Интервью 2016-12-10T05:11:34+02:00
Українські новини
Военные медики: уровень венерических заболеваний у военных в АТО ниже, чем в тылу

Военные медики: уровень венерических заболеваний у военных в АТО ниже, чем в тылу

С началом боевых действий на Донбассе актуальной стала профессия военного медика. Ежедневно, несмотря на крайне тяжелую ситуацию в современной медицине, они спасают ребят, получивших тяжелые ранения в зоне АТО.

Для того, чтобы поговорить о проблемах, с которыми врачи сталкиваются на передовой, а также в тылу, "Украінські Новини" встретились с их кураторами: директором военно-медицинского департамента Минобороны, генерал-майором медицинской службы Андреем Вербой, главным эпидемиологом Минобороны Романом Шевчуком, главным инфекционистом Минобороны Валентиной Грушкевич, главным дерматовенерологом Минобороны Сергеем Остапенко, а также помощником министра обороны по медицинскому направлению и реабилитации Всеволодом Стеблюком.

Во время общения специалисты рассказали о том, какие болезни зачастую беспокоят военных, о ситуации с заболеваемостью в зоне АТО, об обеспечении лекарствами военных, об их реабилитации после участия в АТО, а также о том, хватает ли военных врачей в зоне ведения боевых действий.

Какие основные проблемы существуют в сфере медицинского обеспечения в армии, в частности по зоне АТО?

А. Верба: Вы знаете, что за последние время у нас значительно сократился показатель санитарных потерь. На первом месте у нас сейчас заболеваемость в виде ОРВИ, гриппа и осложнения вследствие этих заболеваний - пневмонии. Я могу сказать, что если сравнивать аналогичный период с январем 2015 года, то количество пневмоний незначительно сократилось. Для этого есть свои субъективные и объективные факторы, потому что период января 2015 года характеризовался 4-й волной мобилизации, когда наибольшее количество военнослужащих находилось на полигонах, в базовых лагерях и так далее. Сейчас также есть некоторое количество военных, которые находятся на полигонах и которые вышли на ротацию, на боевое слаживание. Особенности заболеваемости этого года связаны также с молодым пополнением, которого не было в Вооруженных силах в начале 2015 года.

Р. Шевчук: Ситуация с ОРВИ и гриппом в Вооруженных силах на сегодняшний день не стойкая, но имеется тенденция к уменьшению и проведя анализ за предыдущую неделю, можно утверждать, что у нас идет спад, уменьшаются заболевания ОРВИ. Каждый день мы ведем мониторинг и анализ этих заболеваний. В войсках проводятся и профилактические мероприятия по снижению и профилактике ОРВИ, в частности проводится работа по выявлению больных и их изоляции. В каждой части предусмотрено развертывание изоляторов для больных с легкими формами заболеваний. Кроме того, все военнослужащие, которые прибывают из отпусков, перед тем как идти в свои подразделения, проходят такие мероприятия. Если в течение 3 дней нет никаких признаков заболеваний, то военнослужащий отправляется в свое подразделение.

А. Верба: Эпидемиологическая ситуация не устойчива. К примеру, в 2015 году мы сталкивались с таким заболеванием как "ветрянка", потому что молодежь, которая пришла служить в армию, не проходила ранее вакцинацию. Также есть единичные случаи заболеваний на "краснуху", то есть детские инфекции, которыми должны либо переболеть, либо пройти вакцинацию. Но мы закупили вакцину и решим этот вопрос. Касательно изоляторов, то они есть и в зоне АТО и в тылу. Также мы стараемся проводить противовирусные профилактические мероприятия. Мы закупаем противовирусные препараты и стараемся своевременно их выдавать военным. Для того, чтобы максимально приблизить возможность получения медикаментов мы создаем, в том числе по зоне АТО, внештатный мобильный склад для хранения лечебных препаратов. На полигонах мы развернули два больших изолятора, усилили их передвижными рентгенкабинетами и специалистами с Национального военно-медицинского центра.

Какие осложнения возникают у военных после ОРВИ?

В. Грушкевич: Во время эпидпериода мы сталкиваемся с ОРВИ и гриппом. На втором месте по заболеваемости это - острые "тонзиллиты" или "ангины". На сегодняшний день ежедневная заболеваемость не превышает того количества, которое было в 2015 году. С какими осложнениями мы сталкиваемся? Это острые бронхиты и пневмонии, острые миокардиты, синуситы. Если у пациента возникают осложнения, то принимается решение о дальнейшей его эвакуации в ближайший центр в тылу. На данный момент все специалисты в зоне АТО полностью обеспечены медицинскими препаратами.

Есть ли сейчас в армии эпидемия гриппа?

А. Верба: Нет, эпидемии нет. Хочу еще отметить, что если говорить о пневмониях, то все-таки больший процент вирусных пневмоний. С вирусными пневмониями чрезвычайно сложно бороться. Нужно отдать должное офицерам, сотрудникам Вооруженных сил в тылу, которые обеспечивают военных фитонцидами, это и лук, и чеснок. В паек военных также входит и мед, это тоже немаловажно.

Сколько военных на данный момент болеют на разные заболевания, в том числе и гриппом?

А. Верба: Вы же понимаете, что заболеваемость в Вооруженных силах может быть использована нашим врагом, поэтому информация есть, но она закрытая.

Были ли летальные случаи вследствие заболеваний?

А. Верба: К сожалению, у нас есть три летальных случая у военных. Это осложнения после перенесенных пневмоний. Это не в зоне АТО, а в тылу. Парни заболели на полигонах, были своевременно доставлены в медучреждения, но, к сожалению, спасти не удалось. Смертельные случаи значительно сократились по сравнению с 2015 годом.

Если говорить об обеспечении военных в зоне АТО аптечками и медикаментами... у них с этим есть проблемы?

А. Верба: В 2015 году была запланирована закупка и организация 93 200 аптечек. Все они закуплены и распределены. В этом вопросе также была задействована помощьи волонтеров и учтена гуманитарная помощь. В 2016 году мы продолжим работу в этом направлении. Касательно обеспечения лечебными препаратами? У нас есть 5 территориальных округов и по медицине главным является военно-медицинский клинический центр. В 2015 году мы провели 75% децентрализацию выделенных средств. Большинство средств было передано в регионы, а не остались в центре. Мы сбалансировано распределили средства и для АТО и для тыла. В этом плане вопросов нет. Основной ресурс сейчас идет как раз на медицинские препараты. Вопрос с оборудованием и аппаратурой будет решаться к концу весны. Сейчас основной приоритет это медикаменты.

Как проходит реабилитация военных-участников АТО?

В. Стеблюк: Реабилитация делится на раннюю, которая начинается сразу после хирургического вмешательства и дальнейшего лечения, и специализированную, для которой создано отделение нейрореабилитации в ВМКЦ Западного региона, который занимается травмами спины и повреждениями главного мозга, а также клиника реабилитации в Ирпенском военном госпитале и санаторное отделение в Виннице. Есть также третий, завершающий этап реабилитации - это санатории. К сожалению, после потери Крыма мы лишились шести санаториев и на сегодняшний день функционируют всего три: "Трускавецкий", "Хмильнык" и "Пуща-Водыця". Все они занимаются направлениями реабилитации. Всего мы имеем 1200 коек реабилитационного профиля. В перспективах мы надеемся на передачу нам лечебно-оздоровительных комплексов "Приморское" в Запорожской области, "Форель" в Закарпатье и "Межигорья" для психологической реабилитации.

А. Верба: Федерация профсоюзов пошла нам на встречу и санаторий "Приморский" будет передан нам как единый имущественный комплекс, без разукомплектования. Там прекрасные условия.

Сколько военных уже прошло реабилитацию?

В. Стеблюк: В 2015 году в наших санаторных учреждениях прошли реабилитацию 2 тыс. военных, в 2014 году было всего 160 военных. По состоянию на 28 января с госпиталей в санатории переведены 67 военных. Кроме того, в этом году был введен в действие психо-неврологический госпиталь в Староконстантинове (Хмельницкая область). Также мы тесно сотрудничаем с Министерством здравоохранения в плане госпиталей ветеранов войны. Наши военные могут направляться туда, у них в наличии 8 тыс. коек. Был разработан план по медико-психологической реабилитации и в ближайших наших центрах будут существовать отделения, которые будут специализироваться на психологической реабилитации.

Очень важным моментом в плане психологической реабилитации военных является семейная реабилитация. К сожалению, отмена Кабмином льгот для членов семей военных не дает возможность военнослужащим пройти реабилитацию вместе с семьей. Поэтому мы написали письмо в комитет по вопросам здравоохранения и надеемся на возобновление этих льгот для того, чтобы военные с семьями могли хотя бы по минимальной стоимости, если не бесплатно, пройти эту реабилитацию с семьей.

Хватает ли военных врачей в зоне АТО? И сколько таких врачей?

А. Верба: В зоне АТО у нас врачи по всем направлениям. У нас там 4 нейрохирурга, 4 сосудистых хирурга, 25 анестезиологов, 25 простых хирургов и остальных специалистов. Военное звено укомплектовано на 75%. Если говорить о врачах, то вопросов у нас нет. Возможно, будут возникать какие-то проблемы, когда состоится 4-я волна демобилизации. По военным госпиталям мы уже знаем, как выходить из этой ситуации. Мы по сути их комплектуем средним медицинским персоналом и в большинстве врачами из тыла. Военное звено укомплектовано за счет проведения 4-й, 5-й, 6-й волн мобилизации. Но есть и радостные моменты, вы знаете, что значительно увеличен размер денежного обеспечения военным, в том числе и медикам. Уже сейчас мы получили 15 обращений наших коллег с 4-й волны мобилизации с возможностью продолжить или заключить контракт. Надеемся, что все больше врачей заинтересуются и пойдут служить в вооруженные силы. Хочу отметить, что в декабре 2015 года состоялся первый выпуск санитарных инспекторов, у которых нет ни высшего, ни среднего образования. Это люди, которые на протяжении 3 месяцев проходили курс боевого медика. Сейчас проводим второй прием желающих. Почему мы это делаем? В 2014-2015 годах у нас наблюдался большой некомплект боевых медиков в ротных и батальонных подразделениях. Мы провели анализ и прогнозируем, что четыре-пять таких выпусков позволят решить нам этот вопрос.

Сколько полевых госпиталей действует в зоне АТО?

А. Верба: У нас в зоне АТО развернуты 4 госпиталя. Плюс в тылу находится группа усиления наших врачей.

Достаточное ли финансирование медицины в армии?

А. Верба: Ситуация значительно лучшая, чем в начале 2015 года. Почему? Мы начали тендерные процедуры только в конце февраля 2015 года, хотя деньги были, но закупить мы ничего не могли. В этом году все намного лучше и будем только наращивать. По медикаментам вопросов нет. Надеемся на наращивание медоборудования. Тенденции заработать на этом у нас нет.

Существует ли проблема венерических заболеваний военных зоне АТО?

С. Остапенко: Не скрою, что в начале конфликта у нас были достаточно пессимистические ожидания, связанные с тем, что мы ожидали существенного роста кожных, венерических заболеваний. В основном эти ожидания были связаны с опытом предыдущих военных конфликтов, таких как в Афганистане, Вьетнаме, Вторая мировая война. К счастью, не отметилось роста кожных и венерических заболеваний у наших военнослужащих в зоне АТО. Отмечаются только единичные случаи заразных заболеваний кожи, таких как чесотка, нейродермиты. В отличие от предыдущих военных конфликтов, у нас есть возможность ротации военных. То есть военнослужащие могут после выполнения задач вернуться в расположение и получить соответствующее лечение в госпиталях в тылу. Это что касается кожных болезней. Если говорить о венерической заболеваемости, то уровень ее ниже, чем в тех военных подразделениях, которые находятся вне зоны конфликта. Это связано, во-первых, с тем, что в Украине нет эпидемии заболеваний, которые передаются половым путем. Многие ученые считают, что это связано с бесконтрольным применением антибиотиков. Второе - высокий уровень венерической заболеваемости это удел все-таки крупных городов, где присутствуют работницы коммерческого секса. В зоне АТО их просто нет.

Много ли военных болеют венерическими заболеваниями в зоне АТО?

С. Остапенко: Это единичные случаи. Теперь касательно слухов, которые периодически появляются в прессе, о якобы заболеваниях сифилисом. На сегодняшний день, ни единого случая первичного сифилиса среди военных, которые выполняют боевые задачи.

А. Верба: Любая война сопровождается такими заболеваниями как чесотка и вши. Я могу сказать, что за счет организованной и продуманной роботы нашей эпидслужбы, у нас не было ни в 2014-м, ни в 2015-м годах, ни единого случая вшей и чесотки у военных.

С какими травмами обращаются наши военные, которые вернулись из плена?

В. Стеблюк: Все, кто возвращается из плена проходят углубленное медицинское и психологическое обследование. Характерными являются боевые стрессы, психозы. Также это нарушение питания, поскольку они истощены и наиболее характерное - обострение всех хронических заболеваний, в том числе и кожных.

А. Верба: К сожалению,в наших рядах есть врачи, которые находились в плену, но сейчас они достойно работают и профессионально выполняют свою работу.



Архив
Новости
Адвокаты Порошенко угрожают "Украинской правде" за публикацию обвинений Онищенко 18:56
Украина не выполнила более 40 условий для получения очередного транша кредита МВФ 14:40
США, Канада и ЕС настаивают на независимой и достоверной проверке е-деклараций 11:28
В Затоке проходит спецоперация по задержанию банды полицейских, судей, СБУшников и прокуроров 20:48
Непросто говорить о журналистике без политики, - Дуня Миятович про Диалог журналистских союзов Украины и России 15:18
В Осло вручили Нобелевскую премию мира президенту Колумбии 15:52
В Швейцарии выпустили электромобиль с садом живых растений 20:51
"Українські Новини" требуют от МВД выполнить решение суда и предоставить списки награжденных огнестрельным оружием 09:22
Суд арестовал авто, 8 земучастков и 3 жилых объекта братьев Клюевых 12:15
ESA показало, как будет выглядеть "полет над Марсом" 20:08
больше новостей

ok