Интервью 2016-12-09T05:23:34+02:00
Українські новини
​Генеральный директор ГП "Киевпассервис" Александр Шульга: "За борьбу с коррупцией в нашей стране не приставля

​Генеральный директор ГП "Киевпассервис" Александр Шульга: "За борьбу с коррупцией в нашей стране не приставляют к наградам, а лишают должностей"

Государственное предприятие "Киевпассервис" - один из главных регуляторов автобусных перевозок в стране. В подчинении этой структуры находится Киевский автовокзал и 22 автобусные станций в различных регионах Украины. Предприятие вышло за всю его историю на рекордные финансовые показатели, а возможность махинаций с наличной выручкой была впервые ликвидирована. Руководство "Киевпассервиса" так же объявило войну нелегальным автобусным перевозкам, пытаясь задействовать все возможные рычаги влияния на ситуацию. Между тем, чиновники почему-то не оценили таких результатов, пожелав сменить руководителя "Киевпассервиса".

В интервью Украинским Новостям генеральный директор предприятия Александр Шульга рассказал о том, что государственные органы попросту закрывают глаза на существование рынка нелегальных автобусных перевозок, где от налогов укрываются миллиардные прибыли. Шульга считает, что "Киевпассервис" умышленно доводят до банкротства, чтобы затем распродать его активы за бесценок и построить на места Киевского автовокзала очередной торгово-развлекательный центр.

В минувший вторник на официальном сайте Фонда госимущества появилась информация о вашем увольнении. В сообщении сказано: уволен за то, что не согласовал финансовый план предприятия на 2015-й год. Должность генерального директора "Киевпассервиса" - вакантна. Давайте внесем ясность, какой у вас сейчас статус?

На сегодняшний день мой официальный статус – генеральный директор "Киевпассервиса". На данный момент, я временно отстранен от исполнения обязанностей, поскольку Фонд госимущества проводит проверку на нашем предприятии. Мои обязанности временно исполняет Николай Котушенко – представитель фирмы, которая занимается автобусными перевозками. Если есть приказ на мое увольнение, я обязательно ознакомлюсь с этим документом в официальном порядке после выхода с больничного – вирус гриппа не обошел меня стороной. Скажу откровенно: я не собираюсь бороться за руководящую должность на предприятии, которое совершенно безразлично государству. На предприятии, которое руками этого самого государства умышленно доводят до банкротства.

Но в Министерстве инфраструктуры четко и ясно дали понять, что должность – прибыльная. Роман Хмиль, будучи директором Департамента стратегического развития дорожного рынка и автомобильных перевозок Министерства инфраструктуры, на своей страничке в Facebook заявил о том, что вас "устранили от корыта"....

Изначально была тенденция к существенному повышению зарплат топ-менеджеров в государственном секторе. Помнится, даже Арсений Петрович заявлял о том, что руководители будут получать не меньше, чем 10% от чистой прибыли предприятия. В "Киевпассервисе" эта цифра составляет порядка 3,5 миллиона гривен. Да, с такими бонусами я бы держался на этой должности. Но с зарплатой в пять тысяч гривен, служебным автомобилем и полным отсутствием поддержки государства, как-то не привлекает меня перспектива быть генеральным директором.

Что касается заявлений Романа Хмиля, я бы посоветовал ему больше заниматься работой, а не постить сообщения в Facebook. Пора бы перейти от виртуальной работы к достижению конкретных и ощутимых результатов, например, подготовить хотя бы один вменяемый законопроект. Если господину Хмилю интересно, о каких результатах я говорю, вышлю ему финансовую отчетность "Киевпассервиса".

Значит, согласились на должность ради высокой зарплаты?

Я этого не скрываю. Солидное поощрение – это один из стимулов любого топ-менеджера. Тем более, что задача передо мной была поставлена не простая: побороть коррупцию на предприятии, искоренить нелегальные автобусные перевозки. Теперь пусть мое дело продолжает альтруист, который сам является бизнесменом-перевозчиком.

Когда во главе транспортного предприятия становится человек, имеющий в этой сфере личный коммерческий интерес – это нормальная практика в кадровой политике государственных предприятий? Не появится ли в такой ситуации соблазн воспользоваться лобби?

Когда предприятие возглавляет представитель транспортной сферы, которых у нас хватает, - это нормальное явление. Когда опытный менеджер, который даже не имеет отношения к перевозкам, займет эту должность – это тоже нормально. Но когда у руля транспортного монополиста становится человек, который имеет свой бизнес по осуществлению автобусных перевозок, то это, очевидно, приведет к должностным злоупотреблениям. Такой ход представителей Фонда госимущества мне не понятен. Почему ставят именно бизнесмена, который имеет свой интерес в этом направлении? Ведь вряд ли опытный хозяин поставит лису на охрану курятника.

Почему тогда вы, как опытный менеджер, не приняли меры по утверждению финансового плана вашего же предприятия?

С финансовым планом сложилась вообще абсурдная ситуация. В 2014-м году этот план предусматривал проведение ремонта столичного автовокзала. Так же на тот момент Министерство инфраструктуры поставило задачу развивать предприятие, поднимать его капитализацию, провести ремонт столичного автовокзала. Состояние последнего, надо сказать, было аварийным – еще одну зиму он не пережил бы. Необходимые работы не проводились с 90-х годов.

Козырьки над платформами обваливались прямо людям на голову, в залах ожидания гулял жуткий сквозняк, система отопления отсутствовала. Ремонт вокзала – это вынужденная мера для его сохранения. С приходом 2015-го года, естественно, пришлось продолжить ремонт – не оставлять же вокзал в недоделанном виде. Извините, но я не мог на это пойти. Вдруг, в этот процесс встревает Министерство инфраструктуры: начинаются проверки, работа предприятия чуть ли не блокируется.

Важная деталь: к каждому финплану прилагается сопроводительная документация. Именно к ней и начали придираться в министерстве. Сначала цеплялись к социальным гарантиям для работников "Киевпассервиса", которые мы заложили в документ, затем снова вернулись к необходимости проведения ремонта на столичном автовокзале. В общем, переливали из пустого в порожнее, на самом деле, затягивая процедуру согласования этого пресловутого финплана. Я прекрасно понимал, что именно этот документ станет камнем преткновения в наших взаимоотношениях: нет финплана – нет развития предприятия. Нет развития – нет Шульги. Ведь именно Шульге доверили развитие предприятия и борьбу с нелегалами.

Я добивался утверждения этого документа, но мне, что называется, вставляли палки в колеса, намеренно затягивали процедуру. Уже тогда, стало ясно, что новому руководству Министерства инфраструктуры развитие предприятия попросту не интересно. Могу поделиться письмами, в которых министерство явно настаивало на закрытии автовокзала.

Но я добился правды хоть в чем-то: на сегодняшний день у меня есть все документы от правоохранительных органов и судебных инстанций, которые однозначно свидетельствуют о том, что план не был утвержден именно по вине Министерства инфраструктуры, именно представители этого органа сорвали процедуру утверждения финансового плана "Киевпассервиса".

И еще: обратите внимание на тот факт, что проверки Министерства выявили лишь те нарушения, без которых не обходится деятельность ни одного крупного предприятия в условиях постоянных законодательных новшеств. Важно другое. Нас проверяли на факты коррупции, на факты присвоения средств, на факты хищений. В результате проверяющие поняли: нельзя найти то, чего не было. Казалось бы, успокойтесь. Нет, от безысходности они снова начинают донимать нас именно ремонтом. Есть вся проектная документация, есть разрешения – все законно. На момент поступления команды "стоп-ремонт", которая пришла из министерства, автовокзал стоял без окон. Как вы считаете, следовало оставить объект в центре Киев в таком виде? Ответ очевиден.

Складывается впечатление, что вы всецело погрузились в ремонт автовокзала и в утверждение финансового плана. Нелегальные перевозчики, наверное, воспользовались этим моментом в свою пользу?

Как раз на этом этапе у нас и стартовали первые адекватные переговоры по поводу прозрачной и честной игры. И "Киевпассервис" смог впервые убедить теневых перевозчиков выйти на прозрачные схемы: отправки рейсов происходят от официальных точек, наше предприятие предоставляет им качественный пакет автостанционных услуг, есть возможность договориться об определенных бонусах или компенсациях. И это все – на официальном уровне переговоров.

Наши предложения не воспринял лишь "Гюнсел". Их позиция такова: не хотим "светить" полный оборот от продажи билетов. Следовательно, не будем озвучивать свою реальную прибыль.

Но ведь "Гюнсел" продает билеты не только через интернет, но и через кассы столичного автовокзала. Вы не в силах отследить количество пассажиров, которые, условно говоря, увез "Гюнсел" именно от точек "Киевпассервиса"?

Увы, не в силах. Ради интереса попробуйте купить билет этого перевозчика через любую кассу. Вместо фискального билета, как это требует законодательство, вам дадут бумажку, распечатанную на цветном принтере. Да, там есть все атрибуты, присущие фискальному билету. Но его оформление не проводится через кассовый аппарат. После этого попробуйте попросить кассира дать вам билет для отчета перед бухгалтерией вашей фирмы. Дескать, вы по командировочным делам уезжаете. Ваш билет, поверьте, сразу же проведут через фискальный аппарат, и на руки вы получите законный фискализированный проездной документ. Именно он и будет фигурировать в отчетной документации "Гюнсела". Мы уже несколько раз проводили эксперименты с покупкой билетов у этого перевозчика, даже СМИ подключали.

А судебные инстанции пробовали подключить?

Полтора года мы потратили на судебные тяжбы с этим перевозчиком. В результате получилось доказать, что "Гюнсел" безосновательно находится на столичном автовокзале. Доказали, что эта компания незаконно отказывается продлевать транспортный договор с "Киевпассервисом" на предоставление автостанционных услуг, но тем не менее, продолжает отправки своих рейсов именно с площадки "Киевпассервиса". Некоторые зарубежные бизнесмены уже давно поняли суть украинских традиций ведения переговоров с нашими чиновниками: не надо судов, не надо шума. Деньги любят тишину – вот главное правило. Проиграв все суды, они поняли, что в нашей стране дешевле поменять директора государственной компании, чем выполнять решения судов. Выгоден ли "Гюнселу" генеральный директор государственного предприятия, который то и дело поднимает шумиху вокруг реальных доходов этой компании?

"Гюнсел", так или иначе, наполняет госбюджет, предоставляет рабочие места. Люди довольны их автобусами и качеством сервиса.

Не спорю – автопарк у этой компании современный. Но вы судите по обертке. Что внутри – это остается за кадром. Об этом не принято говорить. За кадром – колоссальные суммы, которые "Гюнсел" проводит мимо бюджета. Странное совпадение: стоило мне заявить о том, что этот перевозчик минимизирует свои доходы, как сразу появляется заказ на мое увольнение.

Заказ или приказ?

И заказ, и приказ. Именно "Гюнсел" является соавтором сценария увольнения Шульги.

Готовясь к интервью, мы пытались найти официальную статистику по нелегальным перевозкам. В результате, из свежей информации нашли лишь цифры, которые вы озвучивали в СМИ. Чем вы руководствовались в своих расчетах?

По правде сказать, это не совсем мои расчеты. Соответствующие данные нам предоставил научно-исследовательский институт "ГосавтотрансНИИпроект". Специалисты установили, что у государства попросту нет данных о количестве тех пассажиров, которых за год перевезли именно нелегальные перевозчики. Поэтому им и пришлось вычислить эту цифру, исходя из целого ряда показателей: транспортная подвижность населения, количество регистраций автобусов в ГАИ, официальная статистика поездок общественным транспортом. В итоге они вышли на 3,4 миллиарда пассажиров, которых возили нелегалы. Т.е., средства от оплаты этих поездок шли мимо бюджета. Например, по "Киевпассервису" средняя цена билета составляет 51 гривну. Если оправка происходит со столичного автовокзала, то эта сумма составляет порядка 150 грн. Не надо быть гениальным математиком, чтобы подсчитать, какие деньги ежегодно проходят мимо казны.

Вы пытались донести эту информацию до тех органов, которые в силах повлиять на ситуацию? В конце концов, как мне кажется, у генерального директора такого предприятия должен быть прямой контакт с тем же Министерством инфраструктуры.

Открою вам страшную тайну, за безустанное разглашение которой меня, наверное, и увольняют. Дело в том, что государству, в частности, руководству Министерства инфраструктуры, эти деньги совершенно не нужны. Лишь за один год мы написали более двухсот различных жалоб и обращений и в Министерство инфраструктуры, и в Укртрансинспекцию, и в ГАИ, и в прочие правоохранительные органы. Я могу вам показать кипу этих бумаг. Реакция везде одинаковая – сплошные отписки. Более того: понимая, что на прием к соответствующим чиновникам мне не попасть (были такие случаи), я решил освещать эту тематику в СМИ. Вполне ожидаемо, что чем чаще ты заявляешь о миллиардах, которые "крутятся" в тени, а государство закрывает на это глаза, тем больше рискуешь попасть в опалу. Так произошло и со мной. Последней каплей для моих оппонентов стали телевизионные эфиры, где я освещал тему нелегальных перевозок, рассказывал о схемах и лицах, из-за бездействия которых государство ежегодно теряет миллиарды. В результате я "добился" того, что на мое место ставят представителя фирмы-нелегала. А эфиры и публикации, если бы не СМИ, давно бы канули в Лету. Как вы думаете, после моих заявлений о миллиардных потерях бюджета хоть один представитель компетентных органов обратился ко мне за разъяснениями? Никто из них не посчитал нужным воспринять мои выступления, как публичное заявление о правонарушениях.

Закономерный вопрос: и кто же покрывает эти аферы?

С нынешним уровнем контроля, а так же с отношением Укртрансинспекции к проблеме наличия нелегалов (сейчас этот орган проходит процедуру реформирования) все становится очевидным. Мы не раз озвучивали точки нелегальной отправки автобусов. Но как только представители Укртрансинспекции отправлялись в рейд, почему-то эти площадки в один момент становились пустыми. Причем, о дате проверки знают только в этой инспекции.

Получается, что перевозчиков заранее предупреждали о ваших жалобах и о будущей проверке?

Совершенно верно. Нас, что называется, попросту "сливали". А если даже кого-то для галочки и ловили, поверьте, возобновить поездки – сущий пустяк. В разрешительной системе сегодня так сложилось, что достаточно просто иметь определенную сумму денег на оформление формального пакета документов. В считанные дни у тебя сразу же появляется автопарк, которые ты якобы арендуешь, штат, места стоянки и прочие атрибуты, необходимые перевозчику (все это – на бумаге, разумеется).

Хотя, на практике, перевозчик может иметь какие-то два-три автобуса в сомнительном техническом состоянии и водителей. Вот и вся схема. Договорился "наверху" - катайся, зарабатывай деньги. Сейчас здесь полная вседозволенность. Поверьте, Укртрансинспекцию не будет беспокоить, откуда перевозчик выполняет свои рейсы, заезжает ли он на автовокзал или автостанцию (как того требует законодательство), выполняет ли он рейсы и платит ли с них налоги. Не беспокоило их это и раньше – они прикрывались мораторием на проведение проверок бизнеса, который был внедрен в рамках реформирования регуляторной системы.

Надеюсь, что Укртрансинспекция, которая в результате реформирования должна превратиться в Укртрансбезопасность, все же заинтересуется тем, что происходит на рынке автобусных перевозок. Хочется верить, что миллиардными суммами, которые проходят мимо бюджета, заинтересуется и новый министр инфраструктуры. Ведь, если верить прогнозам политических обозревателей и экспертов, кресло под ним давно расшаталось, а значит – грядет смена руководящего состава министерства. По руководству Фонда госимущества похожая ситуация. Есть надежда, что в скором времени кто-то повернет нелегальные обороты в русло госбюджета.

Вернемся к лоббированию интересов перевозчиков. Насчет вашего и.о. – это понятно. А в Министерстве инфраструктуры или других органах есть люди, завязанные на личных интересах с перевозчиками?

Именно в отношениях с Министерством инфраструктуры четко прослеживалось лобби интересов некоторых крупных компаний, в частности, "Гюнсел". В любых спорах с этим перевозчиком Министерство совершенно неприкрыто занимало сторону "Гюнсела". Неважно – прав перевозчик или не прав. А дабы выступить "справедливым" арбитром, руководство Министерства почему-то отправляло проверки исключительно в "Киевпассервис". Но тогда хоть не было нарушения законодательства, хотя кампания и шла против нас. С недавних пор в дело вступил Фонд госимущества. У наших юристов сразу возникли сомнения не только в объективности проверок, но и в их законности и неангажированности. Именно к проверке, инициированной Фондом, подключились люди, которые имеют прямое отношение к нелегальным перевозкам.

Это больше похоже на эмоциональное заявление, связанное с попыткой уволить вас.

Эмоции есть, не спорю. Но существует и документальное подтверждение. Например, выписки из реестровых документов предприятий, где этот человек является учредителем. Более того, этот человек является нашим контрагентом и задолжал "Киевпассервису" определенную сумму денег.

Получение контроля над "Киевпассервисом" именно владельцами транспортных компаний – это попытка перестроить правила игры под себя?

Возможно, кто-то и хочет получить из этого личную выгоду. Но параллельно здесь фигурирует более важная тема – это будущая приватизация "Киевпассервиса". Люди, которые заинтересованы выкупить его за бесценок, стараются сделать так, чтобы не произошло капитализации предприятия. А учитывая тот факт, что каждый день моей работы в "Киевпассервисе" лишь увеличивал инвестиционную привлекательность предприятия, понятно, что такого руководителя надо снять. Проще говоря: перед людьми стоит задача максимально удешевить предприятие, в то время, как действия Шульги и его команды приводят к удорожанию.

Понятно, что проще всего купить предприятие, которое обанкротилось. Если этого не произошло, то надо срочно вогнать его в долги. Например, взять кредит. Совершенно "случайно", предприятие не осиливает выплату долгов. Что происходит далее? Ответ очевиден: оно расплачивается по кредиту своими активами. Могу дать 99%, что "Киевпассервис" ожидает именно такая участь. До вмешательства Фонда в деятельность предприятия (смена штатной структуры, блокирование работы проверками) мы работали в нормальном режиме, приносили прибыль государству. Меня увольняют, предприятие обанкротят. А обвинят в этом, как у нас принято, предшественников.

О прибыли, которую "Киевпассервис" приносит государству. В СМИ мелькали заметки о том, что возглавляемое вами предприятие в прошлом году добилось рекордных финансовых показателей. Теперь в "Киевпассервисе" началась проверка, и появляются иные данные: предприятие в упадке. Виновник – Шульга. Кому верить?

Я готов поделиться всей финансовой документацией, которая свидетельствует об экономическом росте предприятия. С момента моего прихода платежи в бюджет выросли с 12 миллионов до 18-ти. Конечно, у нас увеличились и тарифы. Но при росте тарифов на 30% за последний год (к слову, тарифы зависят не от нас, а от цены, назначаемой перевозчиком) доходы выросли на 62%. И это при катастрофическом падении пассажиропотока на 30% (в том числе и в связи с отменой всех рейсов в Крым и на Донецком направлении). Средняя зарплата в "Киевпассервисе" повысилась с 2156 гривен до 4228.

Сегодня, имея нехватку оборотных средств, "Киевпассервис" не может нормально проводить расчеты с перевозчиками – нас лишили оборотных средств. И сейчас, как я понимаю, пополнять оборотные средства будут за счет перевозчиков, которые продали билеты через кассы "Киевпассервиса". Но это деньги бизнеса, они ему нужны для поддержания своей деятельности (покупка горюче-смазочных материалов, выплата зарплат, ремонт подвижного состава и т.д.). Мы за два года приложили колоссальные усилия, чтобы добиться от перевозчиков перехода на прозрачный механизм работы. Теперь же предприниматели вынуждены вывести свои финансы из оборота "Киевпассервиса" и 80% доходов предприятия просто исчезнут. О какой прибыльности можно говорить в таких условиях? Этот вопрос адресуйте тому, кто сейчас исполняет мои обязанности.

Вы упоминали о серьезных тяжбах между "Киевпассервисом" и крупными компаниями-перевозчиками. Если вы действительно вывели предприятие на путь процветания и развития, надо понимать, вам удалось отстоять его интересы и в судах с перевозчиками?

Расскажу о сути одного крупного конфликта. Компания "Гюнсел", которая отправляет 12 рейсов с Центрального автовокзала, на протяжении года отказывалась заключать с нами договор на обслуживание. Хотя обязана была это сделать. Ездят с нашего вокзала, а договор заключать не хотят. И это притом, что у них наиболее популярные и "бюджетообразующие" рейсы. Естественно, начали с ними судиться. Уведомили Укртрансинспецию о том, что компания не выполняет требования законодательства, нарушает условия конкурса. Инспекция, к слову, должна была принять все меры, чтобы "Гюнсел" перестал совершать правонарушение. В противном случае – провести новый конкурс на эти маршруты. Тем временем, во избежание социальных волнений и отмены рейсов, мы все же разрешали этому перевозчику отправляться с нашего автовокзала. Укртрансинспекция, в свою очередь, предписанных ей законом действий по влиянию на перевозчика почему-то не принимала. Более того, она не разрешала допускать на это место любую другую компанию. Странно, не правда ли?

Между тем, "Гюнсел" и "Автолюкс" (с последним тоже была проблема) до сих пор не вернули нам более 18 миллионов гривен. По данному факту, отмечу, возбуждено уголовное дело.

Получается, что "Киевпассервис" обречен?

Смотря, какую цель перед собой ставить. Если довести предприятие до банкротства – естественно, естественно оно обречено, собственно, как и весь трудовой коллектив. Если же Фонд госимущества опомниться (в чем я сомневаюсь) и захочет продолжить развитие предприятия, тогда крест на его существовании ставить рано.

Готовы оказать помощь в восстановлении нормальной работы "Киевпассервиса"?

Оказать помощь – да. Но не при нынешнем руководстве Фонда государственного имущества. Я не хочу подыгрывать им, став соучастником уголовно наказуемого деяния по доведению предприятия до банкротства.



Архив
Новости

ok