Интервью 2016-12-09T12:46:41+02:00
Українські новини
Основатель инкубатора стартапов Денис Гурский: Российские стартапы уже стоят в очереди, чтобы переехать в Укра

Основатель инкубатора стартапов Денис Гурский: Российские стартапы уже стоят в очереди, чтобы переехать в Украину

Основатель первого некоммерческого инкубатора стартапов Денис Гурский
Основатель первого некоммерческого инкубатора стартапов Денис Гурский

В последние несколько лет стартапы стали модным трендом в украинской экономике. При этом наша страна просто с определенным временным лагом повторяет мировых тренды.  Роль одного из локомотивов отбора, развития украинских стартапов взял на себя Денис Гурский, эксперт в области цифровых коммуникаций и гражданского общества, основатель технологической общественной организации SocialBoost, СЕО первого некоммерческого инкубатора IТ-проектов на основе открытых данных 1991 Open Data Incubator.

В интервью Українським Новинам он рассказал о том, зачем нужны стартапы государству, что мешает жить отрасли, которая может стать одним из локомотивов украинской экономики и почему инвестиции "уезжают из страны".

Сейчас стартапами принято называть практически любую инициативу. Скажите, что же такое "настоящие" стартапы?

Мне кажется, что слово "стартап" не имеет официального термина и если говорить о самом слове, то в разных учебниках его трактуют по-разному. Мне кажется, что многие люди почему-то стали приравнивать любой малый и средний бизнес, который начинается с нуля к стартапу. И это не совсем правильно. Потому что стартап от бизнеса отличает все-таки одна единственная вещь: когда вы, открываете бар или запускаете парикмахерскую – все понятно. Это уже кто-то делал до вас, есть какие-то понятные шаблоны, моменты, которые точно нужно учесть. Какие-то лекала, по которым делается этот бизнес.  В стартапе есть элемент которого в бизнесе нет - это инновация. Ты никогда не знаешь, чем закончится все твое прекрасное стартапостроение. И в этом с одной стороны риск, с другой стороны возможность. Это как раз отличает стартапы от малого и среднего бизнеса. Инновационный компонент.

Мне кажется, что существующие в Украине стартапы все-таки находятся где-то посередине между малым и средним бизнесом и стартапами. Но в тоже самое время, они очень важны для построения экосистемы в целом. Если они даже копируют что-то с западного рынка, то все равно не знают, как это развернется на украинском рынке. Как правило, проекты рассчитывают на операционную прибыль, которая позволит бизнесу расти дальше. После чего показывают какой-то рост, и заходит инвестор, - тогда рост ускоряется в 10 раз. То есть модель более близка к стартапостроению, нежели к классической модели построения бизнеса.

А как украинские стартапы вообще относятся к украинской науке? Проникают ли они в эту отрасль или нет?

Мало проникают. Технологические стартапы к счастью, или к сожалению, предполагают, что есть материальная и научно-техническая база для их реализации. Это современные лаборатории, это научно-исследовательские институты, которые представляют не советское прошлое, а скорее будущее. И, благодаря этим мощностям, можно создать какой-то технологический прорыв. Украинские же стартапы зачастую используют простые вещи, с которыми они соприкасаются каждый день и пытаются решить каждодневные проблемы при помощи IT. Это и доставка продуктов, и проблема транспорта, энергопотребление, агросектор, антикоррупционные идеи и помощь государству.

Почему вообще возникла идея создания инкубатора для стартапов? Что это вообще такое и как функционирует? Зачем он нужен непосредственно своим создателям?

Наш бизнес-инкубатор – это фактически проект общественной организации SocialBoost. Мы начали свою деятельность 2012 году и в Украине известны больше как организаторы хакатонов. Мы организовали их огромное количество на социально важные темы. В Киеве и в других городах в том числе. Мне кажется, что настал какой-то момент, когда мы поняли, что для того чтобы стартапы появлялись быстро – а хакатон предусматривает быстрое появление стартапов, - нужны большие массивы данных. А они зачастую находятся на стороне государства. Таким образом, мы ввязались в реформу открытых данных. И сыграли, как мне кажется, не последнюю роль в этой реформе, поскольку занимались адвокатированием закона об открытых данных, мы также разработали государственный портал открытых данных, который сейчас передан в собственность государства. Кроме того, занимались тем, что адвокатировали и продавливали принятие постановления Кабинета Министров, в котором были открыты около 300 реестров данных.

И когда стало понятно, что постановления приняты и данные начинают открываться – мы вернулись назад к хакатону и поняли, что этот формат не очень устойчив. Конечно, он предусматривает определенный инструмент мотивации, но в то же время в понедельник люди идут на работу, учебу, и проекты остаются незавершенными.

Для того, чтобы завершить проект нужно несколько вещей: помощь менторов,  построенная бизнес-модель,  доукомплектация в плане кадров, построение связей с ключевыми стейкхолдерами, пилотными клиентами.  Которые, возможно, будут пользоваться этим сервисом для того, чтобы его лучше адаптировать под потребности рынка. И нужно время.

Все эти потребности закрывает инкубатор. В него на конкурсной основе попадают в стартапы, в большей степени использующие большие данные, собранные с датчиков, с полей, с энергосчетчиков, открытые государственные данные, которые государство либо уже имеет в открытом виде, либо предоставляет по факту попадания проекта в инкубатор.

Сколько сейчас стоит создать подобный инкубатор в Украине?

Мы получили грант в 50 тыс. долларов от фонда Western NIS Fund. На эти деньги сегодня и существует инкубатор. Кроме того, мы получили большое количество нематериальных активов: офисное пространство на безоплатной основе было предоставлено компанией Microsoft. Мы также нашли ряд партнеров, которые помогают с легальными вопросами: например, компания "Саенко-Харенко" помогает нам решать юридические вопросы. Кроме того, у нас есть команда из более чем 40 менторов, большая часть которых бесплатно посвящают свое время работе с командами, и только часть из них, к примеру, зарубежных суперзвезд – нам приходится оплачивать – их дорогу, проживание, и тому подобные траты. Кроме того, это "Стартап-депо" во Львове, это Impact-Hub в Одессе, это проект, который занимается развитием стартапов в Днепропетровске. Эти ребята помогали нам осуществлять отбор региональных проектов, делать отборы в других городах.

И это очень важно – ведь можно сказать, что у нас все же полуволонтерский проект.

Инкубаторы, о которых я знаю и которые запускались в Украине - начинали, по сути, с миллионом долларов, который с самого начала был в кассе проекта. У нас другая история. С одной стороны, мы действительно инкубатор, с другой стороны - мы сами стартап. У нас инновационный подход к развитию проектов, мы работаем с госсектором, с открытыми данными и сами не знаем к чему все это приведет. Но факт в том, что госсектор не потратил на это ни копейки денег.

Сколько денег Вам удалось привлечь?

У нас был один выпуск - 12 стартапов из них 4 получили поддержку. Это проект Agri Eye, который занимается анализом сельскохозяйственных полей. Он получил поддержку в 150 тыс. долларов инвестиций от украинского инвестора, который пожелал остаться неизвестным. Проект Adtena и проект Navizor - один из которых занимается WiFi точками в городах, а второй - анализом дорожного покрытия, получили гранты на продолжение инкубации в Канаде в течение 4 месяцев. Оба проекта на некоторое время переехали в Канаду, но они вернутся в Украину с новым опытом и новыми достижениями. Мне кажется, это будет полезно. С другой стороны, у нас есть проект, который уже выпустился и он известен во всем мире - это стартап Ecoisme. Во время инкубационного периода и после него стартап участвовал в конкурсе EDF (крупнейшая государственная энергогенерирующая компания Франции и крупнейшая в мире компания-оператор атомных электростанций), получили их поддержку и 120 тыс. долларов на развитие. Также у нас есть стартап, который называется Digital Police. Они занимаются уведомлениями о том, что человек пересекает территорию криминогенно-опасных зон. Этот стартап получил грант от посольства США и сейчас ребята продолжают развиваться.

Какие открытые данные в основном используют стартапы?

Все зависит от проекта. Наши стартапы используют самые разные данные. К примеру, Digital Police использует реестр преступлений, который есть у новой полиции. Этот реестр содержит информацию об адресе преступления, его типе и времени совершения. Стартап использует информацию из этого реестра для определения степени криминогенной опасности территории, на которую заходит человек, установивший приложение.

Еще один пример: стартап Agri Eye. Они используют информацию, которую получают со спектральной камеры дрона. Это информация о температуре и влажности почвы. Но также они используют и химпаспорта полей, предоставленные Министерством агрополитики. То есть информацию о количестве и типе внесенных в почву удобрений. Соединяя эти данные, стартап создает приложение для украинских фермеров, с помощью которого можно гораздо точнее определять, что конкретно нужно сеять на том или ином участке.

Сейчас у нас есть проект, который активно кооперируются с системой электронных торгов ProZorro. Они используют электронные данные о государственных закупках. Ведь, фактически, система ProZorro генерирует много тысяч записей в сутки. И их невозможно проанализировать ни одному человеку, ни целой команде. В системе "Антикоррупционный монитор" ребята работают в банковском скоринге и анализе неплатежеспособности уже много лет. Это помогло им разработать формулу, при помощи которой выявляются 20-30 потенциально коррупционных кейсов ежедневно. И именно эти 20-30 кейсов ложатся на стол экспертам.
Спектр открытых данных, которые используются в стартапах, очень широк. Есть проект 007, который анализирует транзакции Казначейства и визуализирует их. Можно зайти на портал и увидеть куда и зачем были направлены средства.

Расскажите о том, по каким основным критериям отбираются стартапы для участия в инкубаторе 1991?

Во-первых, это навыки работы с данными. Потому что сегодня основными трендами являются именно Big Data, интернет вещей, искусственный интеллект и дополненная реальность. Все это - огромные массивы данных, с которыми нужно уметь работать. Но мы отбираем проекты не только по умению работать с Big Data, мы смотрим на их жизнеспособность, на то, насколько эти люди в принципе способны реализовать проект. Мотивация людей и их личностные характеристики очень важны. Это может показать, смогут ли они довести свой проект до какого-либо логичного окончания, до окончания инкубационный программы. Кроме того, мы делаем большую ставку на рыночные преимущества. Смотрим, существуют ли где-либо подобные проекты, которые уже добились позитивных результатов, смотрим на то, можем ли мы повторить эти результаты в Украине.

На время работы в инкубаторе от чего приходится отказываться стартаперам?

Наша инкубационная программа длится два с половиной месяца. И, фактически, это работа в Full Time. Им приходится отказываться от всего: от работы, учебы, и даже личной жизни. Они полностью посвящают свое время разработке проекта. У нас люди иногда ночуют офисе, из-за чего неоднократно были проблемы с охраной. Ведь нашим охранникам по инструкции нельзя допускать, чтобы ночью кто-то оставался в здании. Некоторые из наших стартаперов приходит в офис с детьми, потому что их не с кем оставить. По сути, им приходится тратить все свое время на разработку проекта - иначе они просто не успеют добежать до финиша...

За счет грантовых денег мы оплачиваем им еду, напитки в офисе и проживание для иногородних участников проекта.

Какие стартапы уже выпустились "в мир"? Что стало с ними дальше?

Начнем с того, что сейчас в принципе мало кто знает о стартапах, которые развиваются в Украине. Мне кажется, что о наших стартапы зачастую узнают, когда они уже уезжают из Украины, когда они поднимают инвестиции и уже перестают быть украинскими компаниями. Чаще всего, победа украинских стартапов за рубежом означает лишь то, что это новое американское юридическое лицо подняло американские деньги, заплатило с них американские налоги, а Украина снова осталась ни с чем. Украинские стартапы, о которых сейчас модно говорить, в принципе только полгода как начали появляться. Все они находятся на стадии пилотного запуска, работают с пилотными клиентами, и всех их можно найти в публичном доступе.

Все стартапы, прошедшие наш инкубатор, работают, на них можно посмотреть, а 4 проекта уже нашли свои инвестиции. Потому что зачастую этот показатель не более одного из 10.

Что они могут дать Украине?.. У меня есть большой вопрос к журналистам на эту тему. Потому что у нас освещается интенсивно все что угодно: крестный ход, деятельность бывших членов Партии регионов, у нас активно освещается весь популизм, существующий в стране. Но почему-то абсолютно не освещаются достижения простых людей, которые приехали из Одессы или Львова в Киев, которые вложили свое время и знания в технологии, которые сейчас существуют в Украине.

Экстремальные кейсы, к примеру, когда переселенец из Донбасса переезжает в Киев и открывает здесь производство сыра, освещается только потому, что это так называемая "історія на часі". А те проекты, которые в принципе помогают вывести ключевые украинские отрасли из бедности и из коррупции - остаются без внимания.

Мне кажется, что даже со стороны бизнес-изданий нет достаточного внимания к проблеме. Вот если выйти и сделать какой-то флешмоб на Майдане - его с радостью покажут по телевизору. Но вещи, которые являются действительно полезными для всей страны - почему-то остаются в тени.

Есть еще вот какой вопрос: кого из ваших выпускников уже можно "потрогать" на практике? А то складывается впечатление, что в Украине очень мало людей, которые могут получить реальную пользу от украинских же стартапов. Может для них просто пока "не время"?

Я считаю, что времени на то, чтобы определяться с удачным моментом для стартапов, в Украине не осталось. Украина сейчас находится под увеличительным стеклом у всех мировых СМИ. В Соединенных Штатах к примеру, на слово Украина, теперь достаточно адекватно реагируют, а не переспрашивают, "что это за страна?". Сейчас у нас есть шанс перейти от "революционной борьбы с антикоррупцией" к революционному росту. Но этот шанс не случается в тяжелом машиностроении. Он не случается в больших, точных, трудоемких индустриях. Он случается в отрасли, где есть минимальные инвестиции и максимальный эффект. Сегодня Украина может достичь такого эффекта только при помощи стартапов.

Мы никогда не выиграем гонку в тяжелых, фундаментальных отраслях, которые нужно строить годами. У нас просто нет этого времени. Если Украина сейчас чисто экономически не сделает все возможное, чтобы развить систему стартапов и увеличить благодаря этому долю ВВП IT-рынка с 2% хотя бы до 10% - мы окажемся там, где мы были 10 лет назад. И ничего хорошего ни в политическом, ни в социальном плане в этой стране не случится.

А потому, время ли для этих стартапов или не время - покажет наш эксперимент. Могу сказать только одно: два или три года назад для того, чтобы сделать стартап, связанный с мобильными приложениями, нужно было выезжать из страны. Хотя бы в Польшу или Чехию, потому что в Украине не было 3G. Ты сделаешь приложение, но не сможешь его протестировать.

Сейчас интернет третьего поколения у нас, к счастью, появился. И сейчас в Украине есть несколько индустрий которые, наконец-то, очнулись, у которых есть деньги, и которые готовы платить за хорошие сервисы. Это агросектор, это энергетика, это "умные города". И эти отрасли сейчас являются точками роста, мы можем для них что-то сделать, тем самым увеличив их производительность и эффективность. Потом мы сможем привнести этот опыт и в другие страны.

Самое главное для стартапа - найти платежеспособного клиента. Но, зачастую, первые клиенты стартапов не платят. Они лишь работают над программой или продуктом совместно со стартапом. В Украине же сложилась уникальная ситуация: пилотные клиенты не только способны, но и хотят платить. Те стартапы, которые занимаются у нас в инкубаторе агросектором, уже импортируют свои продукты в другие страны: в Чили, в Восточную Европу. Их продукт востребован, они смогли наладить экспорт.

И мне кажется, что это ключ к развитию экономики. Стартапы есть, пилотные клиенты готовы платить. По сути, когда стартап доходит до той фазы, когда ему нужно переезжать за рубеж и развиваться там, у него уже есть экономический успех для страны.

Какие основные проблемы в финансировании стартапов в Украине?

В Украине есть только одно преимущество для стартапов: это грантовая поддержка. За рубежом найти грантовую поддержку для стартапов очень сложно. Но, поскольку у нас страна, в которой государство платить не может и зачастую государственные деньги подменяются какими-то грантовыми средствами - этим можно пользоваться. С другой стороны, в Украине с финансированием стартапов все плохо. Потому что в других странах действует программа поддержки стартапов, которой у нас банально нет.

Возьмем Индию. Эта страна похожа на нас и на глобальном рынке она конкурирует с нашими айтишниками. С января 2016 года премьер-министр Индии запустил программу "10 простых шагов навстречу стартапам", чтобы конвертировать outsource в стартап. Чтобы перейти от сервисной экономики к продуктовой. И это простые вещи, которые не требуют особых усилий от государства.

К примеру, если ты продаешь квартиру, и доказал, что эти деньги планируешь вложить в стартап - ты избавляешься от налогов на 3 года. Вот такая вот простая вещь, но она может подтолкнуть человека к мысли о том, что он действительно может начать свой собственный бизнес.

Во Франции правительство делает все возможное для того чтобы наладить экспорт своих товаров. Они всячески промотируют продукцию своих стартапов на мировом рынке, делают выставки. Для этого даже есть специальный государственный фонд в 200 млн Евро, программы поддержки стартапов, инкубаторы и акселераторы в малых городах. При этом, Франция совсем не айтишная страна. А ведь даже в развитых странах стартапам нужна поддержка.

К примеру, в Америке есть штат Нью-Йорк, в котором есть мегаполис New York City на 20 млн жителей. А есть весь остальной штат - огромное количество производства, которое материально и морально устарело. Это похоже на нашу юго-восточную Украину. От General Electric, которые сократили свой персонал от 100 тыс. сотрудников до всего 4 тыс, - до каких-то совершенно сумасшедших производств, которые давно уже закрылись, например, фабрик по производству воротничков для рубашек. Колоссальная безработица, наркомания… И как поступает штат? Он делает ревитализацию депрессивных регионов, они помогают приватизировать заброшенные здания, дают дотации тем предпринимателям, которые в заброшенных заводах создают коворкинги, инкубаторы, акселераторы. Они освобождают от налогов не сами стартапы, то тех людей, которые пришли в эти стартапы работать.

Условно говоря, налог на прибыль на таких сотрудников платить не надо. И когда человек идет в большую компанию работать - то у него за счет налогов потери в зарплате могут составлять от 40%. А если он идет работать в стартап - это риск, но зато у тебя зарплата на 40% выше на той же должности.

Такой программы в Украине просто нет. Да, можно найти так называемые "ангельские" деньги (самая начальная стадия развития) - в районе 10-15 тыс. долларов. Дальше есть посевная стадия (следующая стадия -)- 50-150 тыс долларов. И вот эти деньги найти уже очень сложно. Самое сложное для стартапа в Украине - найти вот эту "посевную" сумму. Потому что это стадия проверки гипотез, это высокий риск, и наши инвесторы, наши фонды не готовы в это вкладываться. Наши инвесторы готовы вкладываться от 500 тыс., от миллиона долларов, потому что на этой стадии проект уже доказал, что он что-то может, что у него уже есть клиенты. Но на этой стадии украинские стартапы уже не думают об Украине - они смотрят в сторону Европы и Штатов.

Могут ли наши стартапы привлекать необходимое финансирование в украинских финучреждениях?

Украинские инвесторы хотят видеть стартапы, у которых уже есть демонстрация роста. И это большая проблема, это тот инвестиционный порог, который есть на рынке. В других странах этот порог компенсируется наличием специального фонда, созданного при поддержке государства, который разделяет риски с частными инвесторами, и дофинансирует стартапы. Он позволяет государству совершать высокорисковые инвестиции, при этом оставляя часть акций таких компаний в стране. Если бы мы создали подобный фонд - он позволил бы Украине оставить у себя часть акций успешных стартапов, куда бы они не поехали потом. Если бы в свое время Украина таким образом поддержала WhatsApp - у нас бы ВВП уже немного изменился.

Какой должна быть роль государства в развитии стартапов?

Необходима программа поддержки развития стартапов. Возможно, с каким-то дофинансированием на уровне с частными инвесторами. Плюс - лояльность по налогообложению, плюс стимуляция развития самой воронки стартапов. У нас эта система пока в принципе слабо развита. Так, согласно новому закону об образовании, наши университеты и институты могут создавать у себя на базе инновационные структуры по типу акселераторов или инкубаторов. Но они этого не делают, потому что не знаю, как. Им никто не дал методологию. Мы сейчас разрабатываем методологию, которую совместно с Министерством образования планируем передать украинским ВУЗам. Мы хотим объяснить, как построить инкубатор так, чтобы университет мог еще и зарабатывать на этом, и чтобы студентам не приходилось искать студенческую практику, тыкаться по каким-то компаниям ради штампа. Чтобы вместо этого они могли принести стартап на кафедру, в новом формате поработать с преподавателями и приходящими менторами, и таким образом создать компанию.

Госпрограмма должна ориентироваться именно на такие простые вещи. Плюс ко всему есть сложности с правами интеллектуальной собственности. Наш закон несовершенен, пиратство процветает, с патентами тоже есть определенными сложности. Мне кажется, государство должно дорегулировать эти моменты, начиная с финансирования, заканчивая более лояльными условиями существования стартапов, отделив их от малого и среднего бизнеса.

Отдельно стоят открытые данные. Варшавский экономический институт провел исследования, и доказал, что если государства откроют данные и сделают их доступными в структурированном виде - экономика ЕС поднимется на 2% сама собой в течение 4 лет. Просто за счет экономии средств, и за счет того, что многие электронные сервисы будут появляться быстро. Потому что ты складываешь уже существующие пакеты данных об адресах аптек, стоимости лекарств, про транспорт - и у тебя уже есть приложение, по которому ты в 1 клик можешь доехать до самого дешевого инсулина.

Что дает стране развитие стартапов? Если можно - в цифрах.

Развитие стартапов дает стране увеличение ВВП. Это самое главное. К примеру, не так давно израильская компания со штатом в 15 человек выиграла тендер на 2,2 млрд долларов на организацию интеллектуальной системы охраны олимпиады в Рио. И это только потому, что государственная поддержка стартапов, работающих в области оборонного сектора в Израиле есть, и она сильна. И если Украина сегодня не может вкладываться в создание спецфонда по развитию стартапов - пускай она хотя-бы поспособствует его создание за счет переговоров с крупными инвесторами в Украинскую экономику. Я понимаю, всем хочется набрать какие-то электоральные очки, и потому деньги просятся на дороги, на то, что легко закопать в асфальт. Но мне кажется, в первую очередь нужно просить деньги на развитие тех отраслей, которые очень быстро отплатят вкладом в украинскую экономику. Мы потерпим еще несколько лет и войну, и плохие дороги. Но если экономика страны не сделает сейчас пару шагов вперед - мы завалимся. Никакие санкции против России не помогут, волонтеры уже не спасут. Если экономически Украина не станет успешной - то все, что было сделано за предыдущие несколько лет - обречено на провал. 

Я понимаю, что украинские айтишники сейчас зарабатывают больше всех в стране. Но если бы они сейчас не зарабатывали больше всех - то я не знаю, сколько бы получали те люди, которые сейчас работают на бюджетную зарплату.

Не приведет ли подобная государственная поддержка стартапов к тому, что проекты будут просто быстрее развиваться и быстрее же уезжать из страны?

Я так не думаю. У нас есть свой рынок. Украина - это центр Восточной Европы. Нам есть, что предложить и восточным соседям, и западным соседям. Это отличная площадка для того, чтобы разворачиваться. Я вам скажу больше - российские стартапы уже стоят в очереди, чтобы релоцироваться в Украину. Потому что они не могут привлечь инвестиции в России из-за санкций. А у нас нет стартап-визы в стране. У Канады есть, у Великобритании есть, а у Украины - нет. Они не могут получить рабочую визу и начать приносить свои деньги нашей стране. Туристическую - пожалуйста, а рабочую - не могут. Потому что есть сонм бюрократических сложностей, нет понятного процесса получения такой визы, нет законодательного определения "стартап". Была бы стартап-виза - эти вопросы решались бы элементарно. И мне кажется, что в борьбе с российской агрессией, создание лояльных условий для иностранных стартапов, которые релоцируются в Украину, в том числе для российских - это прекрасное экономическое преимущество и политический шаг.

Если говорить о системе монетизирования стартапов на открытых госданных - как они вообще зарабатывают? Сделать такой проект интересно, это, безусловно, тренд - но как на нем заработать?

Я бы сказал, что стартапы, которые работают с открытыми данными, разделятся на 2 больших категории. Первая - это новые коммерческие компании, которые работают, в том числе, с открытыми данными. Например - берут набор данных, которые анализируют качество воздуха. С ними можно сделать приложение, которое может показать, какое качество и какой химсостав воздуха вокруг вас, относительно ваших координат GPS. С другой стороны, этот же визуализированный набор данных компания может продавать как виджет для всех порталов, которые занимаются недвижимостью. И те смогут привязать его к каждому объекту недвижимости, который индексируется у них на сайте. После чего ставится небольшой рекламный баннер в бесплатное приложение для определения качества воздуха, которым пользуются обычные люди - на сайты по поиску жилья. Совершенно простая вещь, которая позволяет монетизировать по сути бесплатные данные, созданные за деньги налогоплательщиков и берущиеся у государства.

По похожей схеме работает наш стартап Digital Police. Их приложение бесплатно, но они продают так называемый Family Package - если вы хотите, чтобы уведомление о том, что вы попали в опасную зону, или опасную ситуацию, приходило не только на ваш телефон вам в карман, но и вашим родственникам - такой пакет будет стоить денег. Так что источников по заработку на открытых данных - такое же количество, как и у всех иных стартапах. Единственное что - открытые данные позволяют осуществить развертывание стартапа гораздо быстрее, чем это происходит без данных.

Потому что если вы решили запустить приложение, к примеру, обо всех украинских банкоматах - это очень сложно, собрать все данные о том, где они размещены, как они размещены… У каждого банка это своя, отдельно структурированная информация - так что собирать эти данные с рынка вы будете очень долго. Но вы можете запросить эту информацию в НБУ - и так вы получите ее гораздо быстрее.

Могут ли стартапы привести к технологическому прорыву, или же они обречены создавать очередную "обертку" для шоколадки?

Я бы сказал так: есть малый и средний бизнес, который построен на использовании технологий. Это как-бы не совсем стартап. Если вы, к примеру, живете в небольшом городе, таком как Николаев, и вы создали сервис по продаже билетов на местные концерты, и продаете исключительно билеты на те мероприятия, которые происходят в Николаеве. Вам нужен сайт, группа людей, которые будут его вести. Стартап ли это? Наверное, нет. Это просто малый - или средний - бизнес, активно использующий технологии. Но это тоже очень хорошая вещь. Для депрессивных регионов страны это прекрасный способ организовать дополнительные рабочие места и создавать добавленную стоимость локально.

Насколько обосновано мнение о том, что стартапы - всего лишь хорошо распиаренные мыльные пузыри? Ведь очень часто на рынке появляется информация о том, что "хороший стартап" привлек сотни тысяч долларов инвестиций, но спустя год-два о нем уже никто ничего не слышал. Насколько это "классическая" ситуация для рынка стартапов?

Если говорить о классике стартапостроения, то 80% стартапов через год умирают. Это рулетка. Это высокорисковый бизнес, в котором фактор успеха или неуспеха безусловно присутствует, и чаще всего это именно фактор неуспеха. Но, с другой стороны, те 20%, которые выживают - с лихвой компенсируют инвестиции, которые были осуществлены в те 80%, которым пришлось умереть. Именно в этом - привлекательность всей стартап-индустрии для инвесторов. Инвестор вкладывается в 10 проектов, 8 из них умирают, но 2 компенсируют ему все потраченные деньги, и, мало того - приносят неплохую прибыль.

Но это не дает повода предпринимателям отчаиваться. Не получилось - бери и делай новое. Рано или поздно ты попадешь в те 20%, которые смогли.

Если говорить о "неудачниках" - какими были основные причины их провала?

Нужно сказать, что инкубационная программа - это, в первую очередь, определенный темп. И этот темп - очень высокий. Не все этот темп выдерживают, потому что на этапе построения проекта оказывается, что нужно строить семью, нужно уделять время детям, есть какие-то вещи, от которых человек в итоге не может до конца отказаться. Плюс ко всему у некоторых стартапов есть серьезная hardware-часть, которая зачастую завязана на каких-то внешних подрядчиках, которые, к примеру, делают микросхемы. У нас был стартап, который строил смарт-блок для автомобилей, который снимает данные со всех датчиков в авто и анализирует их. И они не успели. В итоге они смогли сделать приложение, но не успели произвести сам блок. Я в них верю, но они не успели. Есть темп в инкубаторе, который нужно выдержать.

Если говорить о мировых тенденциях, то большая часть стартапов создается для небольшой прослойки обеспеченных людей в развитых странах. Будет ли рынок сужаться дальше, или же, напротив, расширять свою "аудиторию" на малообеспеченных жителей развивающихся стран?

Могу сказать, что в целом основной приоритет инвесторов в стартап-индустрии это именно массовость продукта. Те продукты и сервисы, которые считают себя стартапами, прежде всего, должны быть массовыми и доступными. Ключевой показатель стартапа - это количество людей, которые им пользуются. Количество пользователей зачастую определяет объем инвестиций, которые стартап в будущем поднимет. Может быть, эти люди вообще ничего не платят - но их 100 тыс. в месяц. И, поэтому, я категорически не согласен с утверждением, что стартапы - только для узкого круга состоятельных людей. Тот же Ecois.me для Украины разработал мобильное приложение, которое не требует датчик - туда руками вбиваются данные со счетчика, и он их анализирует.

А проект AgriEye рассчитан на тех людей, которые купили себе планшет за 100 долларов и при помощи него планируют свой бизнес и как-то им управляют.

Мне кажется, что сегодня для всей стартап-индустрии стоит такая задача, как решение глобальных вызовов, которые есть в мире. Это обеспечение электричеством, питьевой водой, обеспечение качественным образованием, автоматизация механического труда и ненужной работы, предоставление лучших навигационных и автоматизированных сервисов. В Кремниевой долине сейчас всего три технологических тренда: Интернет вещей, который находится на пике - это датчики, сенсоры, "умное "все", от чайников до самолетов; это искусственный интеллект - начиная с персональных ассистентов в телефоне, голосовых команд и заканчивая управлением сном, питанием, итп; и третье - это дополненная реальность. И игра PokemonGo очень хорошо показала востребованность этой технологии. Да, она пока несовершенна, но я должен сказать, что сама технология сейчас уже намного шире, чем просто игровые приложения. Есть мотоциклетные шлемы, которые на ветровое стекло на шлеме проецируют навигационные знаки, рекламу и другую интересную пользователю информацию. Да, проект Google Glass, конечно, не взлетел, но это не конец. Google сейчас разработали умную линзу. Это обычная линза, которая надевается на глаз, вступает в био-контакт со слизистой оболочкой, меряет уровень сахара в крови, а также подает на зрачок разную информацию со смартфона. Это как AppleWatch, только линза. И, согласитесь, это явно массовый продукт. Ну сколько может стоить линза? Копейки на самом-то деле.

Так что стартапы - определенно массовый продукт. Есть огромное количество вызовов, которые они призваны решить как индустрия. И мне кажется, что в Украине настал тот момент, когда стартапы начали производить продукты именно для украинских граждан. Это и поиск транспорта, поиск лекарств, покупка билетов, сервисы для украинских фермеров, сервисы, которые позволяют заказывать продукты в наших магазинах.

 Как по вашему, сейчас Украина мешает, или помогает своим стартаперам?

Ни то, ни другое. Политика государства относительно IT-сектора - полное невмешательство. IT-сектор вообще не на радаре. Министерство экономики сейчас открыло специальный департамент, который занимается Export-promotion. И вот они пытаются как-то вывозить наши стартапы в мир. Я знаю, что на украинско-канадском форуме были представлены украинские стартапы. Кроме того, я как советник премьер-министра ездил по некоторым мероприятиям, бизнес-форумам. Вместе с Дмитрием Шимкивым мы представляли определенные показатели украинской индустрии, чтобы хоть как-то рассказать миру о том, какой потенциал есть у Украины.

Но внутри страны государство не уделяет этому должного внимания и это видно по риторике политиков. Хотя несколько недель назад Президент Петр Порошенко встречался с представителями украинской стартап-индустрии, Премьер-министр Владимир Гройсман подписал с Еврокомиссаром Гюнтером Оттингером международное соглашение Digital Single Market, которое позволит украинским e-commerce-стартапам продавать в Европу на более выгодных условиях. Также там учтены определенные льготные условия по технологическому предпринимательству между ЕС и Украиной. Какие-то шаги были сделаны буквально в последний месяц, и я очень надеюсь, что это не случайность. Что это начало какого-то целенаправленного движения государства в нужную сторону. Плюс ко всему мы - я имею в виду Socialboost, как общественная организация, инициируем создание правительственной рабочей группы по разработке государственной программы поддержки стартапов. Я считаю, что есть простые вещи, которые можно сделать - и сейчас достаточно удачный момент, когда все это можно сложить в определенный список пожеланий от украинской стартап-индустрии, упаковать это в какие-то изменения к украинским законам и сделать из этого такую же стартап-реформу, как ранее мы сделали реформу открытых данных. И я не думаю, что найдется такой человек, который скажет, что он против поддержки украинских стартапов. Я таких пока не встречал.

Больше новостей о: Украина Стартап Денис Гурский


Архив
Новости

ok