Интервью 2016-12-10T05:11:31+02:00
Українські новини
"Ла Страда Украина": Создание института правительственного уполномоченного по вопросам семьи - это вмешательст

"Ла Страда Украина": Создание института правительственного уполномоченного по вопросам семьи - это вмешательство в вопросы частной жизни

Президент ОО
Президент ОО "Ла Страда Украина" Екатерина Левченко

Нарушение прав человека, в том числе женщин, в сегодняшнем мире кажется не таким уж редким явлением. Украина в данном вопросе не исключение. Однако после Евромайдана появилась надежда, что ситуация может измениться. Международная организация "Ла Страда" - одна из ведущих в этом вопросе, в особенности в том,что касается вопросов защиты женщин и детей от насилия и противодействия торговли людьми.

Екатерина Левченко не один год посвятила помощи женщинам, права которых нарушаются.

Президент ОО "Ла Страда - Украина" Екатерина Левченко в интервью Українським Новинам рассказала, чем нынешняя власть отличается от предыдущей в вопросах соблюдения прав человека, для чего нужны проверки соцвыплат Министерством социальной политики, а также какое место в жизни украинок занимает проблема насилия в семье. Кроме того, поговорили о том, с чем приходится сталкиваться внутренним переселенцам, и о механизмах реагирования на торговлю людьми в Украине.

Как Вы оцените общую ситуацию с правами женщин в Украине? Как она изменилась после Майдана и с начала войны?

Когда речь идет о правах человека, в том числе о правах женщин, нельзя говорить об этих вещах в целом. Потому что права комплексные - есть права политические, социальные, экономические, гражданские, права первого второго, третьего и даже четвертого поколений.

У нас может быть все хорошо в определенной степени с реализацией одних прав и не так хорошо с реализацией других. Этот вопрос связан с тем, как вообще можно оценивать ситуацию с правами человека в Украине.

Можно сказать, что есть множество сфер, где права людей, в том числе и права женщин, нарушаются.

После Майдана мы наблюдаем улучшение ситуации в том, что государство не предпринимает тех действий, которые непосредственно направлены на ухудшение ситуации с правами человека. Во времена предыдущей власти были и законы, и нормативно-правовые документы, которые ограничивали права человека. Более того, не проводилась системная политика в этой сфере. Если открыть выступления бывшего Президента Януковича, то вы увидите, что во всех них есть утверждения о необходимости соблюдения прав человека - это было на словах, но не на практике.

Сегодня уже утверждена национальная стратегия в сфере прав человека. К этой работе были привлечены эксперты, активисты общественных и международных организаций. То есть этот процесс был открытым и центр "Ла Страда" принимал участие в подготовке нескольких разделов это стратегии. Опять-таки мы участвовали в разработке плана действий. Многие пункты и предложения, которые мы считаем важными, вошли в этот план. Сегодня задание как раз в его реализации. То есть это является позитивным моментом.

Негативно то, что и сегодня большинство госслужащих вообще не понимают что такое права человека, как и общество наше. Эта ситуация не могла измениться Майданом.

У нас очень ограничено образование в сфере прав человека - нет пока специальных курсов в школах, нет обучения будущих учителей. Для того, чтобы люди понимали, что такое права человека, нужно об этом говорить, обучать и люди, в конце концов, должны уметь это чувствовать. Это связано с достоинством личности, ответственностью. Очень часто мы можем и не знать в каком документе права закреплены. Права нам даются от природы, а не от государства, как думают некоторые. А государство гарантирует соблюдение этих прав.

В определенной степени мы можем говорить об улучшении ситуации. Если говорить о женщинах, у нас фактически исчезли дискриминационные высказывания из политического дискурса - это то, чем славились наши бывшие руководители - и премьер-министр, и Президент, которые заявляли, что женщинам нет места в государственном управлении.

А ведь это были не простые сентенции, а изъявление государственной политики, их понимания места и роли женщин.

Сегодня увеличилось количество женщин в Верховной Раде, хоть и недостаточно, у нас достаточно высокое представительство женщин в органах местного самоуправления. То, что женщины активные участницы социальных изменений, показал и Майдан, и волонтерское движение, и много социальных инициатив, которые не ограничивают деятельность женщин.

Учитывая войну на Донбассе, обращаются ли к вам женщины, права которых нарушены именно вследствие боевых действий?

К нам обращаются внутренние переселенцы - на горячей линии у нас есть консультанты, которые специализируются по этим вопросам. Без сомнения, в первую очередь ухудшилась ситуация с экономическими и социальными правами. Кроме того, нарушаются права на достойную зарплату, выплаты, государственные гарантии - то, что внутренние переселенцы получают - это небольшие суммы, которые не могут удовлетворить человека. Есть случаи, когда человек не может найти работу. С этими вопросами к нам и обращаются. Есть также вопрос в отношении сотрудников органов местной власти к этим лицам - это зачисление детей в учебные заведения - в школы, детсады, что было проблемой в 2014 году, доступ к медицинским услугам.

До тех пор пока не были приняты определенные документы, которые тем или другим образом регламентировали жизнь внутренне перемещенных лиц, вопросов было больше. Сейчас они также есть, но их количество уменьшается.

Еще одна проблема, с которой сталкиваются эти женщины - это насилие в семье. Уровень насилия вырос. Это закономерно и это не только украинская ситуация. В ситуации военного конфликта, войны чаще всего вырастает конфликтность в семьях. Во-первых, конфликт и насилие становятся привычкой. Если насильственным способом решаются политические проблемы, почему же их не решать насильственным путем и в домашней сфере. С другой стороны, есть уровень внутренней агрессии, неудовлетворенности, неустроенности - все это содействует увеличению таких звонков.

Те проблемы внутренних переселенцев, о которых вы говорите - не хватает мест в детских садах, нет возможности получать медицинские услуги, кто стоит за этим? Это государственная политика или это следствие конфликта? Может какое-то министерство не справляется со своей работой?

Мест в детских садиках не хватало и до того момента, как появились переселенцы. С моей точки зрения, не очень хорошо перекладывать проблемы на плечи того или иного органа центральной власти, ведь большое количество вопросов должно решаться на местах, для этого и делается децентрализация.

Если мы хотим изменений в обществе и его модернизации, цивилизованного демократического общества, люди должны понять две вещи и начать с ними жить - это ответственность и участие. Если мы не будем чувствовать ответственности за то, что делается в стране, на улице, в доме, подъезде, селе, школе, то мы не сможем влиять на изменения. Как мы сможем влиять на изменения, если мы нигде не принимаем участия?

Если мы ждем, что кто-то придет и сделает лучше. Это участие важно от так называемого grass roots level к наивысшему уровню. Поэтому я не могу назвать то или иное министерство. Их можно критиковать, я их не защищаю, можно работать и лучше. Но проблема очень часто не в министерствах, а в людях, которые находятся на местах. Если человек с ограниченными физическими возможностями приходит за 10 минут до начала перерыва, а работница учреждения говорит, что нужно ждать час, то никакой президент или министр на эту ситуацию не повлияет.

Замечаете ли вы, что те же внутренние переселенцы злоупотребляют этими социальными выплатами? Сейчас Минсоцполитики проводит верификацию соцвыплат. Обращались ли к вам с жалобами относительно таких проверок?

К нам обращаются с такими звонками внутренние переселенцы относительно проведения верификаций, новых документов. Без сомнения злоупотребления есть. Вы не найдете ни одной сферы жизни в Украине, где нет злоупотреблений, почему же выплаты должны быть исключением? С другой стороны злоупотребления характеризует больше не самих внутренних переселенцев, а тех, кто выдает себя за них. Очень часто это те люди, которые проживают на оккупированных территориях, так называемых ДНР и ЛНР. Они там живут и работают - приезжают сюда на территорию Харьковской, Днепропетровской, Запорожской областей и оформляют документы статуса внутреннего переселенца, получают выплаты и организованно вывозят их с территории Украины. Как я к этому должна относиться?

Даже как плательщик налогов, я к этому отношусь однозначно негативно. И кстати, к каким-либо социальным выплатам, я чаще всего отношусь двояко. Я с одной стороны понимаю, что они нужны тем людям, которые им необходимы, а с другой стороны, они платятся, в том числе и с моего кармана. Ведь я не получаю денег от государства. За все соцпрограммы платят люди. Поэтому какая-либо помощь внутренним переселенцам или матерям-одиночкам должна быть индивидуальной и учитывать индивидуальные потребности.

Какова ситуация с матерями-одиночками в Украине? Соблюдаются ли их права?

Сложно отвечать на такой вопрос, ведь у нас нет общей статистики. Мы не являемся министерством, которое собирает эту информацию. Правдивый источник информации для нас - это национальная горячая линия. Когда мы получаем несколько звонков, мы можем делать определенные выводы. К нам обращается достаточно много женщин-одиночек, и с многодетных семей, есть немало вопросов, связанных с выплатами, задержками, перерегистрациями. Операторы правительственной горячей линии дают такие консультации. Они даже пересылают на нашу горячую линию абонентов с такими вопросами, хотя вопросы выплат это не совсем те вопросы, которые входят в компетенцию национальной горячей линии по предотвращении домашнего насилия, торговли людьми и гендерной дискриминации.

Мы также перенаправляем, ведь это нормально, когда людей отправляют туда, где они смогут получить экспертную помощь. Но как раз вопросы выплат должны касаться правительственной горячей линии. Хотя наши юристы обучили консультантов для того, чтобы на такие новые обращения мы также могли реагировать.

Планируется также индивидуализация этих выплат и привязка их к уровню доходов женщины. Если есть заработная плата, она определенного размера и считается высокой, то такая выплата не будет осуществляться. Если же женщина получает низкую зарплату, она будет продолжать получать выплаты.

Есть немало семей, в которых семейная пара не расписана. Они живут вместе, ведут совместное хозяйство, но женщина оформлена как мать-одиночка, потому что брак не зарегистрирован, и получает такие выплаты. Для жизни семьи это хорошо, но опять-таки это делается из кармана других плательщиков налогов, в том числе работающих женщин, которые имеют маленьких детей. Тот же принцип социальной справедливости также обязательно должен быть задействован в системе выплат и идея сама по себе позитивная.

Важно, чтобы и правительство и органы местной власти, социальной защиты, сделали это все корректно и правильно с соблюдением прав человека. Очень важно, чтобы сами граждане, женщины осуществляли мониторинг этой ситуации, жаловались, если есть проблемы, в том числе на национальную горячую линию "Ла Страда" и правительственную горячую линию.

Есть ли у вас информация, что происходит с соблюдением прав человека, в частности женщин, в Крыму? Представлена ли ваша организация на полуострове?

Организация на полуострове не представлена. Мы сотрудничаем с организацией Крым SOS. Мы знаем о проблемах, которые есть. К нам до сих пор поступают звонки из Автономной Республики Крым. Их единицы, хотя в 2014 году их было достаточно много. Звонки были связаны с насилием в семье и с политическими правами, сейчас их очень-очень мало. Непосредственно и активно мы не осуществляем мониторинг ситуации в Крыму.

Возможно, люди звонят уже в российские центры...

В России нет закона о предотвращении насилия в семье, так же как и нет закона о борьбе с торговлей людьми. Отношения общества к насилию толерантнее, чем в Украине. Многие общественные организации, которые предоставляли помощь пострадавшим от насилия, делали это через посольства иностранных государств, иностранных доноров - эти организации признаны иностранными агентами и закрылись.

Ситуация с общественными организациями в России является очень печальной. Там работала горячая линия - возможно, она и сейчас работает - это было бы очень хорошо, ведь куда-то жаловаться нужно. Но само отношение к проблеме кардинально другое, чем в Украине. Тут мы можем говорить, что делается недостаточно, но государство признает ее как проблему - там же проблема насилия в семье не признается.

С какими основными проблемами сейчас встречаются сексуальные меньшинства в Украине? Недавно Кабмин заявил об инициативе разработать к 2018 году законопроект легализующий однополое гражданское партнерство. Созрело ли наше общество к нему и насколько это является необходимым?

Нет еще законопроекта - это является частью плана действий. Мы сотрудничаем с организациями, которые защищают права сексуальных меньшинств, потому что дискриминация по признаку сексуальной ориентации - это точно такой же вид дискриминации, как дискриминация по каким-либо другим признакам - так она определяется в большинстве европейских стран.

Но ведь мы имеем другое отношение общества...

Одним из факторов такого разного отношения является достаточно высокий уровень ксенофобских настроений - они есть в обществе.

Проводились различные исследования на этот счет, хотя это также не очень просто измерять. Это связанно с определенным отсутствием информации, преувеличением роли сексуальности в жизни людей, которые относятся к сексуальным меньшинствам - преувеличена идентификация этих людей именно из-за их сексуальной ориентации.

Центр "Ла Страда" не является экспертом по этому вопросу. Общество много к чему не готово и вопрос в том, каким образом проводить просвещение.

Кроме того, в 2010 году в Украине была проведена очень серьезная пропагандистская кампания, организованная в том числе и при поддержке ФСБ, которая была направлена на дискредитацию евроинтеграционного процесса путем нападок на такие ценности как права женщин, права детей, права сексуальных меньшинств. Ими была проведена большая информационно-пропагандистская работа, которая не остановила европейскую интеграцию в стране.

Вы уже сказали, что есть увеличение случаев насилия в семье. Есть ли какая-то реакция со стороны государства? Какой алгоритм действий предоставления помощи в вашей организации в таких случаях?

Что должно делать государство: оно должно ратифицировать Конвенцию Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин, домашнего насилия и борьбе с этими явлениями. Мы ожидаем, что ратификационные документы уже, в конце концов, выйдут с Министерства социальной политики и будут направлены в Кабмин для того, чтобы потом они были направлены в Администрацию Президента - Президент должен подавать ратификационные документы в Верховную Раду.

Эта конвенция очень важна. Она была открыта к подписанию в 2011 году, Украина ее подписала в ноябре 2011 года. Она формулирует те обязательства государства, которые направлены на противодействие домашнего насилия и всех видов насилия по отношению к женщинам. Это социальные услуги, убежища, психологическая, медицинская, юридическая помощь, консультирование через горячие линии, наказание обидчиков.

Конвенция вводит принцип уголовной ответственности за совершение домашнего насилия, чего сегодня у нас нет. В украинском законодательстве насилие в семье рассматривается как административное правонарушение и очень слабые санкции: арест сроком на 15 суток или общественные работы. У нас сегодня нет коррекционных программ, а ведь необходимо проводить коррекцию поведения тех, кто совершает насилие. Нет возможности для проведения полноценной социальной работы с такими семьями, потому что сокращены должности социальных работников, экспертов социальной работы - это фактически не финансируется на местном уровне.

Мы очень негативно отнеслись к инициативе Кабинета Министров по введению должности правительственного уполномоченного по вопросам семьи. Потому что на сегодняшний день, такая должность в стране не нужна. Она с одной стороны является вмешательством в вопросы семьи – семье необходимо вмешательство только тогда, когда права нарушены.

Есть восьмая статья Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая говорит о том, что вмешательство в частную и семейную жизнь запрещено. Вмешательство разрешено только тогда, когда это влияет на безопасность граждан, страны, и когда это вмешательство регулируется законодательством.

Законодательство у нас этого не регулирует – не все семьи требуют вмешательства – это необходимо кризисным семьям в сложных жизненных обстоятельствах. Но ведь это совсем другой вопрос. И на сегодняшний день такие функции есть у Министерства социальной политики.

Мы недавно получили ответ от Министерства финансов, что нет денег на создание приютов для пострадавших от насилия. То есть, на приюты денег нет, а на учреждение должностей, аппарата, штата, водителей деньги есть. Это достаточно лицемерная позиция правительственных служащих.

А в-третьих, проблемы семьи там, где они есть, должен решать не уполномоченный, а помогать их решать должна община, социальные эксперты, социальные педагоги, психологи, то есть те люди, которых как раз правительство и сокращает. Тогда у нас опять будет вывеска, что у нас все хорошо, у нас есть правительственный уполномоченный - это замыливание глаз и не решение проблем. "Ла Страда", информационно-консультационный женский центр и еще около 20 общественных организаций обратились в правительство и в европейские институции, потому что с нашей точки зрения это нарушение Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод.

Мы также обратились к представителю по Украине г-ну Джакомополусу и к комиссару Совета Европы по правам человека Нилсу Мужниексу. Создавать такие должности – это не означает заботиться о тех проблемах, которые есть, а как раз наоборот отдаляться от них.

Изменилось ли реагирование на случаи насилия в семье с появлением Национальной полиции?

Мы не безразличны к работе Национальной полиции, потому что в том числе наши сотрудники писали курс по вопросам предотвращения насилия в семье и обучали патрульных. Мы неформально активно мониторим, как работает Национальная полиция, и можем сказать, что реагирование на случаи насилия в семье достаточно быстрое: полиция приезжает быстро, составляет протоколы - свои функции она выполняет. Мы считаем, что на этом уровне есть улучшения. Но потом, они составляют протокол, который должен быть передан в суд, а там санкция общественные работы, которых в государстве нет, или 15 суток ареста. И что дальше? А дальше разгневанный человек выходит, и насилие продолжается - круг насилия не уменьшается. Те санкции, которые на сегодняшний день есть, не решают проблему. А полиция - это только первый шаг фиксирования явления.

Предоставляет ли ваша организация юридическую помощь пострадавшим?

Мы предоставляем первичную и вторичную юридическую помощь по телефону 0 800 500 335. Первичная – это консультирование на горячей линии. Она работает 24/7 с первого февраля - ночью мы получаем немало звонков. Есть обязательное правовое консультирование на горячих линиях.

Кроме того, мы предоставляем вторичную помощь – мы помогаем с оформлением документов для судебных дел – наши адвокаты ведут дела женщин в судах. Недавно у нас было несколько успешных дел по помощи внутренним переселенцам, чьи права были нарушены государством - это административные иски. Мы помогаем и в ситуациях домашнего насилия. Много мы не можем, потому что у нас нет большого ресурса, но такие дела мы ведем.

То есть, опять-таки все упирается в законодательство...

В законодательство и в Стамбульскую конвенцию - она будет требовать криминализации домашнего насилия. Я являюсь членом комиссии по вопросам помилования при Президенте Украины.

Комиссия рассматривает заявления, которые поступают Президенту от людей, которые находятся в местах лишения свободы. Приблизительно 40% заявлений было от женщин, и 90% этих женщин это те, которые совершили убийство или покушение на убийство. Во всех этих случаях были продолжительные факты насилия в семье, на которые фактически не было реагирования. У нас была возможность ознакомится с судебными приговорами: мы видим, что там это указывается, но не рассматривается как акт самозащиты. Если государство готово экономить на превентивной работе, то оно потом тратит огромные деньги за содержание этих людей. Есть еще очень серьезная статистика по убийствам женщин.

Разработан ли какой-то механизм помощи семьям тех, кто стал жертвой торговли людьми. Что чаще всего становится причиной попадания человека в рабство? Как можно этого избежать? Как можно бороться с этим явлением?

В 2010 году Украина ратифицировала Европейскую конвенцию о мерах по противодействию торговли людьми, и в 2011 году приняла закон о противодействии торговли людьми. Еще до этого само преступление торговли людьми было криминализированно в украинском законодательстве.

Приговоров достаточно много, также открыто много уголовных производств - около нескольких тысяч. Что сделано? Есть эксперты в полиции, есть эксперты в социальной сфере, которые знают, как с одной стороны фиксировать эти преступления, и с другой, что делать, когда обращаются пострадавшие.

Благодаря помощи офиса координатора ОБСЕ в Украине, Международной организации по вопросам миграции, "Ла Страда" и других организаций наработан национальный механизм взаимодействия и механизм перенаправления пострадавших.

На выполнение закона разработано достаточно солидная и серьезная нормативно-правовая база, потому что наши законы не являются законами прямого действия. Сегодня человек, который пострадал, может обратиться в управление социальной защиты, где будет установлено статус пострадавшего лица - он может получить одноразовую материальную компенсацию в размере минимальной заработной платы. Он также может претендовать на социальную, юридическую, правовую помощь.

В большинстве областей, регионов такие услуги предоставляются благодаря работе общественных и международных организаций. Работа государства и соответствующего отдела Министерства социальной политики достаточно активны - они открыты к сотрудничеству, налаживают работу, помогают общественным и международным организациям. Если говорить о руководстве, то не хватает понимания этой проблемы и понимания того, что, решая одни проблемы, растут другие - новые формы торговли людьми. Если когда-то была торговля людьми с выездом за границу с целью сексуальной эксплуатации женщины, то на сегодняшний день - это может быть и внутренняяя торговля, трудовая эксплуатация, или торговля людьми с целью изъятия органов, суррогатного материнства. Не хватает быстрого реагирования для отслеживания таких новых форм.

Кроме того, виновным зачастую выносятся мягкие приговоры. Есть проблема с непосредственным предоставлением помощи. Приютов для пострадавших от торговли людьми не хватает катастрофически - у нас их роль играют центры социально-психологической помощи, которые существуют только в 19 областях Украины - их нет в Харькове, Киевской области, Полтаве. Кроме того, они очень маленькие. Как раз план действий по выполнению Национальной стратегии прав человека обязывает государство работать в этой сфере для того, чтобы такие приюты были созданы.

Как обстоит ситуация с насилием в отношении работников секс-индустрии? Соблюдаются ли их права со стороны сотрудников МВД? Активно ли пострадавшие работники секс-индустрии к вам обращаются? Есть ли у вас информация о ситуации с проституцией в зоне АТО? Поддерживаете ли Вы отмену старых советских ограничений относительно ограничения работниц секс-индустрии по донорству крови?

Этот вопрос не совсем к нам относится. Есть организации, которые защищают права работников секс-индустрии. На нашу горячую линию с жалобами на эксплуатацию и насилие со стороны работников правоохранительных органов сотрудницы секс-индустрии не обращались. Обращались с вопросами получения ими социальной помощи в ситуациях, когда они хотят выйти из этого. Такие звонки у нас были. К сожалению, таких программ у нас нет. Есть организация "Вера. Надежда. Любовь" в Одессе, которая помогает, имеет реабилитационные программы, но этого очень мало.

А по поводу отмены ограничений - это интересная инициатива, я не знаю как к этому относится, потому что нужно понимать и почему эти ограничения существуют. Но я могу сказать как юрист, что у нас в законодательстве нет такого понятия как "сотрудница секс-индустрии".

Для того, чтобы отменить для кого-то какие-то положения, этих людей нужно определить, а они у нас не определены. Кому будут отменять?

Проституция рассматривается как административно правовое нарушение. К сожалению, наша страна не признает детей, которые втянуты в секс-бизнес, как пострадавших. Согласно статье административного кодекса, могут быть наложены административные взыскания с лиц возрастом от 16 до 18 лет за занятия проституцией. Лицо возрастом до 18 лет является ребенком, государство должно не налагать штрафы, а должно помогать, реабилитировать. А у нас вместо того, чтобы ребенку помогать, его наказывают. И при этом не наказывают клиентов детей, втянутых в проституцию. И такие законопроекты мы неоднократно готовили и подавали через разных депутатов в Верховную Раду, потому что криминализация клиентов детей, втянутых в секс-бизнес - это наше обязательство, которое Украина взяла на себя, ратифицировав Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия (Лансаротская конвенция).



Архив
Новости
Адвокаты Порошенко угрожают "Украинской правде" за публикацию обвинений Онищенко 18:56
Украина не выполнила более 40 условий для получения очередного транша кредита МВФ 14:40
В Затоке проходит спецоперация по задержанию банды полицейских, судей, СБУшников и прокуроров 20:48
Непросто говорить о журналистике без политики, - Дуня Миятович про Диалог журналистских союзов Украины и России 15:18
В Осло вручили Нобелевскую премию мира президенту Колумбии 15:52
В Швейцарии выпустили электромобиль с садом живых растений 20:51
Национальный бренд Украины вошел в тройку лидеров по темпах роста стоимости 13:22
Константиновского, Супруненко, Демчака, Бобова и Шуфрича ждут налоговые проверки 18:10
ESA показало, как будет выглядеть "полет над Марсом" 20:08
Инфографику составил Дэвид Маккэндлес. Фото: InformationisBeautiful.net
Инфографика мировых особенностей: Украина вышла в лидеры с KFC, а Венгрия - с порнозвездами 20:37
больше новостей

ok