подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7
  • 0
  • 0

Геннадий Зубко: Мы должны смотреть в будущее с четким представлением – государство не может себе позволить тратить ежегодно средства в таком объеме на субсидии

Эксперты прогнозируют ежегодное увеличение затрат на субсидии по оплате жилищно-коммунальных услуг. Уже сейчас 9,5 млн домохозяйств имеют на них право, и в 2016 году бюджет предусмотрел рекордные 35 млрд гривен на выплату субсидий, а по оценкам специалистов Минрегионстроя потенциальные расходы на них уже в следующем году могут составить 80 млрд гривен.

В интервью Українським Новинам вице-премьер-министр, министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Геннадий Зубко рассказал о том, что делать с субсидиями, как обстоят дела с программой энергоэффективности, проблемах в строительстве, состоянии жилищных программ, законодательных инициативах и темпах проведения реформы децентрализации.

Давайте обсудим тему, которую Вы непосредственно курируете в Правительстве – децентрализация. Довольны ли темпами ее проведения?

Начнем с того, что реформа началась в 2014 году с принятия концепции, и именно тогда готовились законы о добровольном объединении общин, о сотрудничестве с территориальными объединениями. В 2015 году после принятия соответствующего закона в феврале она реально заработала. Методику приняли в апреле, само объединение общин стартовало с июля.

Если говорить о том, какими темпами идет реформа, то отмечу, что в Польше подготовка, принятие законов и начало реформы происходило 6 лет, в Швеции – 10. У нас же в прошлом году были проголосованы в первом чтении изменения в конституцию в части децентрализации. Я считаю, что за прошлый год мы прошли очень большими темпами то, что другие страны проходили 5-10 лет.

Конечно, процесс децентрализации был продиктован необходимостью, потому что сегодня мы понимаем, что без изменения старой постсоветской системы управления никакой реформы провести невозможно. Сегодня мы имеем 169 общин, которые уже объединились, прошли через выборы, создали свои органы исполнительной власти, получили с января прямые бюджетные расчеты получили 159 общин, а 10, которые только провели выборы, еще только перейдут на прямые бюджетные расчеты.

Скажу откровенно, это очень и очень позитивный темп и, честно говоря, мы ожидали, что за это время мы успеем пройти только законодательные изменения. Но реально прошлый год мы завершили с общинами, которые уже на сегодняшний день имеют бюджеты, имеют свои возможности, выставляют свои приоритеты. И самое главное - мы рассчитываем на то, что своим примером они покажут, каким образом децентрализация меняет жизнь каждого украинца, делая его жизнь более комфортной.

Возникают ли какие-либо проблемы у территориальных общин в ходе реформы, что они уже успели сделать?

До начала реформы, например в 2013 году, система управления в государстве была централизованная, все решения принимались в Киеве.

Для быстрого развития Украине нужна инициатива и профессионализм на местах. Это уже не просто руководители того или иного местного самоуправления, это люди, которые принимают решения и выставляют приоритеты в развитии территорий.

Поэтому за короткое время, практически с проведения выборов 25 октября 2015 года, за 2 месяца, поскольку почти все органы местного самоуправления были по-новому реорганизованы в 159 общинах, они прошли регистрацию, передачу полномочий, просчитали свои бюджеты, рассчитали возможности, затраты и создали исполнительные органы.

Сейчас мы идем по процессу дополнительного усиления местного самоуправления с точки зрения решения всех проблемных вопросов.

Проблемы, которые возникают по ходу, предусмотреть в том законодательстве, которое мы принимали еще в феврале 2015, очень трудно. Потому что эта реформа очень сложная, она затрагивает практически все направления жизни общины: медобеспечение, образовательную субвенцию, инфраструктуру, планирование территорий, предоставление услуг. Это то, что мы законодательно дополнительно обеспечиваем.

Только в декабре были приняты 6 законов, которые регулируют те вопросы, касающиеся регистрации, передачи полномочий, базовой мед- и образовательной субвенции. Объединенные общины фактически получили статус областных центров и то, чего они никогда не имели. Например, ранее 25% от ПДФО оставалось на местах, если это была сельская местность, областные центры имели 60%. Сейчас объединенные общины получают те же 60%.

Были ли проблемы с принятием бюджета?

Да, были очень сложные вопросы с принятием бюджета в 2016 году. Благодаря поддержке Верховной рады нам удалось много чего решить. Но вопрос с ПТУ, например, до сих пор до конца не урегулирован. С одной стороны, есть желание передать от центральной власти к местному самоуправлению профессионально-технические училища. С другой стороны - нужно четко определить механизм этого перехода. Местное самоуправление в принципе заинтересовано в том, чтобы иметь и среднее и дошкольное образование и влиять на ПТУ. Ведь имея стратегию регионального развития, имея стратегию того, какие отрасли будут развиваться на той или иной территории, и определяя приоритет, нужно готовить рабочие профессии и другие кадры.

Поэтому сейчас идет процесс, и профильные министерства также до сих пор догоняют реформу децентрализации.

Еще раз подчеркну, децентрализация это вопрос не только изменений в Конституцию, практически 22 направления этой реформы проводятся по разным отраслям.

В феврале Вы сообщили о работе над планом действий, который бы закрепил вопрос децентрализации для всего правительства в целом…

Да, он уже опубликован (план действий правительства на 2016 год), и большую часть в нем заняла реформа децентрализации. Первый раз эта реформа выносится отдельным блоком и занимает 25% от общего количества всех реформ. Теперь мы должны все отрасли привести в соответствие с этой реформой.

Это означает принцип субсидиарности власти, когда каждая базовая проблема, которая возникает в общине, должна там и решаться.

Сейчас каждое министерство должно подготовить перечень мероприятий, которые должны быть осуществлены, для того чтобы эти вопросы урегулировать, какие-то функции нужно передать местному самоуправлению, какие-то функции нужно вообще отменить.

Если говорить о функции госархстройконтроля, то в интервью Українським Новинам председатель Госархстройинспекции Алексей Кудрявцев сообщил, что местные советы недостаточно активно принимают эти полномочия, некоторые подают заявки, а потом их забирают. Как вы думаете, почему это происходит?

Знаете, мы с 1 сентября 2015 года приняли все нормативные акты, для того чтобы передать эти полномочия. Немного помешало процессу проведение местных выборов, потом был бюджетный процесс, но сейчас мы уже определили ту карту, согласно которой мы двигаемся.

В первую очередь есть проблемные вопросы. Когда принимались бюджеты местного самоуправления, в них нужно было заложить средства на содержание этих инспекций. Во-вторых, я думаю, здесь вопрос в кадрах и их подготовке, которая должна быть возобновлена.

К сожалению, за то время, когда полномочия осуществляли центральные органы исполнительной власти, местное самоуправление не готовило те кадры, которые могут работать в этом направлении. Сейчас такая подготовка продолжается где-то уже два месяца.

В–третьих, я не видел ни одного местного председателя, который бы не был заинтересован в том, чтобы иметь такие полномочия. Если мы на сегодняшний день имеем четкое понимание, что есть приоритеты, инвестпроекты, есть возможность привлекать инвестиции с точки зрения создания рабочих мест, без такого органа как архитектурно-строительная инспекция, где выдаются разрешения, принимаются в эксплуатацию, уплачивается паевое участие, будет сложно. Он должен быть в местной общине.

Основной фактор, который еще идет за органами инспекций, - это проведение земельной реформы. Это отдельный блок, для того чтобы объединенным территориальным общинам передать уже и полномочия по распоряжению земельными ресурсами не только в границах населенных пунктов, а и в рамках всей общины.

Процесс идет, но его нужно ускорять и, если мы будем публиковать эти данные, жители того или другого населенного пункта будут задавать своему местному самоуправлению вопрос: "Почему мы до сих пор не взяли полномочия?"

То есть вы рассчитываете ускорить процесс передачи именно за счет этого списка?

Обязательно.

Думали над тем, чтобы передавать полномочия в "принудительном" порядке?

Я думаю, что нам важна цель – изменение качества жизни украинцев. Если мы говорим: "Давайте все-таки объединим принудительно, ну вот объединились же общины добровольно, а всем остальным – передадим полномочия принудительно", то нам нужно понять, какое качество потом этой услуги будет на местах.

Когда есть процедура и люди подготовлены и они компетентны, мы четко понимаем, что качество работы будет лучше чем то, которое предоставляла центральная власть. Удаленность от центра принятия решений дала коррупционную составляющую, но не давала нужного качества услуг.

Мы рассчитываем на то, что с передачей полномочий улучшится качество, уменьшатся сроки рассмотрения документов и, главное, – будет прозрачная система принятия решений.

Если это делать принудительно, то это означает, что можно завтра распоряжением отдать все и сказать – мы отдали. Каким образом оно дальше будет происходить? Тут вопрос уже будет со стороны граждан о том, что, кто выполняет, каким образом, насколько компетентен этот человек.

Поэтому принудительно, я думаю, что это можно будет делать, когда из 500 останется 20-30 и нужно будет разбираться в конкретных случаях, почему это не происходит. Тоже самое и с добровольным объединением общин.

Если, например, господин Зубко из Киева будет определять, где в Кировоградской области в Гайвороне или Голованевске сделать административный центр, я думаю, что это, во-первых, может быть ошибочное решение, а во-вторых, оно может быть не воспринято местной общиной. Почему за них решают, как им объединится, и где разместить такой центр?

Потому я считаю, что лучше мы дольше пройдем этот процесс, но он произойдет сознательно, и самое главное - он будет поддержан потом максимальным количеством граждан.

Очень большое количество людей ждет, что к ним кто-то придет и все сделает: построит дорогу, отремонтирует садик, подъезд, крышу…Нам нужно, чтобы люди принимали решения, начиная от своего дома. Поэтому одним из важных аспектов было принятие закона о совместной собственности.

И если возвращаться к вашему вопросу, принудительно можно делать только тогда, когда критическая масса будет такой, что мы четко увидим, что те люди, которые либо не объединились, либо не приняли полномочия, просто не способны это сделать.

На прошлой неделе Кабмин одобрил ваш законопроект о порядке подключения к электрическим сетям и направил его в Раду. Когда Вы ожидаете его принятия?

Это вопрос к Верховной Раде, каким образом она будет работать, как быстро она рассмотрит этот законопроект.

Он очень важен, поскольку позволяет снять 90% вопросов с подключением, поскольку это именно подключение до 160кВт, которое будет регулироваться этим документом.

Очень важно, что параллельно в парламенте будет рассматриваться закон о рынке электроэнергии, он тоже очень важен, он практически разрушает монополии на этом рынке. Как в любой европейской стране, человек может заказать и купить электроэнергию у той компании, которая предоставит наиболее выгодное предложение. У нас была централизованная система, где "Энергорынок" скупал всю электроэнергию и потом поставлял облэнерго.

Мы уже имеем первые яркие примеры. Благодаря принятию закона о рынке природного газа. "Николаевоблгаз" проиграл тендер, и сегодня жителям Николаева будет поставлять газ "Запорожоблгаз". Кто борется, кто предложил лучшие условия, тот и выполняет.

Я ожидаю, что на рынке электроэнергии благодаря этому закону будет конкуренция, и в том числе и по подключению к электросетям мы также сдвинем ситуацию с прозрачностью этого процесса.

По вашим ожиданиям, этот законопроект должен вступить в силу уже в этом году?

Мы сейчас определяем для себя приоритеты, что в первую очередь нам нужно принимать с точки зрения энергоэффективности, поскольку мы считаем, что Украина очень зависима от внешних поставщиков газа, с точки зрения валютно-платежного баланса, с точки зрения рынка природного газа и подключения к электросетям. Я думаю, что и депутаты в этом заинтересованы.

Что дает принятие этого закона? Подключение к электросетям конкретно влияет на людей, рынок природного газа, влияет на то, что человек может заказать у каждого поставщика этот товар. То же самое и с электроэнергией, и с передачей полномочий госархстройконтроля. Это решения, которые принимаются на уровне местного самоуправления.

То же самое касается и будет сделано в направлении образования и здравоохранения. От Минздрава мы ожидаем предложений по реформированию медицинской отрасли с точки зрения того, каким образом каждый человек может четко понимать перечень услуг, которые ему предоставляются бесплатно за счет государства, Это должно быть определенно перечнем нормативов, какие вещи нужно будет учитывать в социальной карте, потому что это соцстрахование, которое также обеспечивает государство. Для того, кто хочет дополнительные услуги или лучшие условия, можно внедрить другой страховой платеж.

На сегодняшний день нужны четкие нормативы для общин по предоставлению первичной медпомощи. Функционал амбулаторий или фельдшерско-акушерских пунктов, которые работают сейчас, нужно вообще пересмотреть, чтобы каждая бабушка, когда приходит в такое учреждение, знала, что ей должны сделать, и что входит в перечень услуг.

В направлении образования мы вместе с Минобразования имеем концепцию опорных школ, где должно быть качественное среднее образование, должна быть лаборатория, спортзал, нормальное обучение английскому языку. Мы считаем себя европейской страной, это уже не прихоть, а необходимость. Ребенок сегодня должен читать в интернете на любом языке и пользоваться информацией, которая выходит не только внутри страны.

Помнится, именно сложностям, связанным с подключением к сетям, Украина обязана низким позициям в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса (Doing Business-2016). Как вы считаете, на сколько мы их улучшим после принятия проекта?

Не только, я вам назову несколько факторов, сдерживающих наш рейтинг в Doing Business.

Подключение к электросетям – это только один из тех вопросов, которые возникают. То же самое касается и подключения и к газовым сетям, воде.

Еще один вопрос - паевое участие, с одной стороны на сегодняшний день есть предложения вообще отменить паевое участие, с другой стороны, если его оставлять, то нам нужно четко определить критерии того, что является паевым участием, сколько оно должно быть процентов и, куда оно поступает.

Вопрос паевого участия – это вопрос в целом развития жилищного сектора каждой общины. Поскольку и налог на недвижимость, и паевое участие - это те деньги, которые могут быть направлены на реализацию жилищных программ, обеспечить ту же очередь граждан.

Паевое участие в данном виде - это один из тех моментов, когда непрозрачное принятие решения является сдерживающим фактором по инвестициям.

Сейчас я думаю, что в течение короткого периода будет принято решение по паевому участию, и тогда Украина значительно сможет подняться в Doing Business именно по строительству.

Паевое участие будет отменено для всех объектов, то есть и 4%, и 10%? (Согласно действующему законодательству, размер паевого участия составляет 4% при строительстве жилых объектов и 10% – при строительстве объектов коммерческой и промышленной недвижимости).

Вот вы сейчас сами говорите и 4%, и 10%... А кому-то 7% или 6%, а кому-то светофор учли в паевое участие, а кому-то дорогу не посчитали, кому-то трансформаторную подстанцию. Вот тут возникают вопросы.

Нужно четко определить единое для рынка правило, я думаю, что тут мы с Минэкономики партнеры. Мы будем стараться добиться прозрачности. Сейчас Минэкономики рассматривает этот законопроект, мы его будем поддерживать.

Если брать в целом строительную отрасль, мы видим, что объемы выполненных строительных работ ежегодно падают. (В 2015 году объем выполненных строительных работ по сравнению с 2014 годом уменьшился на 14,9%, или на 9,791 млрд гривен до 55,918 млрд гривен –авт.). Как планируете поднимать отрасль?

Я думаю, что, в первую очередь, это финансовые возможности государства с точки зрения кредитования как населения, так и бизнеса. К сожалению, при условиях в 25-30% годовых никакая семья или бизнес не смогут обеспечить стабильное развитие строительства. Во-вторых, я думаю, что тут нужно просто решение принимать государству. В следующем году, а, возможно, еще и в этом, нужно рассматривать вопрос продолжения тех программ по доступному жилью, которые сейчас есть в стране.

Это важно с точки зрения мультипликативного эффекта, мы ведь очень хотим, чтобы в Украину пришел инвестор с дешевыми кредитными средствами. С другой стороны, я считаю, что сегодня в Украине есть и внутренний инвестор, который готов инвестировать в простые вещи, такие как энергоэффективность, жилье, только нужно его мотивировать.

Мы это ощутили на примере программы энергоэффективности в прошлом году, когда от государства предлагалась компенсация 20% по негазовым квотам, 30% индивидуальным домам и 40% многоэтажкам. Мы ощутили, что люди берут свои деньги или привлекают у банка, вкладывают и инвестируют.

Мы оставили только программу "70 на 30". Она очень важна, поскольку она для государства имеет мотивирующий эффект, но не очень влияет на бюджет страны.

Мы поддерживали и в прошлом году инициативу, чтобы средства, которые государство тратит на жилье, были направлены на нацбезопасность, это касается обеспечения жильем пограничников, вооруженных сил, сотрудников МВД.

Это также даст мультипликативный эффект для строительства, но и позволит обеспечить жильем наших военнослужащих. С другой стороны, такие программы дают возможность привлечь дополнительный ресурс внутри страны, не привлекая его извне. Поэтому мы будет настаивать именно на развитии этих программ и на их продолжении.

Вы уже неоднократно обращались к депутатам Рады с просьбой поддержать изменения в бюджет-2016, предусматривающие выделение средств на программу "70 на 30". Пока средства не выделили. Как вы думаете, будет ли она профинансирована в этом году или уже третий год подряд останется без должного финансирования?

Все будет зависеть от того, какая будет экономическая ситуация в государстве. Это в первую очередь вопрос инвестиций. Но мы увидим, что будет через полгода, когда закончится первый квартал, и будем также настаивать на том, чтобы была возможность финансировать эти программы.

Это очень важно, поскольку каждый строитель обеспечивает работой еще 18 специалистов. Получается, что помимо строителя, который будет иметь работу, эти 30% привлекут дополнительные 70% с рынка и дадут возможность профинансировать и другие направления.

На одном из заседаний Кабмин определил первоочередное право участников АТО на получение долгосрочного кредита на постройку жилья в селе. Сколько кредитов планируется предоставить в 2016 году, и сколько тыс. кв.м такого жилья сдать в эксплуатацию?

В 2016 на эти цели выделено 40 млн гривен, это позволит заключить около 640 договоров. Сам фонд имеет револьверный эффект, одни люди взяли кредит, они его возвращают, и эти средства направляют на новые кредиты.

Как обстоят дела с программой "Доступное жилье"?

Если будет такая возможность и средства по этой программе будут выделены, мы предлагаем обеспечить стандарт такого жилья. Потому что, если мы говорим о доступном жилье, это означает не только компенсацию процентов по телу кредита или такого строительства, но и вопрос стандартов. Нас сегодня интересуют не так квадратные метры, как квартиры.

Если сегодня молодая семья хочет воспользоваться такой программой, я думаю, ей в принципе важно сколько комнат, а не кв.м. Например, 2-комнатная не должна быть больше 40 кв.м. 3-комнатная - 65 кв.

Это те стандарты, которые позволяют иметь нормальное, но доступное жилье, нормальное количество комнат. То, что я сейчас вижу – очень много компаний, которые переквалифицируются на строительство малогабаритного жилья, переходят именно к оптимальному количеству квадратных метров и самое главное – к малоэтажности. В Борисполе, в Броварах и других городах строятся 4-этажные дома, где не нужен лифт и т.д., это строительство имеет меньшую стоимость за кв.м. чем в многоэтажках.

Такие же стандарты вы хотите определить и для социального жилья?

Социальное жилье – это отдельная тема, ведь его должно строить государство, местное самоуправление. Когда мы говорили о том, чтобы в целом часть налога на недвижимость или паевое участие направлять на жилищные программы, то имелось в виду обеспечение очереди и соцжилья.

Все остальное строительство должно быть по ипотеке - человек либо взял кредит, либо просто купил, а дальше уже вопрос, кто может воспользоваться такой программой доступного жилья, чтобы получить такую компенсацию.

Довольны ли вы проведением отопительного сезона, который вот-вот завершится? С какими трудностями столкнулись?

Проблемы были связаны в первую очередь со сменой подхода. Это открытие спецсчетов и отчисления на "Нефтегаз" обязательного платежа нашими теплокоммунэнерго. Во-вторых, нам Бог помогает - в этом году абсолютно нормальная погода. Я думаю, что так сезон и закончится. Мы ожидали большего потребления газа. Сейчас те субсидии, которые были предоставлены государством, практически перекрыли негативные моменты, о которых очень долго рассказывали политики. Но, с другой стороны, мы должны смотреть в будущее с четким представлением – государство не может себе позволить тратить ежегодно средства в таком объеме на субсидии. Поэтому важно из расчета этого сезона и предыдущих, двигаться в направлении энергоэффективности.

И насколько активно люди берут кредиты по программе энергоэффективности?

В прошлом году мы внедрили программу, по которой 100 тыс. семей получили теплые кредиты и компенсацию, в этом году мы с нашими европейскими партнерами активно разрабатываем модель фонда энергоэффективности, который позволит еще дополнительно стимулировать людей, получающих субсидии, вкладывать средства в энергоэффективность. Так как, к сожалению, эта часть людей оказалась совсем немотивированной двигаться по сбережению энергии.

Что, по вашему мнению, стоит сделать с неиспользованной в этом отопительном сезоне жилищной субсидией?

Сейчас мы рассматриваем возможность монетизации субсидий, для того чтобы тот остаток, который был сэкономлен, мог быть использован в направлении энергоэффективных мероприятий. И главное - мы вообще меняем систему в подходе к энергоэффективности с точки зрения местного самоуправления – это возможность привлечения кредитов и возможность взаиморасчетов ТКЭ и "Нефтегаза".

Работает ли уже фонд энергоэффективности?

Сейчас работает программа теплых кредитов. Нам нужно очень много чего решить в этом направлении, это вопрос не только создания фонда. Это не какое-то госучреждение, это инструмент, который компенсирует часть кредитов.

Еще нам нужно решить вопрос с монетизацией субсидий, - без него этот фонд не будет эффективным.

Кроме того, нужно отменить финансовую модель и принять новую с точки зрения клиринговых расчетов внутри участников рынка – облгазы, "Нефтегаз", "Укртрансгаз", ТКЭ проходят взаимозачеты, люди не получают "живые деньги" никогда.

И самый основной вопрос - реструктуризация долгов ТКЭ. Мы понимаем, если мы начинаем проводить термомодернизацию, устанавливать средства учета - потребление энергии упадет, и эта вся нагрузка ляжет на ТКЭ, которые должны ее выдержать. Нам важно, чтобы та нагрузка, которая падает с точки зрения долгов прошлых лет, не давила на ТКЭ (зарегистрированный законопроект №2706 о вводе моратория депутатами).

Поэтому нам нужно принять решение. Это вопрос сотрудничества с МВФ и с "Нефтегазом", и Минфином, чтобы просто в первую очередь посмотреть, что делать со штрафами и пенями, которые начислены ТКЭ, и у ТКЭ не было возможности накладывать штрафы и пени на своих должников. Кроме этого, что делать с долгами государства с точки зрения субвенции по ТКЭ, а также с долгами государства, которые оно должно за бюджетные учреждения, за потребленное тепла, и что делать ТКЭ с долгами за газ, которые они действительно должны "Нефтегазу". Тут просто нужно принять отдельный закон. Над этим сейчас работает отдельная группа экспертов.

Если вспомнить ситуацию с Геническом, то, как будете решать ситуацию в следующем отопительном сезоне? Строить альтернативный газопровод, переводить на другие виды топлива или оставите все так, как оно есть сейчас, когда в зимний период украинский газ поступает из крымского ПХГ (Глебовское)? Какой вариант вы считаете более реалистичным?

Минэнерго сегодня от нас имеет три предложения. Первое – строительство газопровода на 92 км, который даст возможность не только поставлять газ в зимний сезон, а и возможность поставлять из того хранилища, которое расположено на Арабатской стрелке, на материковую часть. Второе - строительство дополнительного хранилища, которое будет иметь 3-4-дневный запас газа и сможет в период критических нагрузок обеспечить Геническ газом. Третье направление – 41 км к другому населенному пункту, но там нету возможности выхода на магистральные газопроводы, т. е. поставлять газ в зимний период есть, но поставлять его из ПХГ- нет.

Я думаю, что наиболее оптимальный вариант все-таки строить этот 91 км, ведь, для того чтобы переходить на другой вид топлива, нужен ресурс на это топливо. К сожалению, с точки зрения перевода всех на угольные или электрокотлы, таких возможностей на сегодняшний день нет. Мы считаем, что капиталовложения именно в строительство газопровода является самыми оптимальными.



Архив
Новости