Интервью 2017-05-20T06:57:54+03:00
Українські Новини
Генеральный директор De Novo Максим Агеев: У меня складывается впечатление, что украинского потребителя до к

Генеральный директор De Novo Максим Агеев: У меня складывается впечатление, что украинского потребителя до конца не понимает никто

Несмотря на то, что большинство украинских компаний предпочитают передислоцировать свои ИТ-структуры за рубеж, украинская область облачных услуг и "дата-центров" старается развиваться. Мы уже говорили об актуальных вопросах ранка с совладельцем дата-центра "Парковый" Петром Яцуком. Теперь Українські Новини обсудили ситуацию и перспективы рынка с генеральным директором De Novo Максимом Агеевым.

В интервью агентству он рассказал о том, как изменился украинский рынок дата-центров и облачных услуг за прошедший год, о планах на будущее и о том, как вернуть "ушедший поезд" ИТ-индустрии.

Давайте начнем с итогов уходящего года: чем он отличается для вас от предыдущего, что нового удалось достичь?

 Для нашей компании год был достаточно сложным, как и череда последних лет. Он не был плохим - компания работает стабильно, но не в безвоздушном пространстве и вряд ли мы можем очень уж сильно отличаться от всего остального рынка. То, что происходит с бизнесом компании – во многом является частью общего процесса, происходящего в Украине.

Если говорить о рынке дата-центров - этот бизнес фактически заморожен. Если не считать каких-то небольших, можно сказать "косметических" сделок - этот рынок сейчас стоит. И наш доход по услугам формируется теми клиентами, контракты с которыми подписаны много лет назад. Новые клиенты, новые рынки сбыта попросту не появляются. И, насколько мне известно, эта тенденция присуща всем операторам украинского рынка дата-центров.

Если говорить об "облачных услугах" - этот сегмент рос, причем интенсивно. Мы получили прирост примерно на 40 новых клиентов в этом году, в основном это средние и крупные украинские предприятия. И это очень интересный результат.

Еще рано подводить окончательные итоги, но мы уже видим, что в этом сегменте конкуренция явно увеличивается, иногда слишком неожиданно для нас. Это очень подвижный и пластичный рынок.

Если говорить о рынке системной интеграции - в этом году мы фактически вышли из этого бизнеса и переключились практически полностью на новое для нас направление. По-русски это звучит достаточно непривычно - "управляемые услуги", на английском - Managed Services. (вид сервиса, который включает в себя не только сами по себе услуги связи, но и услуги продажи или аренды оборудования, его инсталляции, настройки, управления и поддержки - ред) В этом году мы занимались трансформацией наших подразделений в новый формат работы, это оказалось намного сложнее, чем я думал годом ранее, из-за чего мы достигли определенных результатов позднее, чем хотелось бы. Но, тем не менее, это достаточно интересная работа, и на новое направление мы возлагаем большие надежды.

Что изменилось для компании в 2016 году?

По интенсивности изменений этот год превзошел все предыдущие в нашей девятилетней истории. Причем причины многих изменений лежат гораздо глубже, чем кажется - некоторые из них были заложены еще в 2014-2015 годах и только сейчас начинают проявляться. Так, мы в этом году потратили беспрецедентные усилия и энергию на вывод новых продуктов, таких как Managed Services, о которых я уже упоминал, а также нового облака под брендом SuperNovo. Это - первое полностью автоматизированное украинское облако, построенное на технологиях Microsoft и предназначенное для обслуживания не столь сложных и тяжелых критических задач, которые выполняются в нашем корпоративном Облаке, а скорее для функционирования информационных систем и решения определенных задач небольших предприятий. Также в этом году мы первые в стране из всех операторов облачных сервисов прошли сертификацию по стандартам ДССЗИ и получили сертификат соответствия требованиям КСЗИ – эта система защиты информации была построена для специального сегмента облака, которое получило название G-Cloud и предназначено для обслуживания государственных учреждений. Это было очень интересно, потому что решение о внедрении этой системы и построении G-Cloud было принято в октябрепрошлого года, и тогда  в стране не было ни одной компании, которая знала бы как строить КСЗИ на облако. Благодаря нам подрядчик провел большую научно-исследовательскую работу, и теперь возникла методология как же все-таки строить КСЗИ на облака. А сейчас мы находимся на завершающей стадии проекта внутреннего аудита на построение системы безопасности в соответствии со стандартом ISO 27001, и в 1 квартале следующего года одна из аудиторских международных компаний будет проводить аудит на соответствие. Я надеюсь, что мы пройдем этот аудит успешно и тогда, если это получится, у нас будет единственное облако в стране, которое соответствует требованиям безопасности национальных и международных стандартов. Поэтому год был очень сложным, очень много энергии было потрачено на создание чего-то нового, в этом году это в меньшей степени отразилось в доходах по разным причинам.

Вы упомянули ваши открытые облака. Как они развивались, удалось ли вам выйти на запланированный процент к концу года, и если нет, то почему?

Мы только заканчиваем сейчас период бесплатного тестирования. Перед началом коммерческой эксплуатации мы давали некий бесплатный период компаниям для того, чтобы устранить все возможные мелкие ошибки или огрехи, которые было бы сложно обнаружить без рабочей загрузки. Так что коммерческая эксплуатация сейчас только начинается и рано делать какие-либо выводы.  Об этом мы сможем говорить разве что месяца через 3-4.

Есть интерес пользователей к таким облакам?

Интерес - это хороший вопрос. У меня складывается впечатление, что украинского потребителя до конца не понимает никто. И мы в том числе, к сожалению. Мы прикладываем неимоверные усилия для того, чтобы понять его, но я вижу, что украинский заказчик во многих вещах отличается от европейского. По крайней мере, мне так кажется. И это создает дополнительные сложности – необходимо понимать, что интересует потребителя. Цена, скорость, надежность, безопасность, доступность, язык, на котором потребитель говорит? Что? В результате выясняется, что потребителя интересует некое аморфное месиво из этих всех факторов и ещё чего-то сверху. И SuperNovo в этом отношении достаточно интересный проект, потому что мы раньше не работали на широких рынках. Мы работали на корпоративном рынке, и я вижу сейчас, насколько хорошо мы научились понимать корпоративный рынок, разговаривать с корпоративными IT-менеджерами, понимать их потребности. И как многому нам нужно будет научиться при работе с массовым потребителем.

Поэтому пока выводы неоднозначные. Мне кажется, что рынок небольших услуг гораздо более беден, чем мы думали. Я очень хочу ошибиться в этом прогнозе, но пока у меня ощущение, что разговоры о малом и среднем бизнесе в нашей стране очень преувеличены. Этот сегмент очень слабый.

 

Многие провайдеры облачных услуг отмечают, что в этом году крупные компании продолжили свой "путь на Запад" и все чаще принимают решение при выборе дата-центра в пользу миграции из Украины. Ощутили ли вы влияние этого "тренда" в своей работе?

Нас это коснулось в полной мере, потому что в конце прошлого года мы потеряли крупнейшего клиента, мигрировавшего в Германию. И мы весь год занимались латанием этой "пробоины в борту". Она была просто огромная -  потеряли порядка 25% дохода. И только по итогам этого года мы закончили эти "ремонтные работы", когда новые клиенты компенсировали потерю одного огромного клиента.

Конечно, тенденция существует. Это правда. И она набирает ход. Во всяком случае, я не вижу пока каких-то компенсаторных механизмов, которые смогут как-либо снизить этот "градус эмиграции". Это, конечно, очень плохо.

Скажите, с вашей точки зрения, какие причины для решения о миграции можно считать основными?

Ну, какие причины того, что у нас люди из страны уезжают в больших количествах? Потому что нелады с экономикой, нелады с жизнью. В случае с поведением предприятий - в 90% случаев я считаю, что оно нерациональное, нелогичное. Есть некий иррациональный страх прихода налоговиков, силовиков, еще каких-то ситуаций из этого разряда. Поэтому все надо спрятать. Весь бизнес ты спрятать не можешь, поэтому нужно спрятать данные. И это достаточно иррациональный страх. Потому что, если твой бизнес захотят разрушить - начинать будут не с IT-систем. Начнут с блокирования счетов, блокируют твой код плательщика НДС, останавливают цеха, блокируют склады – и все. IT-система в этом случае не является чем-то принципиальным.

Тем не менее, движущим фактором является, конечно, страх. В некоторых случаях мы видим, что набирает ход глобальная тенденция использования разработчиками облачных платформ. И в самом деле, в Украине нет ни одной платформы, включая De Novo, которая была бы максимально комфортна именно для разработчиков. Поэтому, когда разработчики предпочитают работать на платформах Amazon или Microsoft - технологически я могу это понять. Для них это более комфортная среда, там есть инструменты, которые украинским компаниям просто недоступны.

А остальные предприятия в основном пытаются спрятаться.

 

То есть с вашей точки зрения, миграция в заграничные дата-центры не обезопасит бизнес от того или иного "влияния"?

Насколько мне известно, из того, что мы видим по Европе – нет ни одной страны ЕС, которая разрешает миграцию государственных данных за пределы ЕС. Поэтому все американские компании размещают свои дата-центры на территории ЕС. Сейчас даже происходит ситуация с ужесточением этих норм,  Германия, например, требует переноса таких серверов не просто в ЕС, а непосредственно на территорию Германии.

Украина в этом отношении выглядит более отсталой, банановой страной. Мы надеемся, что некий ЕС нас защитит. Я так не считаю. Но, тем не менее, какой-то иррациональный страх в этом плане на рынке присутствует. Идут бесконечные споры - дешевле это или дороже. Но еще ни разу никто не смог сказать однозначно. Облака – это достаточно зыбкая штука. Тем не менее, мы видим, что украинские облака абсолютно конкурентоспособны - по любому параметру: технологическому, производительному, по надежности, по цене. Поэтому, когда нам говорят, что не хотят покупать услуги в Украине, потому что здесь дороже - это не является правдой. Тем не менее, европейские и американские облака занимают все более значимую часть украинского рынка.

Это вопрос безопасности самих дата-центров. Ведь к ним в "гости" также могут прийти очередные "маски-шоу" и просто банально изъять оборудование. Есть ли какие-либо схемы работы с подобными случаями?

Ну, какие тут могут быть "схемы"? Если к тебе приходят с постановлением суда с мокрой печатью -не будешь же ты запираться и мешать работе судебных приставов. Да, у нас это все дуболомно и костоломно. Понятно, что так делать нельзя, но так все равно делают. Но это вопросы нашей страны.

Когда мы обсуждаем с заказчиками вопросы того, где лучше размещаться - я согласен, что всегда лучше быть в безопасности. Но я считаю,  раз уж мы все равно тут работаем - De Novo как оператор, заказчики как предприятия в своих отраслях - мы принимаем и разделяем риски этой страны. Мы в ней живем, мы граждане этой страны, и каждый из нас пытается как-то менять ее в лучшую сторону. Да, Украина - более беспокойная страна, чем те же Нидерланды. Но с этим нужно смириться.

К слову,  считаю, что эта тема очень сильно перегрета, в том числе и СМИ. Противостояние между обществом и властью постоянно растет, да - правоохранительные органы не всегда действуют корректно, могли бы действовать более профессионально. Но когда законы действительно нарушаются – понятно, что нарушителей будут преследовать по закону.

Поэтому я всегда говорю нашим заказчикам: если у вас кривой, левый, серый, черный, фиолетовый в крапинку бизнес - это не задача облачного оператора заниматься решением ваших криминальных проблем. Мы занимаемся другими вещами – мы занимаемся обеспечением технологических платформ, мы не знаем о том, какой бизнес вы ведете.

Поэтому мы очень пристально следим за тем, с кем работаем, и у нас бывают, хоть и не очень часто, случаи отказа в предоставлении сервиса сомнительным клиентам. И с такими компаниями мы не хотим заключать контракт, чтобы не подставлять под риски других своих клиентов. Пока мы живем спокойно.

Есть еще вопрос - сколько может стоить для силовиков работать законно? Чтобы не было этих бессмысленных изъятий оборудования.

Дело не в ресурсах, а в желании. Ту же Нацгвардию модернизировали за два года практически полностью - и деньги нашлись. А на специалистов, которые умеют корректно работать с высокотехнологичным компьютерным оборудованием – не находятся. Само оборудование по снятию и копированию данных стоит не так уж много. В течение нескольких лет собрать для этого несколько миллионов долларов – не такая уж и большая проблема,  даже для такой бедной страны, как Украина. Так что в первую очередь здесь отсутствует желание. Ну, и специалистов нет, конечно же.

Давайте поговорим о недавнем законе о государственных облаках - был ли смысл принимать этот законопроект?

Мы являемся давним и публичным противником этой версии законопроекта. При том, что в целом я только "за" подобного рода законодательные инициативы. Но, несмотря на то, что мы неоднократно высказывали свое мнение по данному вопросу - услышаны мы не были.

Есть несколько вещей, которые я могу сказать по этому законопроекту. Первое: на мой взгляд, с точки зрения IT- Украина требует революционных подходов. Мягкие, эволюционные подходы у нас плохо работают. Революционным образом сломать ситуацию можно только через обязывающие законы. Закон не должен разрешать, закон должен обязывать. И лучший пример этому делу – так называемая "Британская модель". В 2011 году решением Парламента было запрещено закупать оборудование всем госучреждениям. И все отправились в облака.

Но этого в нашем законопроекте нет. Зато там есть две не менее "интересные" вещи: решение по выносу государственных данных куда угодно за пределы Украины, кроме страны-агрессора. То есть в Монголию, к примеру, можно, в Гренландию – куда угодно, кроме России. Я готов поспорить на любую сумму, что аналогов этому законопроекту просто нет. Нет страны, которая разрешила бы свою кровь – а информация – это часть крови страны, это лимфа, несущая жизненные соки внутри государства – отдать на обработку куда-либо за пределы своих границ. Это нонсенс.

И второе – это введение посредников. Думаю, это заметно только специалистам: оказывать услуги государственным учреждениям могут не операторы этих услуг, а посредники. То есть физические или юридические лица, которые не являются владельцами соответствующих технологических ресурсов. Сделано, с моей точки зрения, это потому, что несколько достаточно крупных поставщиков таких решений никогда не смогут согласовать контракты с украинским законодательством. Поэтому и прописали посредника, который возьмет на себя все риски, заключит любые контракты – а в случае каких-либо проблем ему даже ответить будет нечего.

Вот часть причин, по которым я считаю этот законопроект слабым. Хотя его авторы считают его сильным. Но если информация начнет утекать из этой страны – на мой взгляд, это будет просто безумием.

Вдогонку разговору про данные - вы выиграли тендер на размещение на своих мощностях системы электронных государственных торгов ProZorro. Что уже удалось сделать и почему они до сих пор не перенеслись в Украину.

Этот вопрос лучше адресовать непосредственно ProZorro - что им удалось или не удалось и почему. Мы же видим любую информационную систему как некую единицу, потребляющую больший или меньший объем нашего вычислительного ресурса. Что там происходит – мы знать не знаем, и не имеем права задавать такие вопросы с точки зрения безопасности и конфиденциальности происходящего. Потому какими-либо деталями мы не располагаем.

Что мы видим – объем потребляемых данных пока не вышел на запланированные мощности - те, на которые проводился тендер. Причины этого - какие-то, наверное, есть. Динамика прироста потребления данных тоже есть - она не такая большая. Но насколько я знаю - большие миграционные работы предполагаются на первый квартал 2017 года.

Почему они медленнее съезжают, я сказать не могу, но мне думается, что с их стороны есть масса технологических причин в том числе. Потому что мы на момент проведения тендера – да и сейчас – готовы были предоставить весь объем, запрашиваемый по тендеру, и два таких объема, и если нужно даже четыре. Это для De Novo не является проблемой. Все обязательства с нашей стороны мы выполнили.

Какие точки развития или скорее векторы развития вы видите для себя в следующем  году? Над чем собираетесь работать, над чем нет?

Хороший вопрос. Если говорить о внутренних дискуссиях менеджмента компании, мне кажется, мы до сих пор не вышли из этой воронки обсуждений. Скажем, у менеджеров компании есть несколько разных версий того, как будет развиваться ситуация в следующем году. И  я пока не отбросил свои "генеральнодиректорские" усилия свести все это в единый вектор видения компании. Если здравомыслящие люди, обсуждая какую-то проблему, дают различные сценарии - это говорит о высокой волатильности  рынка. То есть любой из этих сценариев может состояться. Это тоже нужно будет принять во внимание, планируя наши действия. Тем не менее, если будет стабильно стоять гривна, и экономика опять не будет плыть, наш базовый сценарий – это такое плавное и неторопливое восстановление рынка. В состояние до кризисного момента рынок вернется, наверно, лет через десять. На самом деле, мы сейчас находимся на стадии намного ниже двух миллиардов долларов. Для того что бы понимать - стартовые показатели 2008 года, когда начался первый большой кризис, были на уровне четырех миллиардов в год. То есть как-то рынок будет развиваться, хуже, скорее всего, не будет, если не будет каких-то макроэкономических потрясений, которые мы не в состоянии предсказать в принципе.

Далее: я думаю, что трансформация на рынке, тем не менее, происходит, хоть и медленно. Если посмотреть динамику за последние пять лет, мы видим, как облачные технологии изменили ландшафт рынка. Сегодня очевидно, что это уже серьезный сегмент рынка, который "отъедает" его куски у тех же поставщиков оборудования. Происходят большие изменения, и в следующем году эти изменения будут продолжаться.

Так что самый главный вывод этого года  для меня это то, что облако потеряло мистику. Мистика, это как чудовище под кроватью, или Зубная фея на День святого Николая - то, что не можешь объяснить, пощупать. Поэтому ты придаешь ему черты либо прекрасного, либо ужасного. Так было в головах у многих потребителей. В этом году мы впервые зафиксировали, что облако относится к абсолютно рутинной вещи, никого не пугает, есть вещи лучше, есть вещи хуже, есть дороже, есть дешевле. И вот люди принимают, что появился еще один инструмент работы. И это очень сильно подталкивает продажи облака. Поэтому мы думаем, что облачный сегмент будет расти.

Интересным для нас является и скорость прироста украинских и международных операторов. Это, на самом деле, не имеющий однозначного ответа вопрос. Нам хочется верить что мы, как представители украинских компаний, сможем отыгрывать свои куски рынка быстрее и работать эффективней. Хотя мы видим, что усилия международных игроков по отношению к Украине в следующем году явно будут больше, чем в этом и в предыдущем году. Это, конечно, является таким вызовом местным операторам. То есть с точки зрения именно облачного бизнеса, вот в отчете Ericsson мы исчезли, а на радарах Amazon мы появились. При этом на радарах Microsoft мы, в общем-то, и не исчезали, а на радарах Google, я думаю, мы появимся в ближайшее время. Поэтому конкуренция будет нарастать, а для потребителя это всегда хорошо.

Чем мы будем заниматься в следующем году? Мы планируем в середине года запустить вторую очередь нашего дата-центра. Я пока очень осторожно об этом говорю - может быть запустим, а может и не запустим, по той причине, что мы хотим посмотреть на общее состояние рынка. Пока мы осторожно даем позитивный прогноз по восстановлению рынка. Надеюсь не спугнуть удачу, и если это пойдет, то к июню мы должны начать проект второй очереди.

Этот проект-инвестиция давно лежит, два года как он разработан, утвержден акционерами, и мы все время ждем момента, когда его стоит разморозить. Пока мне кажется, что этот момент наступает в следующем году.

Очень интересным и сложным для нас является, конечно, рынок Managed Services. Мы видим, что в этом отношении Украина  похожа на De Novo пятилетней давности, когда мы запускали облако. Рынка как такового не было, но мы видели на примере других стран, что этот вид деятельности там растет. И тогда все крутили пальцем у виска и говорили, что у нас такого не получится, потому что такого рынка нет. Вот сейчас точна такая же история с Managed Services, рынок на Западе просто огромный, и его динамика очень высока. Но у нас это пока даже не диковинка, а разговоры о том, что "какой-то заморский купец видел диковинку где-то там", как в "Аленьком цветочке", примерно. И вот мы первый раз это "чудовище" доставляем сюда, и пробуем вывести его на рынок. Нас опять ждут тяжелые евангелические времена, когда надо показывать, доказывать, рассказывать и тратить на это огромное количество сил.

В 2017 мы планируем рекрутировать самое большое количество людей в нашей истории за год. Последние годы мы устойчиво держали количество сотрудников. Вот сейчас удивительным образом потребность компании в новых специалистах возникла, и мы планируем существенно поднять свой рекрутинговый план.

В процентах не скажете?

Думаю, мы должны прирасти на 15-20% в персонале. Для нашей не очень большой компании это немало. Ну, собственно, это немало для любой компании.

Это видно по нашим бюджетам, по тому, как суетится бэкофис, потому что надо где-то людей размещать, принимать, создавать новые рабочие места. Тем не менее, это интересно.  Потому что на самом деле, последний год я не фиксировал внутренней потребности компании в новых специалистах.

А с чем это связано?

Связано с усложнением бизнеса, с большим количеством направлений. Мы видим что логика, допустим, облака SuperNovo, очень сильно отличается от логики корпоративного облака.

Ну да, там больше клиентов, больше людей…

Там просто все другое. Там должны быть люди другого типа, другие организационные процессы в производстве, там другой маркетинг, все другое. Надо создавать независимые группы. Мы видим, что Managed Services, переход от проектной на операторскую модель работы, это очень сложная трансформационная вещь, и у нас появляются роли, которых раньше не было в проектных подразделениях. Те же операторы, диспетчеры, системные администраторы услуг Managed Services. Это абсолютно новые подразделения, на которые мы, собственно, дозаполняем вакансии. Мы видим, что нагрузка на подразделения бэкофиса и маркетинга постоянно растет, потому что возникает больше задач на единицу времени, и это тоже надо подпирать, подкручивать. Вот поэтому компания, надеюсь, собирается расти.

Если говорить о мощностях дата-центра: какая у вас загрузка получается на конец этого года и какую планируете на 2017?

По итогам этого года наша загрузка не превышает 80% - то есть порядка 23-24% свободных мощностей у нас доступно. Поэтому я и упоминал о "второй очереди", так как последние 2 года рынок практически стоял. Было очень незначительное количество сделок и у нас, и у конкурентов, они практически не влияли на динамику. Сейчас рынок потихоньку начинает набирать ход, и клиенты начинают размораживать свои старые проекты.

Если эта тенденция сохранится - мы готовы в течение 8-10 месяцев с момента принятия решения вывести на рынок до 170 новых стойко-мест. Это очень интересный проект, позволяющий нам  сильно диверсифицировать типы наших услуг. Мы станем гибче, разнообразнее для нашего потребителя. Так что дефицита у нас не будет точно.

Что насчет сотрудничества с операторами – рассматриваете такую схему работы?

Конечно. Но нас не интересует продажа чужих облаков. Мы не считаем себя реселлерами. Мы хотим объединять площадки и предоставлять новые технологические возможности для клиентов. Например, технологии Intercloud позволяют в автоматическом режиме синхронизировать два разных географически разнесенных облака. Технологически сделать это очень непросто. И только в следующем году появится тот тип технологии, который позволит полноценно это реализовать. Мы хотим попробовать. Поэтому нам нужно найти облачную площадку где-то за рубежом, которая согласится с нами сотрудничать. И мы сейчас находимся в активном поиске, в переговорах с некоторыми гигантами, чтобы начать такое сотрудничество.

Гибридные облака - это вторая часть сотрудничества, которая является для нас очень интересной. Но и о ней досужих разговоров гораздо больше, чем реальных проектов, где можно вживую убедиться и понять, как это работает.

И последний вопрос - что с вашей точки зрения нужно сделать (и, главное, кому), для того, чтобы наши украинские компании перестали разбегаться по зарубежным дата-центрам?

Я думаю, что эта миграция - только маленький кусочек, только отражение иных крупномасштабных процессов, происходящих в стране. "Что делать с IT-рынком?" - это старый как мир вопрос, потому что Украина в этом плане – тот самый "сапожник без сапог". Страна, которая производит огромное количество программного кода – практически не может представить (за редким исключением) собственные продукты. Здесь требуются условия для того, чтобы это было выгодно делать. И у нас таких условий нет. Никаких.

Государство, на мой взгляд, практически не занимается стимулированием внутреннего спроса. Его нет. Это просто одно большое кладбище. И это огромная проблема, потому что на самом деле есть достаточное количество инвесторов, которые могут вложить в это деньги. Но они хотят понимать, где же рынок. Кто будет потреблять произведенный продукт в этой стране. И ответить им на этот вопрос никто не может.

В этой стране нет спроса - и это сдерживает развитие такой компании как наша. Мы не можем создавать продукты, которые никому не нужны. Это экономически не обосновано. Мы должны кому-то их продавать.

Спрос порождает технологический прорыв, когда мы можем выводить на рынок новые технологии очень быстро, в большем объеме, удовлетворяя все новые и новые потребности клиента.

И второе - необходимо категорически запретить безобразия силовиков. Я понимаю, что могут гоняться за террористами, распространителями нелегального контента или детского порно – во всех странах это есть. Но у нас эта проблема настолько уже перегрета, что переходит в политическую плоскость. И тут кто-то должен взять на себя ответственность и сказать: "Я вам гарантирую, что пять лет пальцем никто не прикоснется. Либо механизмы обысков будут настолько цивилизованные, что с вами будут работать как с лабораторными мышами – в белых перчатках и белых халатах. И все это будут видеть". То есть нужно сделать что-то, чего не делает Америка либо Европа. Чтобы убедить компанию-потребителя, что их не будут грабить, насиловать и с мясом вырывать пачкорды. Как это сделать – не знаю. 

Но гарантировать спокойствие, обеспечить формирование спроса и сформировать условия, при которых здесь продукт регистрировать будет выгоднее, чем на Кипре – это могло бы дать сильный толчок этому рынку. И примеров тому на Западе множество. Нам надо будет просто повторить то, что другие уже сделали. Сможем – что-то мне кажется, что нет.

Но я надеюсь, что все-таки ошибаюсь.

Архив
Новости

ok