подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Предправления "Укргаздобычи" Прохоренко: Думаю в 2016 средняя цена на нефть будет колебаться в пределах $15-20/баррель

По итогам 2015 года "Укргаздобыча" добыла порядка 14,5 млрд куб. м или 43% от общего его потребления в стране. Из этого объема 12,8 млрд было передано НАК "Нефтегаз Украины" для нужд населения.

Председатель правления государственной газодобывающей компании "Укргаздобыча" Олег Прохоренко в интервью Українським Новинам рассказал как снижение цен на нефть повлияло на доходы от одного из наиболее прибыльных сегментов деятельности компании - торговлю нефтепродуктами, а также о планах удержать в 2016 году текущий уровень добычи газа и прийти к амбициозной целее - 20 млрд куб. м в к 2020 году .На некоторые вопросы отвечал первый заместитель председателя правления - исполнительный директор Александр Романюк. (В тексте интервью ответы Романюка отдельно обозначены).

30 декабря "Нафтогаз" отчитался, что погасил свою задолженность перед "Укргаздобычей". Я правильно понимаю, что ваша компания также полностью выполнила договор реструктуризации налоговой задолженности перед ГФС и в 2016 год вы вошли без долгов по налогам?

Да, этот вопрос закрыт. Долгов НАКа перед нами нет и у нас перед ГФС их тоже нет. На самом деле, все прошло очень конструктивно, не смотря на то, что суммы были действительно огромные. По итогам года мы заплатили налогов в бюджет порядка 20 млрд гривен. Более того, там произошла небольшая переплата по ренте. Фактически по январю у нас часть ренты уже уплачена.

На пресс-конференции 15 декабря 2015 года по итогам 6 месяцев своей работы на должности предправления, вы говорили, что на момент вашего прихода на счетах компании не было даже миллиона гривен, насколько сейчас, за эти полгода финансовое состояние компании улучшилось?

Операционные деньги есть, но я не стану озвучивать сколько. Скажу только, что речь идет о миллионах. В первую очередь они появились, как благодаря слаженной работе отдела реализации, который, в общем-то, ритмично реализовывает нефтепродукты и сжиженный газ, таким образом, обеспечивая операционный cash-flow, так и более точному планированию финансовых потребностей.

Ранее вы говорили, что на момент вашего прихода в компании были проблемы с погашением банковских кредитов, эта проблема решена?

Тогда фактически по 1/3 кредитов была допущена дефолтная ситуация. Теперь же мы полностью нагнали график погашения процентов и сейчас все кредиты в нормальном режиме. За исключением "Дельта-Банка", но там уже не наша вина. К тому же мы закрыли часть кредитов, небольшую, конечно, но закрыли, где-то порядка 9 млн долларов.

На какой финансовый результат по итогам 2015, по предварительным подсчетам/ожиданиям, вышла "Укргаздобыча"?

Сейчас еще рано говорить, я думаю, что где-то к началу февраля уже будут окончательные заключения. Могу сказать, что за 6 месяцев работы новой команды руководства "Укргаздобычи" общий экономический эффект составил 1,6 млрд гривен. Эта сумма включает в себя более чем 600 млн гривен от экономии на закупках, включая 140 млн экономии благодаря системе ProZorro, и еще 210 млн– благодаря повышению эффективности реализации нефтепродуктов, сжиженного газа и повышения тарифов за услуги, и около 700 млн гривен экономии принесли эффективная юридическая и экономическая защита интересов Компании. Эти средства фактически позволили стабилизировать и удержать ситуацию при условии очень высокой ренты и нерыночных цен на наш газ.

Кроме этого, отдельный эффект для госбюджета, приблизительно 100 млн грн – это дополнительный акцизный сбор от увеличения переработки давальческого сырья и экономия Минобороны от прямых закупок топлива у "Укргаздобычи".

О ВЛИЯНИИ СНИЖЕНИЯ ЦЕН НА НЕФТЬ

В сентябре вы давали достаточно смелый прогноз по мировым ценам на нефть – 30 долларов/баррель (тогда она была в районе 50 долларов). Насколько это снижение повлияло на доходы "Укргаздобычи" от ранее едва ли не самого прибыльного сегмента – торговли нефтепродуктами и сжиженным газом?

Действительно, когда нефть была в районе 55 долларов/баррель, мы уже говорили, что фактически на 2016 год закладываем финплан, исходя из 30 долларов. И сейчас, как видим, это уже не предел. В связи со снижением цены, мы потеряли в cash-flow порядка 150 млн гривен по месяцу. То есть, если раньше от реализации нефтепродуктов и сжиженного газа мы получали порядка 600 млн гривен в месяц, то сейчас цифра уже где-то 450 млн гривен. Естественно, эта сумма колеблется, в каком-то месяце она больше, в каком-то меньше. Например, в декабре нам удалось выжать больше. У нас эффективно работает служба реализации, которая ищет локальные пики, для того чтобы сбывать нашу продукцию по наиболее эффективным ценам.

По вашему мнению, как ситуация с мировыми ценами на нефть будет развиваться дальше?

Сейчас я уже попросил пересмотреть наш финплан из расчета 20 долларов/баррель. Я думаю, что в 2016 году средняя цена будет колебаться в пределах 15-20 долларов. Это основано на том, что Иран выходит на нефтяной рынок, санкции в отношении этой страны разблокированы... Поэтому, считаю, что цена будет ближе к 20 долларов и это уже все понимают. Даже думаю, что она может локально проседать и ниже 20 долларов, поскольку рынок спекулятивный и есть большие потоки, где подключаются не только нефтетрейдеры, но и финансовые спекулянты.

Коллеги из "Укрнафты" говорят, что при цене ниже 40 долларов за баррель они уйдут в убыток, какой предел рентабельности нефтедобычи для "Укргаздобычи"?

Не буду говорить точно, но у нас уровень рентабельности порядка 30 долларов/баррель. Но что мы делаем для того, чтобы избежать негативной рентабельности? Мы диверсифицируем направление продаж, как на местном рынке, так и в экспортном направлении.

Украинский рынок достаточно специфичный, здесь есть ряд ограничений, свои правила и, в общем, возникают ситуации, когда рынок может быть "перезалит" предложением. Соответственно, если наш отдел по реализации видит, что локально рынок нефтепродуктов перенасыщен, то мы уходим на экспорт. Рынок это понимает и поэтому нас не пытаются, как это было раньше, сбить по цене. Теперь они понимают, что если мы не продадим нефтепродукты на аукционе, то всегда можем уйти на экспорт. За счет этого мы выжимаем дополнительную маржу из реализации наших продуктов – за 6 месяцев дополнительно привлечено порядка 130 млн гривен.

Последнее время компания публично объявляет конкурсы на экспорт нефтепродуктов, насколько большой интерес к ним со стороны покупателей и насколько выгодные для компании экспортные операции?

Здесь мы провели открытый конкурс, как в общем-то по всем остальным процессам. Сначала это было тяжелее, трейдерам нужны было понять, как работает новое руководство, но теперь они прекрасно понимают, что мы работаем открыто и прозрачно. У нас прописаны очень четкие условия поставок, мы собираем коммерческие предложения в качестве дисконта к котировкам на основных хабах. Цена получается, условно говоря, минус 100 долларов к хабу. То есть на момент поставок мы берем международные котировки, формируем цену и таким образом продаем. Я не могу сказать, что извне чрезвычайный интерес, но он есть. Мы предлагаем качественный продукт, который компании используют в своих операциях, поэтому они знают нас.

В начале года вы объявили конкурс на поставку 10 тыс. тонн сырой нефти или газового конденсата на Шебелинский ГПЗ, объясните это решение, ведь раньше к такой практике не прибегали?

У нас есть свободные мощности. Шебелинский завод не загружен полностью, поэтому мы ищем возможности его дозагрузить – это опять же наш дополнительный заработок. Раньше мы частично это делали с помощью давальческого сырья. Сейчас у нас есть возможность дозагрузки Шебелинского ГПЗ порядка 15 тыс. тонн/месяц, поэтому тот конкурс, который мы объявляли на поставку 10 тыс. тонн, он вписывается в эту схему.

И можно ли считать намеренье покупать сырье альтернативой давальческим условиям переработки?

Давальческая схема также актуальна. Недозагруженность ГПЗ составляет около 15 тыс. тонн/месяц, поэтому даже если у нас будет покупное сырье, там порядка 10 тыс. тонн, то для давальцев все равно останется место.

При какой цене на нефть и конденсат рентабельна работа Шебелинского ГПЗ?

Тот уровень рентабельности, о котором я говорил, он актуален и для Шебелинского завода. Другой вопрос, что за счет максимально эффективной реализации и производства мы можем выжимать дополнительный ресурс.

Тут нельзя однозначно сказать, что вот сегодня 30 долларов/баррель, а завтра будет 25 и мы остановимся. Нет, мы не остановимся. Знаете, в экономике есть принцип, что даже при снижении цены ниже себестоимости, все равно выгодно, если покрываются расходы, мы просто не будем покрывать какую-то часть амортизации, но это вопрос решается уже по-другому. Рынок — это живой организм, нельзя сказать, что цены опустились и все плохо. Оптовые цены серьезно просели еще в декабре, но мы к ним адаптировались. Мы живем в рамках тех оптовых цен, и они нас, в общем-то, устраивают.

На конкурсе по определению биржи победили целых 3 организации – "Украинская энергетическая биржа" (УЭБ), "Украинская межрегиональная специализированная биржа" (УМСБ) и "Украинская универсальная биржа" (УУБ). Раньше продажа сырья осуществлялась на одной бирже – УУБ. Каким теперь образом вы будете определять, на какой из 3 бирж выставлять свою продукцию?

По сути, мы сделали некое ранжирование. Наибольший коэффициент пришелся на УЭБ и уже на ней в пятницу (22 января) проводились торги, часть тестовых, часть уже реальных торгов по нефтепродуктам. Для нас УЭБ сейчас формально победитель, но еще есть две других биржи. Получается, если мы видим какие-то проблемы, то мы оставляем за собой возможность уйти на другую, третью биржу. У нас есть возможность работать с каждой из них, мы оставляем себе пространство для маневра.

О ПЛАНАХ ПО ДОБЫЧЕ ПРИРОДНОГО ГАЗА

Верховная Рада решила снизить ренту для "Укргаздобычи" с апреля до 50% и в апреле же ожидается увеличение Кабмином закупочной цены на газ для населения? Как это отобразится на финансовом состоянии компании и что самое главное на уровне добычи?

Ситуация на самом деле непонятная, поскольку неясно, какая будет закупочная цена на наш газ. Есть ожидания, как мы уже озвучивали, что она будет как минимум 2 475 гривен/тыс. куб. м, но она может быть выше. Насколько выше, нам пока не понятно.

Еще нет никакого формального решения, наверное, это будет понятно к концу зимы. Тогда "Нефтегаз" поймет свое финансовое состояние, по каким импортным ценам они прошли зиму, и определит, какую цену они могут позволить себе при закупках газа у нас.

Можем сказать однозначно - снижение ренты для нас позитивный момент, это даст дополнительный финансовый ресурс для выполнения инвестиций.

Понимаете, когда мы изначально верстали наш финансовый план и нашу инвестиционную программу, мы исходили из существующей на тот момент ситуации. А именно - есть цена1 590 гривен/тыс. куб. м, есть ожидания ее повышения, и была рента 70%. При таких параметрах просчитывался дефицит инвестпрограммы 4 млрд гривен, инвестпрограммы, которая необходима для поддержания добычи в 2016 году. При снижении ренты мы получаем ресурс и сможем частично дефицит закрыть, насколько, сейчас пока не совсем понятно, потому что это зависит от закупочной цены.

Какие ожидание по объему добычи на 2016 год?

Отвечает Александр Романюк: Все знают термин "естественное падение уровня добычи", это связано с понижением пластового давления. Чем меньше давление - тем проблематичней этот газ доставать. У нас естественная убыль по добыче составляет порядка 1-1,2 млрд куб. м в год. Это означает, что для поддержания добычи, мы должны каким-то образом этот объем компенсировать: либо минимизировать природное падение, либо найти и добывать газ на новом месторождении.

Когда мы планировали 2016 год, то начали с того, что из 1,2 млрд куб. м можно компенсировать 700 млн куб. м, а 500 млн куб. м – уже нельзя, это то что наши институты рассчитывали и доказывали. После привлечения дополнительных экспертиз и более детального изучения мы пришли к цифре 1 млрд. То есть мы видим достаточно четко, уже без "запотевших очков", как можно компенсировать 1 млрд куб. м. Остальные 200 млн куб. м мы тоже понимаем как компенсировать, но четкости и уверенности здесь гораздо меньше. У нас план, который мы согласовываем, утверждаем и доказываем - 14,3 млрд куб. м в год. 14,5 млрд куб. м - это внутренняя цель, которую мы для себя, как управленцы, ставим.

По итогам 2015 года: сколько было добыто газа всего и сколько было продано НАКу?

Отвечает Александр Романюк: Мы все планы прошлого года перевыполнили. Самое главное – выполнили валовый план добычи газа в 14,5 млрд куб. м, при этом наш внутренний мы перевыполнили более чем на 350 млн куб. м. Потому что в этот валовый план 14,5 млрд куб. м по году входит добыча по договорам о совместной деятельности. Операторы СД работают на наших месторождениях и скважинах, но это их газ. СД очень сильно не выполнили свои показатели по добыче в прошлом году, но при этом общий план по добыче мы выполнили. Нам пришлось в другом месте, не за счет СД, компенсировать эти объемы.

Таким образом, впервые за 6 лет "Укргаздобыча" по контракту с "Нефтегазом" перевыполнила план продажи газа НАКу для населения. Было передано 12,819 млрд, при плане порядка 12,5 млрд. Получается эти 380 млн куб. м не пошли в рынок по коммерческим ценам, они пошли в НАК для продажи населению. Нам было очень нелегко это сделать, некоторые наши филиалы с самого начала говорили, что этот план выполнить невозможно.

Сколько компания получила новых и продлила старых спецразрешений в 2015?

Всего получили 20 спецразрешений, 4 из них на геологическое исследование недр, то есть полностью новые, которые раньше не получались. 2 спецразрешения было получено на продление опытно-промышленных разработок, 12 - продлено на добычу и 2 - на питьевую воду.

Насколько этот показатель приемлемый для компании?

Этого недостаточно. То, что мы в прошлом году получили 4 новых спецразрешения это уже какой-то результат, учитывая, что в 2007-2013 годах было получено всего 4 лицензии. Поэтому 4 спецразрешения - это уже неплохо, но недостаточно для развития ресурсной базы. Ежегодно нам нужно получать порядка 15-20 лицензий для развития ресурсной базы, потому что лицензия – это же не готовое месторождение, это, условно говоря, координаты на местности, где нужно проводить разведку. Но после проведения разведки, грубо говоря, из 20 лицензий будет подтверждено 2-3 месторождения. В 2015 году мы в несколько раз сделали больше работ по геологии, чем делалось в предыдущие годы. Мы целенаправленно пустили больше ресурсов на геологическую разведку.

Сколько "Укргаздобыча" рассчитывала получить спецразрешений в прошлом году?

Отвечает Александр Романюк: В 2015 году мы получили 4 спецразрешения, но все сделали для того, чтобы получить больше. На конец года у нас в Государственной службе геологии и недр находилось полностью согласованных на всех инстанциях 10 пакетов документов на 10 новых площадей. Цель была получить 14, но получили только 4. Эти 10 лежат в Госслужбе геологии, и мы будем получать их уже в этом году и сразу запускать в работу. Вы же понимаете, что для того чтобы увеличивать добычу, помимо технологии необходимы ресурсы, месторождения. Количество запасов нам нужно увеличить, грубо говоря, в 2 раза, и эту цель необходимо перед собой ставить. Потому что тех запасов, которые сегодня подтверждены, хватит только на 10-15 лет и все, дальше они закончатся.

Мы сейчас начали амбициозную программу "20/20" – выход на уровень добычи 20 млрд м3 газа до 2020 года. Для реализации этой цели мы радикально усилили и продолжаем выстраивать технический блок, такой центр компетенций, куда привлекаем наилучшую техническую, геологическую экспертизу, в том числе специалистов с опытом работы в крупнейших мировых нефтегазовых компаниях. В целом, в "Укргаздобыче" мы сейчас выстраиваем технологическую "машину", которая выведет добычу на новый уровень, с использованием всего лучшего, что было наработано в мире нефтегаздобычи за последние 20 лет, но не использовалось в "Укргаздобыче". Естественно, для выхода на уровень 20 млрд м3 добычи нам понадобятся в том числе новые геологические резервы, которые мы надеемся разведать и открыть на протяжение следующих 2-3 лет.



Архив
Новости