Интервью 2017-01-23T18:31:32+02:00
Українські Новини
Глава Нацагентства по возврату активов Антон Янчук: Что делать с "Межигорьем"? Продажа - самый простой вариан

Глава Нацагентства по возврату активов Антон Янчук: Что делать с "Межигорьем"? Продажа - самый простой вариант

Антон Янчук
Антон Янчук

В Украине появилось еще одно антикоррупционное ведомство - Национальное агентство по выявлению, розыску и управлению активами, полученными от коррупционных и других преступлений.

Как и принято в последнее время, его глава - Антон Янчук - был избран путем конкурсного отбора.

Но и тут не обошлось без скандалов и инсинуаций, в частности, недоброжелатели обвиняют Янчука в лояльности к партии "Народный фронт", мотивируя это тем, что он длительное время работал в адвокатской фирме действующего министра юстиции, одного из ключевых лидеров НФ, Павла Петренко, а затем был его заместителем.

Кроме того, по информации ряда СМИ, Нацагентство по возврату активов отошло к интересам НФ при распределении сфер влияния в провластной коалиции. БПП взамен получил право влиять на назначение руководителя Госбюро расследований – еще одного нового антикоррупционного органа.

В сентябре Национальное агентство по предотвращению коррупции начало проверку в отношении Янчука по факту возможного конфликта интересов в его деятельности.

На эти и другие вопросы новоназначенный глава Нацагентства по возврату активов согласился ответить в интервью Українським Новинам.

Янчук также рассказал, как Агентство намерено поступить с бывшей резиденцией Януковича "Межигорье", а также, куда будут направлены арестованные деньги на счетах экс-чиновников.

Молодой чиновник неоднократно в ходе интервью подчеркивает, что должность главы Агентства для него чрезвычайно важна и поддаваться политическому влиянию он не намерен, хоть и допускает, что таковое, скорее всего, будет.

Ваше агентство - это абсолютно новая структура для Украины. Не все понимают для чего оно создано и чем конкретно будет заниматься. Какие основные полномочия и цели создания Нацагентства?

Это очень важный и актуальный вопрос. Я уже сейчас вижу, что есть абсолютно разное понимание того, чем должно заниматься агентство. Неоднократно слышал мнение, что "вот это орган, который найдет, арестует, взыщет, конфискует и вернет все в госбюджет". К сожалению или к счастью, это не совсем так.

Во-первых, это агентство создается, условно говоря, по лекалам аналогичных органов в странах Европейского Союза. Во всех странах ЕС есть аналогичные агентства с функцией поиска, розыска активов и в некоторых странах они имею еще функцию управления арестованным и конфискованным имуществом.

Украинское агентство имеет 2 функции - и розыска и управления активами.

Призвание агентства – помочь правоохранительным органам отыскать потенциальные объекты ареста, а после ареста – управлять такими активами с целью сохранения их стоимости.

Прежде всего, о каких активах идет речь?

Если мы берем функцию розыска активов, то речь идет о тех активах, которые могут быть предметом ареста в уголовном производстве. Классически - это объекты спецконфискации, то есть доходы от преступлений и их производные.

Что касается функции управления, то агентство может осуществлять функцию управления относительно того имущества, которое, во-первых, арестовано в уголовном процессе и, во-вторых, в отношении которого предъявлен иск в интересах государства.

Можно ли поподробнее, что значить управлять арестованным имуществом? Оно же фактически до обвинительного приговора суда находится в собственности другого человека...

Логика этой функции заключается в том, чтоб лицо, которое обвиняется в совершении преступлений, временно на период следствия ограничить в возможности использования его финансовых ресурсов для гипотетического сокрытия объектов преступления, выведения активов за пределы страны, использования этих активов с целью затягивания рассмотрения уголовного производства и т.д.

В Европе это было опробовано на борьбе с наркоторговлей, оргпреступностью и мафией в Италии из-за того, что преступники использовали свое заработанное преступным путем состояние для того, чтобы тормозить расследование уголовных дел. И параллельно они выводили свое имущество и прятали его в других юрисдикциях.

То есть, основная цель управления арестованными активами - предотвратить потерю этого имущества в том случае, если лицо будет признано виновным и будет решение конфисковать это имущество.

Еще одна цель - сохранение экономической стоимости имущества. Так как идет время, арестованный объект недвижимости, например, никем не охраняется, не отапливается, никто за ним не следит, он теряет свою стоимость. И лицо, если получит в итоге оправдательный приговор, то его имущество к этому моменту существенно потеряет в цене.

В законе прямо написано, что управление должно осуществляться на принципах сохранения экономической стоимости и по возможности приумножения этой стоимости.

Интересно, как будет обеспечиваться эта функция. Например, резиденция "Межигорье" - это же большой объект, который находится под арестом.

"Межигорье" - хороший пример с точки зрения сложности объекта управления.

Во-первых, управление может осуществлять только на основании решения суда о передаче имущества в управление. Агентство не в праве самостоятельно решать, чем ему управлять.

То есть кроме решения суда об аресте, должно быть еще решение и об управлении имуществом?

Да. Имущество должно быть арестовано, и отдельно, если суд считает доводы прокуратуры обоснованными, он выносит определение о передаче имущества в управление.

Так вот, о "Межигорье"...

"Межигорье" - это условно сложный целостный имущественный комплекс. То есть, это не один объект - автомобиль или дом - а совокупность движимого и недвижимого имущества, земельных участков с разным целевым назначением, с разными собственниками с разными юридическими титулами на каждый объект и с разными обременениями на все эти объекты.

В связи с тем, что это объект сложный и состоит из разных элементов, то никто на данный момент в государстве не имеет обоснованного мнения, а что с этим всем делать в совокупности...

Это как раз тот вопрос, который через пару месяцев будете решать Вы…

Есть основания полагать, что этот вопрос рано или поздно будет поставлен перед агентством. И если это произойдет, то агентство будет тем органом, которое вынуждено будет принять это решение и его потом отстаивать перед обществом, перед государством

Какие-то идеи у Вас уже есть по это поводу? Например, что необходимо делать с "Межигорьем", чтоб оно не потеряло в стоимости?

Для меня "Межигорье" - это не только совокупность движимого и недвижимого имущества, а совокупность юридических титулов, прав требования, обязательств и собственников. Все это влечет за собой историю с рисками, обременениями и, в конце концов, влияет на стоимость этого объекта.

Поэтому, в первую очередь, необходимо поднять историю, проанализировать все документы, проанализировать существующие обременения, и в итоге это будет базой для того, чтоб определиться, что с ним делать.

Гипотетически, мандатом управления может охватываться любая деятельность относительно этого объекта. В том числе и продажа - самый простой вариант. Это и привлечение каких-то инвестиций в часть объекта и продажа остального. Возможно, аренда или другие меры.

В данном случае базовым принципом для агентства является сохранение экономической стоимости объекта управления. Тут нет предостережения о, например, обеспечении выполнения социальной функции государством. Речь идет о сохранении стоимости.

Тут важно, чтоб не возникали злоупотребления при продаже арестованного имущества. Можно вспомнить историю про арестованное топливо беглого бизнесмена Курченко, которое, по данным СМИ, было продано по заниженной цене структурам, приближенным к депутату от НФ Пашинскому...

Я думаю, это будет крайне сложно сделать. В контексте работы агентства даже невозможно. Потому что одним из строгих требований еще на этапе создания агентства была его прозрачность. Это и общественный совет, который принимает участие во всех функциях агентства, это и отчеты, аудиты, ежегодный отчет в Верховной Раде, комиссия по аудиту, комиссия, которая будет согласовывать продажу объектов с высокой стоимостью...

То есть, контролировать вас будут очень...

Контролировать будут очень сильно. Я просто не вижу возможностей для каких-либо уловок.

В конце концов, это моя мотивация, как руководителя, который запускает это агентство. Мне нужна success story ("история успеха"), я хочу позитивных результатов, я хочу в этот новый орган "вдохнуть жизнь". Это интересно мне с точки зрения моей карьеры. Это моя ответственность.

Когда Вы прогнозируете полноценный старт работы агентства?

Это смотря что считать полноценным стартом. Согласно утвержденного Кабмином плана, февраль - март, максимум апрель, это время, когда агентство должно стать способно выполнять определенные законодательством функции.

Но, к примеру, функция управления может быть запущена быстрее функции поиска-розыска. Потому что функция обнаружения и выявления активов базируется на таких инструментах, как доступ к базам данных, как и общегосударственным, так и базам данных аналогичных органов стран ЕС.

Спрогнозировать, когда агентство получит полный доступ к этим базам данных, тяжело. Я для себя определил, что этой цели можно достичь до конца 2017 года. И это оптимистический сценарий.

Хорошо, а что вы будете делать с имуществом экс-чиновников времен Януковича, которое на данный момент арестовано в странах ЕС? Есть ли опасность, что европейские страны разморозят счета или снимут аресты с имущества?

По логике закона, для целей его применения абсолютно не важно, где находятся активы, в какой юрисдикции. Важно только, чтоб было уголовное производство в Украине и запрос от следователя, прокурора или суда на поиск таких активов.

Активы, о которых Вы говорите, скорее всего, имеют разный режим обременений. Часть из них обременены блокировками финансовой разведки, а это не является арестом в уголовном производстве. Часть из них заморожены в правовом режиме санкций Европейского Союза.

Если мы говорим об активах, заблокированных финансовой разведкой или санкционными инструментами ЕС, то этими активами управлять агентство не может. Нужен арест в уголовном производстве по украинскому Уголовному процессуальному кодексу.

Есть ли у Вас подсчеты, какие-то предварительные данные о том, сколько активов за границей могут стать предметом вашего интереса?

Абсолютно нет. Те активы, которые следователь уже нашел и арестовал - их не надо искать агентству. А вот что он не нашел или хочет найти – это знает только следователь.

Поэтому одним из первых шагов агентства будут консультации с нашими уважаемыми правоохранительными органами, на которых я поставлю ряд базовых вопросов: что именно и в каких уголовных производствах вы заинтересованы искать? Потому что агентство – орган сервисный, вспомогательный для правоохранителей.

Вы кстати уже со своими заместителями определились?

Нет, я еще не определялся. Я за понятный конкурсный отбор кадров. Единственное, что - это должны быть специалисты. Специалисты, способные брать на себя соответствующий функционал.

А что касается арестованных средств экс-чиновников Януковича на украинских счетах? На сколько я понимаю, там около 1,5 млрд долларов...

Агентство может осуществлять функцию управления касательно денег. Но оно ее осуществляет достаточно ограниченным инструментарием, агентство уполномочено переместить эти средства со счета лица на депозитный счет Нацагентства в государственном банке. Там они находятся, насчитываются проценты. Если лицо признается невиновным, то ему возвращаются все средства плюс проценты. Если эти средства конфискуются, то они конфискуются в полной мере в бюджет.

То есть Ваши планы - это положить эти средства на депозитный счет?

Все верно. В принципе, практика управления активами даже в ЕС только формируется. Гипотетически, в мировой практике и логике управления не противоречило б то, что агентство могло б эти средства куда-либо инвестировать. Но так как это институт новый для Украины, и были некие опасения со стороны депутатов, что это может быть использовано как некий инструмент злоупотреблений, то вся функция касательно управления денежными средствами была сужена до одной возможности - переместить их на депозит и там их держать пока не окончится уголовное производство.

В этом контексте хотелось бы спросить про так называемую конфискацию в гражданских делах или как ее еще называют не совсем корректно "спецконфискацию активов экс-чиновников". В очередной раз Рада провалила соответствующий законопроект, к разработке которого были причастны и Вы. Есть ли у Вас прогнозы, что будет дальше с этим вопросом?

Я убежден на 100%, что Украине нужен этот институт. Сейчас механизм спецконфискации может быть применен только после вступления в силу обвинительного приговора. Это объективно может занять долгие года. А для таких объектов, как денежные средства, которые могут свободно перемещаться из юрисдикции в юрисдикцию, то это «путь в никуда».

Для этого и нужен механизм, который называется "взыскание активов вне уголовного производства". Все упреки депутатов, которые звучали в зале Верховной Рады, не являются обоснованными. Ни одной претензии по сути не прозвучало. Прозвучали перекручивания, страхи, манипуляции.

Инструмент, который был предложен, является даже более демократическим, чем в некоторых странах ЕС.

Что делать дальше? Формально юридически есть варианты: а) внесение такого же проекта закона на следующей сессии, т.е. в феврале; б) изменить что-то в этом законопроекте не текстуально, а по сути процедуры.

Можно в текст добавить предохранители, изменить сроки, круг субъектов инициирования, внести иные правки по желаниям депутатов. Но это не влияет на суть законопроекта и никак не является поводом его не принимать в принципе, раз все озвученные пожелания вполне можно было доработать ко второму чтению.

Я считаю, что данный проект должен быть возвращен в зал Рады, и он туда в итоге и вернется. Потому что чем больше времени этот проект не является законом, тем больше мы теряем возможностей.

Какая ситуация с делом, которое открыло Национальное агентство по предотвращению коррупции в отношении Вас по подозрению в конфликте интересов? Оно закрыто или еще расследуется?

Я не знаю, завершено ли оно. Потому что никто мне не присылал никаких сообщений про статус, результаты и т.д. Действительно, было несколько звонков ко мне с приглашением явиться для дачи пояснений под видеосъемку. Но следует отметить, что даже в уголовном процессе все следственные действия нормированы, и полномочий отбирать устные пояснения, тем более под видеозапись, у НАПК нет. Нет ни в законе, ни в их положениях.

Для меня выглядит странным предложение от органа государственной власти осуществлять действия, не предусмотренные их функционалом.

Мало того, что они толкают лиц, которых они проверяют, на противоправные действия, так в принципе они тем самым ставят под сомнение собственную процедуру проверок. Потому что в конце концов эту процедуру можно будет обжаловать в суде.

Потом они мне отправляли письмо с вопросами. Я на них ответил, и все. С тех пор никаких новостей у меня нет.

Я как был, так и остаюсь глубоко убежден, что у НАПК нет порядка проверки конфликта интересов. Поэтому, как они проверяют, чем руководствуются, на основании чего, для меня совсем не понятно.

И последний вопрос. Немного из области слухов, но тем не менее. Говорят, что Ваша кандидатура с самого начала согласована на эту должность, так как Вы - человек, приближенный к "Народному фронту". Можете подтвердить или опровергнуть свою связь с НФ?

Я думаю, что эти слухи - это плод желания найти какую-то причинно-следственную связь между мной и еще кем-то. И я могу себе представить, что они все основываются на том, что я был заместителем министра юстиции.

Вы, кроме того, работали еще и в адвокатской фирме Павла Петренко…

В сфере частной юридической практики все когда-то с кем-то работали. И только потому, что меняется политическая конъектура ставить какие-то штампы на людей или обвинять их в работе на какие-то политические проекты - это абсолютная бессмыслица.

Что касается слухов. Нет, я не являюсь креатурой "Народного фронта", я не являюсь членом партии.

Если речь идет о каких-то условных распределениях сфер влияния и должностей, то мне лично об этом ничего не известно. Я могу абсолютно честно и откровенно сказать, что со мной никто таких консультаций не проводил.

Если кто-то решил, что через меня можно осуществлять влияние, даже не поинтересовавшись моим мнением, то это очень наивная точка зрения.

У меня просто есть личная мотивация. Для меня это амбициозный вызов. И у меня есть шанс, чтоб новый государственный орган заработал надлежащим образом. Каких-либо других альтернатив я не видел.

И я не заинтересован в каком-либо влиянии. Потому что если я поддамся влиянию, то потеряю свой профессиональный шанс. Зачем мне подвергать риску мой шанс? Политические же силы меняются каждый сезон.



Архив
Новости

ok