Интервью 2016-12-08T05:13:09+02:00
Українські новини
​Директор по корпоративным и юридическим вопросам Imperial Tobacco в Украине Олег Стрекаль: "Украина становитс

​Директор по корпоративным и юридическим вопросам Imperial Tobacco в Украине Олег Стрекаль: "Украина становится шелковым путем для нелегальных сигарет"

Сокращение легального рынка сигарет, традиционное предновогоднее повышение акцизов на табачные изделия, непрекращающиеся ценовые войны между производителями – на эти и много других вопросов ответил директор по корпоративным и юридическим вопросам Imperial Tobacco в Украине Олег Стрекаль.

Как Вы оцениваете 2015 год в табачной отрасли?

В прошлом году на рынке Украины подтвердились общемировые тенденции к сокращению (хоть и медленному) глобального табачного рынка. По сравнению с 2014 годом, сокращение внутреннего рынка составило примерно 5% до 66,5 млрд штук. На 2016 год прогнозируем падение до 62 млрд штук, хотя сейчас трудно рассчитать по году, поскольку неизвестно, как сыграет фактор нелегальной торговли. Ведь есть некоторые факторы, которые могут спровоцировать его резкий рост. Как он ранее упал с 10% (2013 год) до 1,4% (2015), так может и резко вернуться в этом году до 10%, а то и более. А факторы эти - акцизная политика государства, неспособность его нормально контролировать рынки и границу, и отсутствие желания это делать.

На чем основывается Минэкономики, утверждая, что объем рынка по итогам 2015 года составляет 80 млрд штук?

Мы не видели статистики от Минэкономики. У нас в Imperial Tobacco посчитана каждая пачка, как и у остальных трех крупных производителей. Львовская табачная производит сравнительно немного, и то на экспорт. Откуда у Минэкономики такие цифры – я не знаю.

Назовите основные тенденции табачного рынка в 2015-м и в текущем году.

Среди основных тенденций на рынке отмечаем down trading - люди меньше покупают дорогих сигарет и переключаются на более дешевые, что связано со снижением покупательской способности населения. Сегмент дорогих сигарет сократился примерно на 30% и на столько же вырос дешевый. Средний сегмент остался в своем стабильном состоянии. Интересно, что покупатели сейчас переходят на самый дешевый легальный, но пока не переключаются на дешевый нелегальный сегмент в крупных масштабах. Это связано, прежде всего, с тем, что очень мощная девальвация гривны сделала контрабанду к нам экономически нецелесообразной: гривна обесценилась в 3 раза, и выходит, что у контрабандиста себестоимость дороже, чем цена у нас.

Но тут появляется еще один тренд – растет вывоз контрабанды из Украины. Мы не можем сказать точно по количеству, но, к сожалению, масштабы постоянно растут. Стимул огромный – в Польше за легально произведенные украинские сигареты, ввезенные контрабандным путем, можно выручить в 5 раз больше, а в Германии – и в 10 раз. При этом ответственность не такая большая. Мы знаем, что есть преступные кланы, занимающиеся контрабандой в крупных масштабах, но часто в приграничных регионах, где высокая безработица, само население поневоле становится контрабандистом. К сожалению, наше государство с этим никак не борется; делает единичные шумы на границе, но они неэффективны.

Проблема еще и в том, что в Европу идут не только украинские сигареты, но и достаточно много контрабанды завозят транзитом через Украину. Например, в Одессу завозят много продукции из Эмиратов, Китая. Ввозимые бренды у нас вообще неизвестны. В силу коррумпированности чиновников, которые все это прикрывают, такая продукция в порту разгружается, потом вывозится; товар нигде не декларируется, в структуре экспорта никак не отображается. К сожалению, Украина становится не только источником поступления нелегальных сигарет в Европу, но и транзитным таким себе "шелковым путем" для нелегальной продукции.

В какие страны в основном нелегальная продукция идет из Украины и откуда поступает к нам?

От нас в основном идет в Европу и доходит до Великобритании, где реализуется даже не в долларах, а в фунтах, поэтому Великобритания - самый заманчивый рынок сбыта.

А к нам поступает по стандартной структуре: около трети идет из Молдовы, с Приднестровья, 22-23% - из Беларуси, плюс Россия. Раньше еще была внутренняя нелегальная продукция – контрафакт. Это всем известная фабрика "Хамадей", которая работала в Донецке только с этой целью под крышей "злочинної влади". Они подделывали разнообразнейшие марки и не стеснялись даже это выставлять в интернете для продажи. Теперь они на временно оккупированной территории – часть линий перенесли в Россию, часть – в оккупированный Крым. Выходит, что теперь они воюют за долю рынка с российскими компаниями. На нашу оккупированную территорию заходит российский производитель "Донской Табак", но и "Хамадей" продолжает производить, наверное, потому что время от времени делаются попытки оттуда вывозить сигареты в Украину.

Еще одним трендом, но это больше касается нашей компании – происходит релокация производства в Украину из других стран. В прошлом году мы импортировали сигареты из России, но, понимая все политические и экономические риски, мы постепенно переводили производство в Украину. Теперь у нас отсутствует импорт из России. Все производится локально, что хорошо для украинского бюджета и для компании несёт меньше рисков. В 2015 году мы заплатили в госбюджет чуть больше 5 млрд гривен акциза, а всех налогов - 6,2 млрд гривен. Мы входим в первую 5-ку крупнейших налогоплательщиков страны, хотя это никаких привилегий нам не дает, наоборот, ощущается неуважение со стороны власти. Акцизы нам повышают в последний день перед Новым годом, хотя должны это делать на 6 месяцев раньше. Окончательные ставки акцизов представляют собой результат коррупционных торгов, а не экономических расчетов. На второй день после прекращения моратория на проверки бизнеса к нам приходят с проверками экологи и пожарники… Где изменения? Где улучшение инвестклимата? Президент с Премьером ездят по заграницам и агитируют инвесторов приходить в Украину, а о существующих инвесторах никак не заботятся. Кто же в такой ситуации клюнет на медовые обещания политиков?

Еще одна тенденция табачного рынка – пиршество коррупции. Очень жаль, что власть, которая на словах исповедует идеалы Майдана, не соответствует тому способу и тем правилам ведения бизнеса, которым следуем мы. Во-первых, путем всяческих манипуляций и фальсификаций решений комитета Рады по налоговой и таможенной политике, депутаты в конце концов приняли повышение ставок акцизов, которые были меньше, чем предлагал Минфин. В частности, так и не подняли адвалорную составляющую акциза, хотя Минфин предлагал увеличение всего на три процентных пункта. Комитет Рады проголосовал за это, но потом на сайте парламента была опубликована информация, что комитет все-таки не поддержал это изменение. Это значит, что, как минимум, депутаты подарили табачным компаниям примерно 500-600 млн гривен. Грубые закулисные торги налицо. К сожалению, проводником этой всей процедуры были ключевые нардепы из "Блока Петра Порошенко". "Благодаря" им, эти 500-600 млн не попадут в бюджет, их разделят преимущественно две компании – Philip Morris и JTI, ведь у них премиальный сегмент, с которого платится адвалор, самый большой.

Подавший в отставку министр экономики Айварас Абромавичус рассказал, как на него давили политические лоббисты. Но со стороны бизнеса мы тоже можем много рассказать о деятельности нардепов, которые "совершенно безвозмездно" удовлетворяют интересы компаний за счет госбюджета. И никакие аргументы на них не действуют – раз их уже "зарядили" на определенный результат, никакие объективные цифры не собьют их с пути.

Скажите, пожалуйста, а в целом насколько соответствуют принятые изменения в Налоговый кодекс европейской практике?

У нас изначально в Налоговом кодексе прописан акциз, структура которого соответствует европейской: есть минимальные акцизные обязательства, специфика и адвалор. Однако в игре на снижении адвалора и кроется коррупционная составляющая. В 2013 году адвалорную составляющую акциза снизили наполовину, таким образом, лишив бюджет нескольких миллиардов гривен потенциальных поступлений – они остались у тех же двух компаний. Теперь, с помощью депутатов президентской фракции и закулисных торгов с Премьер-министром, они отказались его хотя бы немного поднять. Если в Европейском Союзе средний адвалор 24% (потому что у них есть и 1%, и 55%), у нас - 12%. Мы в ЕС находимся на 4-м месте с конца по величине адвалора. И никаких аргументов (кроме коррупционных договоренностей) не повышать его не существует.

К счастью, депутаты пересмотрели базу начисления адвалорной составляющей и привели ее к европейским нормам (она начисляется с полной минимальной розничной цены, включая НДС; до этого было без учета НДС). Это означает повышение адвалорной составляющей на чуть более 2 процентных пункта. Если бы еще и за это не проголосовали, недобор бюджета был бы не менее 1 млрд гривен в этом году.

Так что, по сути, если бы не было этих закулисных торгов, Минфин был на верном пути. Ему даже удалось Комитет по налогам убедить, но потом "замотивированные" депутаты почему-то озвучили противоположную позицию. Очень бы хотелось, чтобы такими манипуляциями занялось Национальное антикоррупционное бюро.

Какие страны мира с адекватной акцизной политикой могли бы стать примером Украине?

Я думаю, что самое главное в акцизной политике, какие критерии мы берем. Ставки могут быть разные, но самое главное – это стабильность и прогнозируемость и соответствие структуре каждого конкретного рынка. Потому что где-то 50% адвалора работает нормально, а где-то, например, у нас, оно работать никогда не будет. Поэтому учет специфики рынка очень важен – покупательской способности населения, прежде всего, а также инфляционных процессов, развития экономики.

Я бы поставил в пример Германию. Там учтен разный уровень доходов населения. Например, у них много людей курят так называемые самокрутки. Потому что у них резаный табак облагается ниже, чем сигареты промышленного производства. И доля самокруток на рынке достигает 15-17%. Известно, что есть бедное население, на которое у нас никто внимания не обращает, особенно правительство, которое рассказывает, что "багаті заплатять більше", а на самом деле повышает акциз на сигареты без фильтра (условно говоря, сигареты для малообеспеченных) моментально на 126%, и цена при этом вырастает на 70%. Вот так государство учитывает ситуацию и потребности населения.

Каким, по Вашему мнению, должен быть в идеале акциз в Украине?

Я думаю, что по структуре и с изменением пересчета начисления адвалора мы полностью соответствуем европейской практике. Потому что минимальным акцизом гарантируем поступления в бюджет, НДС тоже входит в базу, специфической ставкой облагается количество выпускаемых сигарет, а адвалорная часть срезает премиальную маржу с тех потребителей, у которых, грубо говоря, есть деньги и которые могут это платить. Если из-за адвалора повышается акциз на пачке стоимостью 25 гривен на 1 гривну, это не особо заметно, но если пачка за 12 гривен дорожает на гривну, то повышение ощутимо. В низком ценовом сегменте шаг чувствительности повышения цен – это 50 копеек.

Расскажите, пожалуйста, что происходит с утверждением Кабмином минимальных розничных цен на сигареты. Если уже принято решение вводить эти цены, почему до сих пор нет постановления правительства?

Введение минимальных цен – это еще один пример процветания коррупции на табачном рынке. Начиная от момента внедрения этого положения в Налоговый кодекс (Комитет Рады по налоговой политике этот вопрос даже не обсуждал, но парламенту минимальные цены были преподнесены как предложение Комитета) и заканчивая манипуляциями ГФС с формулой расчета минимальных цен с четкой целью "задрать" уровень этих цен как можно выше.

По маркетинговым понятиям, то, что сейчас происходит, это ценовая промоция. Ты снижаешь цену и за счет этого увеличиваешь количество продаваемых сигарет. Эту кампанию начала компания Philip Morris 1 октября 2015 года, снизив цены на сигареты Bond сразу на 2 гривны, без всяких экономических на то обоснований. Постепенно за 3 месяцев они опустились в цене с 15 гривен до 10, и до сих пор продают Bond по 10 гривен за пачку. Это существенная потеря для бюджета, поскольку Bond занимает примерно 7% внутреннего рынка.

Т.е. компания переводит Bond со среднего ценового сегмента в дешевый, который начинает конкурировать с дешевыми торговыми марками, а потом с помощью механизма минимальных розничных цен возвращает сигареты Bond на прежний уровень цен, а вместе с ним тянут весь низкий ценовой сегмент до уровня Bondа. Компания в выигрыше, потому что сигареты дешевого ценового сегмента проигрывают конкуренцию с Bond, оказавшись с ним в одной ценовой категории. Экономически себестоимость сигарет низкого ценового сегмента ниже себестоимости Bond, и компании-производители могли бы оставлять их на прежнем уровне цен, но механизм минимальных розничных цен уже не позволяет это сделать.

С экономической точки зрения, это беспредел. Данный механизм запрещен в ЕС европейским судом по 6 странам. Там тоже были "умные", но их быстро европейский суд поставил на место. А у нас это сделать некому. К сожалению, все аргументы, что механизм минимальных цен противозаконный и по украинскому законодательству, и по международным обязательствам нашей страны, были проигнорированы даже на встрече производителей с премьер-министром 18 января, где этот вопрос обсуждался.

На этой встрече мы предоставили расчеты, которые основываются на финансовой отчетности компании о затратах и объемах производства, и рассчитали экономически обоснованные минимальные розничные цены на случай, если будет принято решение об их введении. У нас вышло 13 гривен за пачку сигарет без фильтра и 15 – с фильтром. Этот уровень цен удовлетворил все присутствующие стороны, и соответствующий проект постановления был направлен в различные инстанции – Минэкономики, АМКУ, Регуляторную службу. И до сих пор документ не принят, очевидно, потому, что нет заключений всех компетентных органов.

А в это время ГФС убеждает, что экономически обоснованными являются цены соответственно 14,50 и 16,50 гривен/пачка, что на порядок выше согласованных ранее всеми сторонами переговоров. Таким образом, налоговая даже на официальной отчетности делает свои манипуляции.

В нашей компании было принято решение, что если будут продолжаться манипуляции, мы будет обращаться в суды, в частности постановление Кабмина можно оспорить в Административном суде. Но мы будем обращаться не только против мифического лица – Кабмина, но и против конкретных чиновников с доказательствами манипуляций. Потому что есть объективные цифры, а есть их расчеты. Это все есть на бумаге. Поэтому, мы настроены быть очень принципиальными. Мы уже обратились с жалобой в представительство ЕС здесь, в Киеве, объяснив, что Кабмину надо возвращаться на путь евроинтеграции, а не евродемагогии, и сейчас ждем, что нам скажут еврочиновники. Параллельно наша штаб-квартира направляет соответствующую жалобу в Брюссель. Считаем, что вопрос принципиальный: если Украина взяла на себя международные обязательства, она должна их выполнять, а не делать на уровне премьер-министра реверансы в сторону отдельных производителей.

Как эти шаги обосновывают конкуренты?

Потерями бюджета. Якобы цены упали до 9-10 гривен. Но они же сами их туда привели; упал соответственно, 5%-ний сбор, НДС и частично акциз. Конечно, бюджет не добирает. Но на встрече с премьером они же не сказали, что это сами и сделали, чтобы переделить рынок.

Аргументируя необходимость введения минимальных розничных цен на сигареты, ГФС рисует 1,5 млрд дополнительных поступлений. Но никто не считает риски. А они серьезные. Резкое удорожание сигарет (с 9-10 гривен нынешней цены до 16,50 предполагаемой) будет способствовать активизации теневого рынка. Плюс могут закрыться отдельные производители, такие как Львовская табачная фабрика – она не выдержит такого уровня цен. По нашим подсчетам, бюджет может потерять до 2,5 млрд гривен. Не забудем и коррупционную составляющую: минимальные цены будет определять чиновник, которого можно "замотивировать" на принятие выгодного отдельным производителям решения. Нельзя регулировать рынок неэкономическими методами, это преступление.

Объясните, пожалуйста, еще один скандал на рынке – ситуацию с компанией-дистрибьютором сигарет "Мегаполис-Украина"? То ее обвиняют в злоупотреблении монопольным положением, то в связях с российскими собственниками.

Насколько я помню речь главы АМКУ, комитет сейчас проводит расследование, которое начали в октябре 2014 года и собираются в начале февраля вынести свой вердикт – есть там злоупотребление монопольным положением или нет? Потому что украинское законодательство не видит зла в самом понятии "монополизм", оно видит зло в злоупотреблении монопольным положением. И АМКУ устанавливает эту грань.

К нам приходили запросы, мы предоставили АМКУ целый ящик документов – статистику, информацию о заключенных контрактах, об условиях этих контрактов. Больше к нам вопросов нет. Мы первые из всех производителей выполнили требования АМКУ разработать и опубликовать критерии отбора дистрибьюторов сигарет. Сейчас проводим консультации с комитетом, как их улучшить, чтобы мы не нарушили антимонопольное законодательство. И теперь ждем решения.

Какие основные требования к дистрибуторам?

Там страниц 8 требований, но основное, на чем они базируются, - это подход ко всем одинаковый, объективный, с предоставлением реального бизнес-плана и гарантированием определенных объемов. Компания должна показать, что у нее есть ресурсы для дистрибуции, а также географию дистрибуции. Почему нам важна география? Потому что многие компании предпочитают работать в крупных городах (это проще), а в села, тем более отдаленные, далеко не все хотят ехать. Специфика нашей продукции в том, что мы продаемся больше в селах. А туда труднее ездить, затраты больше.

При отборе дистрибутора также должна учитываться финансовая белая отчетность, возможность предоставления банковской гарантии. Мы даем продукцию и либо берем предоплату, либо требуем банковскую гарантию, чтобы не возникла ситуация, что компания взяла на реализацию продукцию и пропала. И банк, который гарантирует, должен быть не полубанкротом. Таким образом, дистрибутор должен вести честный бизнес, не иметь никаких криминальных историй, в том числе историй с неуплатой налогов.

С "Мегаполисом" Вы давно работаете?

С 2012 года. Как бизнес-модель для производителей (если отбросить всю политику) она очень эффективна. Мы довольны качеством услуг, наличием товара в точках, не имеем никаких проблем с расчетами за поставленную продукцию и никаких проблем с обязательствами, которые взяла на себя эта компания.

Самое интересное, что после публикации наших критериев отбора мы не получили ни одного коммерческого предложения от других компаний-дистрибуторов. Может, наши конкуренты и получали, но мы – нет. Потому что одно дело кричать и жаловаться, а другое – реально предоставлять дистрибуторские услуги.

Охарактеризируйте, пожалуйста, о работе Imperial Tobacco в прошлом году и расскажите об главных планах на 2016.

Из-за искусственных понижений цен о доле рынка сейчас говорить трудно, потому что информация стала необъективной. За 2015 год по отгрузкам продукции дистрибутору мы достигли доли в 25%. Считаем, что это хороший результат, ранее этот показатель у нас был меньше. Эта информация, по нашему мнению, наиболее объективна, она отображает структуру продаж. Компания Nilsen дает меньшую долю: по сравнению с 2014 годом, они утверждают, что в 2015-м наша доля выросла с 21,4% до 22%. Это без учета временно оккупированных Крыма и Донбасса.

Объемы производства тоже выросли за счет релокации - было 15,5 млрд штук в 2014 году, стало 16,7 млрд штук в 2015 году. Производство росло при падении рынка, таким образом, нам удалось удержать нашу долю, даже нарастить, и без импорта из России.

Насколько загружены мощности в Украине?

На процентов 60-70. Нам есть куда расти. Мы ищем рынки сбыта. В прошлом году поставляли в Ирак, Молдову, Монголию, ОАЭ, Буркина Фасо, Берег Слоновой Кости, Египет, Узбекистан, Камбоджу, Сенегал. Суммарно в 2015 году мы поставили на экспорт 1,25 млрд шт., в 2016 году хотим выйти на 1,5 млрд.

Теоретически нам интересен рынок ЕС, особенно в связи с зоной свободной торговли, но там есть квота – 2,5 тыс. тонн из Украины за год – это на каждого производителя чуть больше 1 млрд штук. Но тут есть подвох. Это квота выделена на страну, и когда у тебя есть контракт на поставку, ты никогда не знаешь, насколько она выбрана. Мы никогда не знаем объемы поставок наших конкурентов в страны ЕС. Квоту может выбрать и один производитель. Представьте ситуацию: нашли место реализации, спланировали производство, заказали этикетку под соответствующую страну, выпустили продукцию, а оказалось, что квота уже выбрана.

А единого реестра нет? И в ГФС нельзя узнать?

Нет, реестра нет. А ГФС не сообщает, ссылаясь на коммерческую тайну. Кроме того, европейский потребитель не совсем хорошо доверяет продукции, где написано "сделано где-то там", а не в ЕС. У них есть определенные предубеждения. Хотя легальная продукция, сделанная в Украине и поставленная контрабандой на Запад, по цене ниже в 2 раза той, что у них на рынке, раскупается на ура.

Сколько в прошлом году Ваша компания инвестировала в мощности в Украине и какие планы на 2016?

Мы открыли современный склад на территории фабрики, инвестиции были порядка 250 млн гривен. А в целом, в релокацию производства, оборудование мы вложили порядка 8,9 млн фунтов. Я считаю, это неплохо в условиях войны и падения рынка. На 2016 год пока трудно сказать, но однозначно будем инвестировать в отдельные форматы сигарет.

Какие бренды у Вас наиболее успешны?

Смотря в каком сегменте. У нас есть бренд Parker&Simpson в сегменте value for money (цена – качество), так он очень быстрыми темпами с нуля набрал более 1 млрд годовых продаж. Очень хорошо идут "Столичные" - особенно в формате big box (25 штук в пачке). Они тоже выпускаются в сегменте value for money. Сейчас на рынке премиальный сегмент падает, наш Davidoff, хоть и медленно, но уверенно растет из-за правильной ценовой политики и правильного подбора табаков. Ну, и наша классика "Прима" всегда хорошо продается. Главный секрет в том, что мы покупаем табак у поставщиков напрямую. Наши конкуренты покупают его у своих материнских структур через посредников, у них уже получается маржа прокладки. Это уже вопрос трансфертного ценообразования и вывода валюты за рубеж, но он никого у нас не интересует.

Мы закупаем около 70 сортов табака различных ценовых категорий и любого качества в более 20 стран, среди которых Ирак, Индия, Пакистан. У нас есть центры логистики по всему миру – за счет масштаба они способны конкурировать. В нашей группе компаний идет жесточайший отбор поставщиков, включая исследование полей и контроль отсутствия детского труда.

Как Вы оцениваете инициативы депутатов обязать украинских производителей использовать отечественный табак?

Это не более чем популизм. К сожалению ни по объемам, ни по качеству сырья Украина не вписывается в требования нашей группы. Мы не тропики, ни Пакистан, ни Индия. Табак не достигает тех качеств, которые необходимы в нашем производстве. Импортируя табак, мы развиваем украинское производство – у нас работают украинцы, мы платим налоги в украинский бюджет. Это же не хуторянская экономика, мы часть глобальной экономики. Поэтому местечковость депутатов удивляет.

Но это еще не самые бессмысленные законопроекты. Ранее был зарегистрирован в Раде законопроект № 2430 "О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно приведения законодательства в соответствие с требованиями Директивы 2014/40 / ЕС Европейского Парламента" (отозванный, но есть два альтернативных), предполагающий уже с 18 мая текущего года ввести в Украине ряд новых требований к упаковке и маркировке сигарет, которые параллельно вводятся в ЕС, а также новые требования к контролю качества.

Никаких переходных периодов там нет. Получается, что сам ЕС обсуждал возможность перехода на эти требования лет 7, а у нас хотели перейти сразу. Мы посчитали, что необходимо миллионов 8 фунтов дополнительных инвестиций, чтобы перейти на новые стандарты, - в упаковку, в оборудование. И сейчас негде даже разместить заказ на новое оборудование, потому что страны ЕС переходят на эти же стандарты. Не все требования директивы понятны и самим европейцам. Например, у ни есть такое определение как "characterisen flavor" - "характерный вкус", но никто не может объяснить, как его померять и определить. Там много всего такого. А наши ребята взяли не только перевели директиву, а понавыдергивали из нее цитат. Например, статью о системе контроля они просто выкинули, потому что она в Евросоюзе вводится с 2019 года, они подумали, что еще есть время. Таким образом, мы имплементируем не евродирективу, а сборник цитат, которые между собой даже не связаны.

Наша индустрия подготовила дополнение к этому законопроекту, которые заняли 50 страниц. Настаиваем на том, что переходный период должен быть как минимум 2 года. Нам надо понять, какие окончательные требования примет наш парламент, спланировать инвестплан, заказать оборудование. Если ввести без переходного периода, табачная индустрия может остановиться на 6 месяцев. А табачная индустрия дает в год более 20 млрд гривен акцизов.

Да, противоположная сторона прислушалась к нашему мнению и согласилась пересмотреть данный законопроект. Мы надеемся, что здравый смысл преобладает.



Архив
Новости

ok