряю надежды на здравый смысл. Ведь закон пишется не для определенной группы людей, а для граждан, они будут им пользоваться.

С группой, которая работает над законом в Администрации Президента, вы продолжаете общаться? С Андреем Портновым, с Еленой Лукаш и другими юристами АП?

Есть разговоры, телефонные беседы. Но, знаете, сам законопроект готовился келейно, рабочая группа по судоустройству была лишь дымовой завесой, ширмой. Его писало, в сущности, только несколько человек, а потом это было представлено от имени всех.

Интервью взял Алексей Педосенко, "Главком".



Архив
Новости