​Министр энергетики Владимир Демчишин: Мы можем обойтись без закупок газа у России, но отказываться от переговоров было бы бездумно

​Министр энергетики Владимир Демчишин.
​Министр энергетики Владимир Демчишин.

В марте ожидаются очередные газовые переговоры в формате "Украине-ЕС-Россия", на которых, в том числе, могут определиться условия поставок российского газа в Украину на период после 1 апреля. Хотя условия поставок на 1 квартал текущего года и были всеми сторонами согласованы, Украина за этот период не купила у России ни 1 куб. м газа. К слову, прошло уже более 100 дней с тех пор, как НАК "Нефтегаз Украины" не покупает газ у "Газпрома". А не так давно Госстат обнародовал последние данные по объемам и ценам импорта природного газа, и таким образом стала известна цена газовой независимости Украины.

В интервью Українським Новинам министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин объяснил, что хотя острой необходимости в импорте газа из России нет, с коммерческой точки зрения Украине целесообразно проводить переговоры по его цене.

Также министр оценил стоимость "Центрэнерго", спрогнозировал срок ее продажи и рассказал об инвестиционных обязательствах, на которых он будет настаивать во время приватизации.

Кроме этого Демчишин изложил свою позицию разделения НАК "Нефтегаз Украины", отрицая наличие конфликта с руководством госхолдинга по поводу выбора модели разделения компании.

По поводу конфликта с выбором модели разделения (unbundling) Нефтегаза…

Нет конфликта, идет дискуссия. Все хотели публичности обсуждения, а теперь, когда мы публично все обсуждаем, начинают говорить, что это конфликт, вынос мусора из избы и так далее… Мы нормально к этому относимся, это широкая дискуссия, открытая, с привлечением внешних доноров и специалистов. Привлекли к этому Всемирный банк, он выделил деньги, потом сделали анализ, предоставили информацию, оправили ее на рассмотрение Энергетическому сообществу, чтобы они подтвердили, отвечает ли предложение консультантов Третьему энергопакету.

В общей концепции, речь идет о том, чтобы "Укртрансгаз" должен быть выделен из "Нефтегаза" как целостная единица, вместе из ПХГ и ГТС, потому что с точки зрения консультантов Всемирного банка, это самый простой, быстрый, прозрачный и понятный метод выполнения требований Третьего энергопакета.

То есть доноры поддерживают вашу идею, чтобы "Укртрансгаз" был выведен из НАКа целостным комплексом вместе с хранилищами, верно?

Они говорят, что это решение правительства Украины. Я пытаюсь быть объективным, у меня нет от них письма-поддержки, но у меня есть анализ, проведенный консультантами Всемирного банка, которые делают свой вывод. Из него следует, что под одним госорганом должен остаться "Нефтегаз" и "Укргаздобыча", под другим – "Укртрансгаз" вместе с ГТС и ПХГ.

Консультанты говорят, что в долгосрочной перспективе ПХГ наверное стоило бы выделять в отдельные юридические лица, со своей структурой корпоративного управления. Но для этого нужно проанализировать какие именно, в каком объеме, добавят ли они экономической конкуренции или нет и так далее. Но никто технических особенностей самой системы так и не анализировал. Коммуникация между трубой и хранилищами организована как целостный комплекс.

Сейчас, в принципе, дело за малым – понять, как мы будет получать согласие на такую реструктуризацию от кредиторов. Притом, что большинство кредиторов обеспечены государственной гарантией, от них все равно нужно получить согласие на выведение из "Нефтегаза" активов, и не важно чего - только ГТС, или только ПХГ, или все вместе - все равно нужно будет согласование. Для этого мы привлекли аудитора, привлекли юриста, которые предложат свое видение и возможные риски.

Есть конечный срок, когда решение должно быть принято?

Это июнь, до средины лета Кабинет Министров должен такое решение принять.

Каким образом будет решаться вопрос с кредиторами?

В соответствии с каждым кредитным договором, предусмотрена своя процедура получения такого согласия. Существует несколько инструментов.

Как насчет кредита "Газпромбанка"?

Нужно начинать с ними переговоры, заранее говорить, что они не согласны, не начав переговоры – нельзя.

Вы начали?

С кредиторами мы пока что никаких переговоров не вели, "Нефтегаз" - возможно.

В 1 квартале 2016 газ у России не покупали, в такой ситуации есть ли у Украины необходимость проводить трехсторонние переговоры об условиях поставок российского газа на 2 квартал и последующие или можно уже ждать решение арбитража?

Мы понимаем, что можем обойтись без закупок у России, но при определенных коммерческих предложениях, было бы бездумно отказываться от переговоров. Необходимо, по крайней мере, выслушать российскую сторону. К тому же сама концепция трехстороннего протокола работала достаточно эффективно, потому что в случае форс-мажоров всегда была возможность найти участника, который мог бы стать посредником

С 1 апреля ожидается увеличение цены на газ для населения, есть ли уже окончательное понимание, каким будет повышение?

Есть план, который согласован с МВФ, но мы постоянно проводим переговоры. Окончательного понимания пока нет. Сегодня опять общаемся с МФВ.

На прошлой неделе Кабмин одобрил Ваш законопроект о рынке электроэнергии и направил его в Раду, когда ожидаете его принятие и вступление в силу?

Если Рада будет готова работать, то он пройдет через парламент очень быстро. Мы уже 2 раза обсуждали его в профильном комитете, и я убежден, что очень много времени согласование закона не займет. Переходной период начнется сразу же, как будет готово вторичное законодательство, достаточно буквально несколько месяцев с момента принятия. Полноценный рынок же должен начать работать с 1 января 2019 года.

Год назад Вы говорили, что ваша задача на должности министра - преодолеть монополистов, вернуть в ТЭК, в частности энергорынок, конкуренцию. Насколько, по вашему мнению, за год рынок стал более конкурентным?

Тарифы для АЭС, ГЭС, ТЭЦ и альтернативной энергетики, так или иначе, устанавливает НКРЭКУ, поэтому объективно там конкуренции не могло появиться, это не конкуренция, а работа регулятора. Рынок тепловой генерации был единственным сегментом энергорынка, где возможна была конкуренция и тут она появилась. Смотрите, в 2014-м станции "Центрэнерго" были не загружены углем, у них не было выработки, и они не могли конкурировать с другими игроками, тем же ДТЭКом. Сейчас, в принципе, рынок очень конкурентный, все маневрируют, сражаются за долю на рынке. Такая конкуренция позитивно влияет на стоимость энергии, произведенной на ТЭС. Стоимость 1 кВт в час выросла в 2015 году на 10-12%, в то время как индекс инфляции составил 44%. Кроме того, в этом году тепловая генерация готова экспортировать электроэнергию, это тоже – результат конкуренции.

Ранее вы открыто говорили, что ДТЭК занимает монопольное положение на рынке и злоупотребляет им, за более чем год министерства ваше мнение изменилось?

Когда они пытались вмешиваться в деятельность министерства, в деятельность регулятора энергорынка, тогда мы били тревогу, говорили: "Стоп". Сейчас они пробуют конкурировать, вы ж не видели последнее время никаких историй ни по углю, ни по работе станций, ни по внеплановым ремонтам блоков... Конечно, есть вопросы, например, по минимальному составу оборудования, который защищает их выработку. И я однозначно хочу поменять это правило на энергорынке в ближайшее время. Оно зафиксировано в правилах Оптового рынка и Совет оптового рынка может его поменять. Мы инициировали этот процесс. У них в Совете 4 человека из 10, поэтому я надеюсь, что нам удастся правило изменить демократическим путем, голосуя в Совете рынка. И к следующему году подойти с намного лучшими условиями работы. В первую очередь для АЭС, которые производят дешевую и чистую энергию.

Почему Кабмин не хочет согласовать уже почти год подготовленную Вами программу реструктуризации угольной отрасли, в чем основная загвоздка?

Программа на самом деле непростая, она требует сложных решений. Даже кажущееся банальным решение по закрытию шахт – очень сложное с социальной точки зрения. Есть градообразующие объединения, до конца не понятно как в тех регионах задействовать людей другим образом. Социальных программ, которые дали бы возможность переквалифицировать этих людей, тоже пока нет. Я несколько раз говорил, что нужно открывать свободные экономические зоны в этих районах и примеры эффективности таких зон есть. Например, в 2005-2006 годах на Волыни работала такая экономическая зона и в нее пришло 4 инвестора, которые сейчас перерабатывают древесину и производят мебель. Инвестировано более 400 млн долларов, сейчас на этих предприятиях работает более 10 тыс. людей, это в разы больше, чем работает в Волыни на шахтах и зарплата там 12 тыс. гривен. Сравните с 7 тыс. гривен на шахте.

Я очень часто общаюсь с профсоюзами, люди приходят, говорят: "Если бы мы могли куда-то пойти, мы бы ушли". Работа на шахте для них вынужденный шаг, потому что нет другого варианта трудоустройства. И эти решения тяжелые, но мы их готовим и принимаем. Уже 4 шахты мы перевели в так называемую 3-ю группу, и они в процессе закрытия.

В прошлом году было объявлено о платах приватизации угледобывающих предприятий, но ни одна шахта так и не была продана, почему?

В действующих условиях с приватизацией возникло много объективных проблем. Физико-химические показатели добываемого госшахтами угля достаточно плохие, то есть высокий уровень содержания серы не дает возможности экспортировать продукцию. Потребить внутри страны этот уголь можно только на ТЭС. В свою очередь ТЭС на 70% контролированы одной группой, и эта группа имеет свое относительно эффективное производство угля. Им больше угля не нужно.

Возникает вопрос: кто будет этим покупателем? Поэтому, к сожалению, из-за того, что индустрия концентрирована сильно, конкуренцию на ней создать тяжело, это в первую очередь вопрос к АМКУ.

Министерство объявило конкурс на должность гендиректора "Селидовуголь", с чем связано такое решение? Если ли у Министерства намерение сменить руководителей других предприятий?

Я неоднократно говорил, что являюсь сторонником практики признавать ошибки и искать эффективных руководителей. Если назначаем руководителя а ситуация не меняется, то нужно принимать новое решение. С точки зрения технической программы, финансовых показателей, общей социально-экономической ситуации мы всем руководителям ставим четкие задачи. И если в течение разумного периода ничего не меняется, то нужно что-то делать. Если человек за год не справился – принимаем кадровые решения. Конечно, профсоюзы переживают, они привыкают к старым руководителям и боятся изменений, но со стороны министерства мы гарантируем, что поддержка будет. А профсоюз, если он искренне заботится о шахтерах, то более эффективные директора должны ими позитивно приниматься.

Вы передали акции "Центрэнерго" в ФГИ – когда прогнозируете продажу?

Я думаю, что приватизация должна пройти до отопительного сезона, чтобы новые собственники успели к нему подготовиться. Мы специально для того чтобы быстро и качественно провести приватизацию привлекли Baker Tilly, и они уже провели аудит за 2014 год. Аудит по 2015 году начался и будет готов в течение 2-3 месяцев. С технической точки зрения компания находится в очень адекватном состоянии.

Какие финансовые результаты "Центрэнерго" за прошлый год?

Положительные, у них прибыль по году составила почти 200 млн. гривен.

Какая адекватная стоимость этой компании, при которой можно ее продать и сказать, вот вторая "Криворожсталь"?

Я неоднократно говорил, что "Центрэнерго" по своей сути является очень важной компанией для энергосистемы Украины. Мощности у нее огромные – почти 30% всей тепловой генерации. Их нужно использовать. Думаю, что если появится новый независимый собственник, то он сможет составить очень серьезную конкуренцию ДТЭКу, поэтому тот и переживает.

200 млн долларов, по Вашему мнению, нормальной будет ценой?

Без учета войны, нахождения одной станции возле зоны разграничения, в нормальных условиях думаю что цена должна быть 1 млрд долларов. С точки зрения места нахождения мощностей, "Центрэнерго" вполне мог бы стать вторым ДТЭК, если придет реальный покупатель.

Яценюк когда-то оценивал ОПЗ в 500 млн долларов, а он кажется более привлекательным активом.

Вы ошибаетесь.

По поводу инвестиционных обязательств, вы будете что-то инициировать?

У меня есть одно инвестиционное обязательство – выкупать уголь с госшахт. Это естественно. Тому, кто придет, будет нужен уголь. Везти его из-за границы в любом случае дороже. Вопрос в том, захочет ли новый собственник вместе с ТЭС приватизировать шахты либо просто обяжется покупать их уголь, вот в этом и будет дискуссия. На самом деле думаю, речь будет идти только о выкупе угля. Мы рекомендовали ФГИ включить в приватизационные условия пункт о подписании договора на выкуп угля с госшахт по рыночной стоимости, рассчитанной исходя из мировых индексов. Перечень комментариев и предложений мы уже составили и направили в Фонд.

6 мая протокольным решением СНБО было предусмотрено изучить возможность передачи функций выдачи лицензий на пользование недрами от Минэкологии вашему ведомству, почему за более чем полгода этого так и не произошло?

Мы пытаемся это делать публично и ничего не скрывали. Начали процесс согласования, я неоднократно обсуждал этот вопрос, в том числе, на круглых столах. На самом деле через Кабмин такие вопросы провести очень сложно – без согласования его никто не хочет рассматривать, а согласования стопорятся на разных этапах. Соответствующее постановление ходит по Кабинету Министров уже больше года.

В том же решении СНБО речь шла о передаче в сферу управления Минэнерго ГП "Энергорынок".

Касательно "Энергорынка" ситуация похожая. Я убежден, что, нести ответственность за рынок электроэнергии, и не иметь при этом в своем подчинении ключевого игрока, оптового покупателя, это не совсем справедливо. По "Энергорынку" есть вопросы, это реструктуризации долгов, которые они делают, там множество нюансов в организации работы рынка и сбора платежей.

Вы поднимали вопрос передачи функций выдачи спецразрешений, когда Госгеологии приостановила лицензии "Укрнефти". Насколько правильным было такое решение?

Я так понимаю, что идет поиск любых инструментов влияния на "Укрнефть". Потому что "Укрнефть" принципиально не рассчитывается по налогам. Но когда мы посмотрим на прошлогоднюю отчетность, то понимаем, что деньги у них были. То есть это не вопрос платежеспособности, а вопрос нежелания. Поэтому в таких условиях, конечно же, используются все методы.

У меня была одна претензия к Госслужбе геологии и недр: что они приостановили лицензию без предупреждения Минэнерго. Потому что прежде, чем отключать, нужно было нас уведомить, чтобы мы подготовились. Потом мы просили отсрочить решение на 10 дней, подключили с другого газопровода. Для этого получили согласие "Укрнефти" на использование их сетей. Укрнефть" понимала, что если она не согласует подключение, мы не смогли бы подключить эти села в Днепропетровской области. То есть они пошли нам на встречу, хотя понимали, что эту лицензию им все равно отзовут.

"Укрнафта" публично призывает правительство рассмотреть вопрос снижение ставок рентной платы за добычу нефти, Вы поддерживаете их инициативу?

Для того, чтобы понять нужно ли снижать ренту нужно понять всю их экономку. Потому что до тех пор, пока мы не поймем, сколько они продают, какая у них реально себестоимость сложно сказать. Я этого не видел. Мы год назад встречались с "Укрнефтью" еще до Роллинса. Я говорил: "Уважаемые, чтобы я понимал как себя вести и в какой-то мере рационально относился к вашим предложениям, я должен понимать вашу экономику". Но этого не произошло.

К новому сезону начали подготовку?

Конечно, да. С одной стороны я пытаюсь увеличить добычу марки "Г" плюс увеличить потребление угля этой марки. Те же самые рекомендации у меня к ДТЭКУ. Я им говорю: "Уважаемые, у вас в Павлограде марка "Г", вы можете добывать больше, переводите блоки на Приднепровской и Криворожской станциях и минимизируйте зависимость от поставок с неконтролируемых территорий".

Я неоднократно говорил, что зимний сезон должен быть технологическим сезоном для специалистов. Общественность не должна об этом беспокоиться. Понимаю, что после веерных отключений в декабре 2014 года все очень пристально следят за процессом, но я говорил, что повторных отключений не будет, система сейчас намного стабильней. В 2016-м мы уже ищем рынки для сбыта профицитной электроэнергии в украинской энергосистеме.



Архив
Новости

ok