Интервью 2016-12-09T05:23:26+02:00
Українські новини
​Андрей Парубий: Если бы Гройсман не повысил депутатскую зарплату последним решением, я бы сделал это первым

​Андрей Парубий: Если бы Гройсман не повысил депутатскую зарплату последним решением, я бы сделал это первым

Наша беседа с уже месяц как председателем Верховной Рады Андреем Парубием происходила в канун назначения генерального прокурора, когда искали пути законодательного разблокирования пути Юрию Луценко в этой должности. Из возможных вариантов развития событий мы и начали наш разговор. В процессе обработки интервью ответ был стилизован в прошедшем времени, однако, к сожалению, поговорить непосредственно с Андреем Парубием о том, что произошло в сессионном зале в четверг, и как соответствующий закон мог в один день быть подписан председателем Верховной Рады (которому Регламент запрещает делать это в течение первых двух дней), Президентом, быть опубликованным, вступить в силу, а Юрий Луценко - назначенным, возможности уже не было.

В то же время в процессе подготовки интервью благодаря Андрею Парубию был сделан шаг к разрешению проблемы, которая блокировалась при предыдущем руководстве в течение 9 месяцев. Парубий заверил, что необходимый для назначения довыборов в парламент на Волыни документ о смерти Игоря Еремеева по его распоряжению передан в Центральную избирательную комиссию.

В интервью Українським Новинам председатель Верховной Рады рассказал также о состоянии дел с назначением министра здравоохранения, перспективах переформатирования состава ЦИКа, принятия конституционных изменений, в том числе о снятии депутатской неприкосновенности, своем отношении к размеру депутатской зарплаты

Андрей Владимирович, о самом актуальном сейчас вопросе - назначении генерального прокурора. Как известно, Президент отменил свой визит в Великобританию из-за ситуации с соответствующим назначением, а Вы раньше отмечали, что Президент видит на этой должности только Юрия Луценко. В то же время необходимый для его назначения законопроект отклонен, а Регламент запрещает регистрировать аналогичный или повторяющий его по сути, на текущей сессии. Каким может быть выход из ситуации?

Действительно, во вторник я вынес на рассмотрение Верховной Рады законопроект по реформе прокуратуры и поставил его на голосование. Тогда он не набрал необходимого количества голосов за основу и был отклонен. Согласно Регламенту, не может вноситься законопроект идентичный, на ту же тему. Был зарегистрирован новый законопроект по реформе прокуратуры, касающийся гораздо большего количества сфер реформирования, чем было в отклоненном законопроекте (но в том числе, и опыта работы кандидата на должность генерального прокурора). Если законопроект предлагает реформирование в гораздо более широком перечне норм, то он может быть зарегистрированным, определенным Президентом как неотложный и вновь внесенным в зал Верховной Рады. Я, как председатель Верховной Рады, согласно закону, вынужден поставить его на включение в повестку дня. По моему глубокому убеждению, вопрос реформирования прокуратуры должен решаться как можно быстрее.

(законопроект был проголосован 12 мая в целом, в тот же день опубликован в спецвыпуске "Голоса України", что позволило парламентариям уже вечером того же дня одобрить назначение Луценко генпрокурором. Такую скорость для нашего политикума можно назвать космической – ред.)

Совсем недавно мы проводили пакет необходимых для визовой либерализации антикоррупционных законов и приняли закон об Антикоррупционной прокуратуре. Одно из требований Европейского Союза заключалась в том, чтобы мы сняли норму, что в Антикоррупционной прокуратуре могут работать только люди с прокурорским опытом, чтобы больше новых людей вошли в новую правоохранительную систему, как это произошло в полиции. Поэтому я считаю, что происходила слишком большая политизация по поводу того, что было снято требование прокурорского опыта. Для реформирования Генпрокуратуры крайне важен приход новых кадров, начиная с наивысшего уровня, с генпрокурора. Я уверен, что только человек извне системы сможет действительно провести революционные изменения.

Месяц назад Верховная Рада назначила новый состав Кабинета Министров, но должность министра здравоохранения до сих пор вакантна. Соответствующее назначение сейчас обсуждается в парламенте или министерство будет дальше работать без руководителя?

Обсуждается на уровне фракций, но еще не было внесенного предложения. Это однозначно важный вопрос, ведь сфера здравоохранения требует быстрых действий и реформирования. Мы стараемся делать все возможное, чтобы на законодательном уровне проводить реформы, включаем необходимые для реформирования здравоохранения законопроекты в повестку дня. Вместе с тем мы ждем предложение от Кабинета Министров относительно министра. Как только оно поступит, я безотлагательно вынесу его в зал.

10-13 мая планировалось внесение Президентом в парламент представления на смену 12 из 15 членов Центральной избирательной комиссии. В то же время ЦИК назначил промежуточные выборы депутатов Верховной Рады в четырех вакантных мажоритарных округах. Старт избирательного процесса может затормозить переназначение Центризбиркома или не повлияет на это?

Нет, не вижу никаких проблем в связи с назначением выборов. Все фракции и группы свои предложения внесли, теперь ожидается представление от Президента. Могу гарантировать, что когда оно поступит в Верховную Раду, я сделаю все возможное, чтобы оно как можно быстрее было поставлено на голосование, а вопрос ЦИКа - разрешен.

Избирательный процесс в четырех округах начнется 19 мая. В ЦИКе говорят, что оттянули старт кампании из-за возможного объявления на ту же дату выборов в еще трех округах. Два из них освободились из-за назначения избранных в них парламентариев председателями ОГА и для объявления выборов необходимы постановления о прекращении их депутатских полномочий. А вот для объявления довыборов на Волыни необходим документ о смерти Игоря Еремеева. Этот документ уже 9 месяцев не может поступить в ЦИК. В чем проблема с передачей соответсвующего документа комиссии?

Я уже дал распоряжение. И все документы, необходимые для объявления довыборов, отправлены в ЦИК.

О депутатской неприкосновенности. Конституционный суд еще летом прошлого года рассмотрел законопроект о внесении изменений в Конституцию в части снятия депутатской и ограничения судейской неприкосновенности, однако документ так и не был вынесен на первое чтение. Какова судьба этого законопроекта, учитывая, в том числе, и рекомендацию миссии Европарламента по оценке потребностей не отменять депутатскую неприкосновенность полностью?

Выносить в зал законопроект логично, когда есть гарантия его поддержки. Мы начали несколько конституционных процессов одновременно: по децентрализации, судебной реформе, и вопросу снятия депутатской неприкосновенности. На собрании председателей фракций мы договариваемся, чтобы в зал выносились те законопроекты, которые имеют поддержку большинства. По поводу неприкосновенности есть дискуссия: должна ли она касаться только депутатов или депутатов и судей, или депутатов, судей и Президента. Каждая фракция по этому поводу имеет свое видение. Некоторые хотят вместе с решением по депутатам и судьям одновременно принимать и закон об импичменте Президента, против чего я постоянно выступаю - мое мнение, что этого делать нельзя. Другие хотят ограничения исключительно депутатской неприкосновенности, еще другие - только судьям. Проводя предварительные консультации, я вижу больше оснований для оптимизма по конституционным изменениям в судебной реформе. Что касается децентрализации, которая, к сожалению, в большой степени привязана к "минским соглашениям", и неприкосновенности, то они будут вынесены тогда, когда я увижу поддержку этих законопроектов и еслине гарантию, то хотя бы высокую вероятность, что у них будет шанс набрать большинство в зале. Моя позиция по этому поводу неизменна - я всегда голосовал и публично агитировал за снятие депутатской неприкосновенности.

Еще одна рекомендация миссии Европарламента - закон об оппозиции. Учитывая, что сейчас большинство фракций парламента находятся в оппозиции, идут разговоры о разработке соответствующего законопроекта?

Еще когда я работал первым заместителем, я проводил такую форму работы как создание рабочих групп по требующим политического согласования вопросам. На последнем нашем совещании с председателями фракций были подняты вопросы закона о временных следственных комиссиях и закона об оппозиции. Законопроект по ВСК зарегистрирован давно, но он сегодня не имеет достаточного количества голосов, чтобы пройти. Поэтому я обратился к главам фракций с предложением максимально исчерпать все переговорные возможности, чтобы выйти на законопроект, который сможет быть поддержан залом. Все согласились, что заместитель председателя Верховной Рады Оксаны Сыроид, представляющая одну из оппозиционных фракций, организует работу по подготовке этих законопроектов. По ее мнению, законы об оппозиции и о ВСК могут быть объединены и, возможно, в результате мы выйдем на общий документ. Моя позиция заключается в том, что закон об оппозиции должен быть. Я сам много лет был в оппозиции и помню как важно, чтобы ее права были защищены. Как председательствующий на заседании я стараюсь максимально защитить права оппозиции - не ограничивать в выступлениях и давать возможность быть услышанными. Но, конечно, закон касается большего уровня полномочий и прав оппозиции, поэтому я сторонник того, чтобы такой закон был разработан и принят в зале. Просто поставить закон, не имеющий поддержки - неправильно, поэтому я буду использовать максимум возможностей для консолидации всех переговорных позиций. Я рассчитываю, что эта работа будет проведена в ближайшие сроки. Конкретное время я не хочу называть, потому что поставить разработку законопроекта в определенные рамки - некорректно, должен пройти процесс, посредством которого мы выйдем на качественный законопроект, который сможет быть проголосован в парламенте.

Тогда без конкретных дат. Вы говорили о создании рабочей группы по наработке законопроекта о парламентских выборах на пропорциональной основе с открытыми списками. Вы верите, что такой законопроект может быть принят Верховной Радой, ведь уже был опыт разработки подобного проекта рабочей группой с экспертами, а завершилось все принятием написанного в Администрации документа, отдаленно напоминающего открытые списки.

Вы спрашиваете верю ли я, а это не совсем корректно. Лучше спросить буду ли я делать все возможное. Да, я буду делать все возможное, чтобы он был принят. У нас уже есть определенный опыт по этому поводу - я был одним из авторов законопроекта о местных выборах по открытым спискам, который был разработан с экспертами. Работа продолжалась несколько месяцев, и мы вышли на закон о местных выборах с пропорциональной составляющей как ключевой, но в результате были изъяты некоторые важные моменты. Например, что в округе партия не просто выдвигает одного кандидата, а выдвигает нескольких, из которых люди выбирают. То есть люди выбирают не только партию, но и ее кандидатов...

...Собственно, это и является открытыми списками, и принципиально отличало законопроект от того закона, который был принят.

Да, принципиально отличало. Я был автором этого законопроекта, но в ходе обсуждения эта идея не нашла поддержки большинства. Приводили пример Польши, в которой, когда впервые ввели подобную систему, появились парадоксальные последствия - конкуренция внутри партии стала более весомой, чем между партиями. Во время дискуссии эту норму не удалось отстоять, и был принят другой законопроект. Поэтому я знаю насколько непростой будет дискуссия по закону о выборах в Верховную Раду, я знаю все аргументы всех политических сил, которые будут звучать, тем не менее, я сторонник того, что эту дискуссию необходимо перевести в публичную плоскость. Поэтому уже составлен примерный состав рабочей группы. Я принял решение, что я буду координировать ее непосредственно сам. В нее планирую включить представителей всех фракций, а также экспертов избирательного законодательства. Планирую уже в понедельник собрать первое заседание этой рабочей группы. Если вы спросите, когда мы выработаем и примем закон, то я был бы неискренним, если бы назвал какое-то конкретное число, но перевод в публичную плоскость должен дать нам возможность перевести эту дискуссию с чисто парламентского в общественный формат. Еще год назад я зарегистрировал Избирательный кодекс, где система с открытыми списками предусмотрена и для выборов местные советы, и для выборов в Верховную Раду. Поэтому, лично я являюсь большим сторонником системы открытых списков, где будет несколько кандидатов от политической силы, но насколько удастся убедить зал - увидим. Я приложу все усилия, чтобы мы вышли на решение.

Как вам идея миссии Европарламента о парламентских приставах?

В целом хорошая идея, но я не очень вижу ее реализацию в зале Верховной Рады. Думаю, что здесь нам придется больше опираться на культуру народных депутатов. В нашем зале огромное количество людей, которые совсем недавно прошли Майдан и фронт, и думать, что на них можно влиять институтом приставов мне кажется, мягко говоря, не корректно. Я, скорее сторонник не карательных методов, а обращения к ответственности и сознанию депутатов...

...Согласитесь, снятие зарплаты сложно назвать не карательным методом.

Я сказал, что я более привержен к не карательным методам. Я все время подчеркиваю, что просто ограничение зарплаты ничего не решит, только общественное осуждение и давление может иметь реальное влияние на народного депутата. Конечно, как председатель Верховной Рады, в пределах своих полномочий я ввожу определенные санкции, но сами по себе они не являются решающими. То же касается приставов - надо больше рассчитывать на сознательность депутатов. Думаю, частая коммуникация с депутатами является большим основанием рассчитывать на отсутствие в зале агрессивных действий, чем система приставов. Я уверенный сторонник реформ в парламенте и поставил приоритетным поэтапное введение наработанных украинскими парламентариями и миссией Пэта Кокса реформ, большинство из которых правильные. Но идею приставов считаю на сегодня не имеющей оснований найти большинство в зале и решить проблемы.

Одним из последних своих распоряжений в должности председателя Верховной Рады Владимир Гройсман поднял депутатскую зарплату с 6 100 до 17 425 гривен. Считаете ли Вы такое решение справедливым и не планируете ли его отменять?

Скажу непопулярную вещь: если бы это не было последним решением Владимира Борисовича Гройсмана, это было бы первым решением Андрея Владимировича Парубия. Это одно из главных предостережений европейских экспертов по борьбе с коррупцией: в любой стране борьба с коррупцией действует тогда, когда параллельно идут и карательные меры, и достойная зарплата для чиновников с самыми высокими коррупционными рисками. Необходимо понимать, что деятельность депутатов, как и многих государственных чиновников, относится к категории высоких коррупционных рисков. Если депутат не имеет достаточной зарплаты на элементарное проживание, то появляется постоянный соблазн и существенно растут коррупционные риски. Я много лет был народным депутатом и получал зарплату, на которую не только жил, но и откладывал по несколько тысяч гривен в месяц.. Но когда последние месяцы на 6 тыс. гривен нужно было обеспечить семью, приходилось отыскивать старые запасы и остатки. Это чистый популизм в таких обстоятельствах объявлять о борьбе с коррупцией, которая ни в одной стране не проходила успешно, если параллельно чиновникам не обеспечивалась достойная зарплата. Поэтому я не только не собираюсь отменять решение Владимира Гройсмана, я его поддерживаю. Я ему говорил, что понимаю насколько это сложное решение и могу это сделать сам. Но Владимир Борисович себя всегда вел как человек командный. Он сказал, что это его обязательство и поставил свою подпись. И это делает честь нынешнему премьер-министру.

В свое время, как первый вице-спикер Вы отказались от государственной охраны. После того как Вы стали председателем Верховной Рады изменили свое решение?

Да. Как мне объяснили, у председателя Верховной Рады не существует такой функции как отказ от госохраны. Такой опции как отказ нет у трех человек в государстве - у Президента, премьер-министра и председателя Верховной Рады. Когда я был секретарем СНБО и первым заместителем председателя Верховной Рады я отказывался от охраны, это была моя позиция. Но в один день возле гостиницы "Киев" агент российских спецслужб бродил мне под ноги гранату. Это было чудо, что она взорвалась в тот момент, когда закатилась под бровку, и разорвало бетонную бровку, а не стоявших вокруг людей. После этого Александр Турчинов сказал мне важные слова, что, пребывая на высоких должностях, человек должен осознать, что не принадлежит только себе. Он сказал, что я должен отойти от гордыни и осознать, что моя безопасность, как одного из должностных лиц государства, важна не только для меня, а имеет значение более концептуальное. Я воспринял этот аргумент. Сейчас у меня есть охрана. Это не очень комфортная вещь, не дай Бог кому-то проходить такое большое вмешательство в личное пространство, когда с утра до вечера вокруг охранники. Но я с большим уважением отношусь к их работе и, согласно закону, нахожусь под государственной охраной.



Архив
Новости

ok