подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

​Замминистра иностранных дел Вадим Пристайко: более 90 процентов расходов МИД осуществляется в валюте

Подготовка к принятию бюджета на 2016 год оказалась непростой задачей для Министерства иностранных дел – изначально МИДу предложили 2,7 млрд гривен, что, по словам министра Павла Климкина, могло покрыть только 67% потребностей министерства. Но после долгих дискуссий было принято решение увеличить финансирование министерства на 324 млн гривен. Таким образом, в 2016 году МИД может рассчитывать на 3 млрд гривен на содержание своего аппарата, что на 37% больше, чем в прошлом году. Однако многие дипломаты говорят, что даже этой суммы недостаточно для полноценного функционирования ведомства.

В интервью Українським Новинам заместитель министра – руководитель аппарата Министерства иностранных дел Вадим Пристайко рассказал как министерство борется с недофинансированием – от чего приходится отказываться в первую очередь. По его словам, в МИДе запустили новый пилотный проект, позволяющий дипломатам самостоятельно выбирать себе жилье. Кроме того, замминистра рассказал, как с финансовой точки зрения на стране отражается членство в международных организациях и о подготовке нового закона о дипломатической службе.

25 декабря был принят бюджет, в котором на МИД было предусмотрено больше средств, чем изначально предлагал Кабинет Министров. Но все же, достаточно ли это финансирования министерства в 2016 году?

Вы, наверное, помните о полемике, которая разгорелась, когда Министр Климкин задал риторический вопрос в своем твиттере: можем ли мы согласиться на 67% обеспечения наших внешнеполитических интересов, 67% защиты наших граждан и т.д., имея в ввиду финансовое обеспечение МИДа на уровне 67% от наших, подчеркиваю, минимальных потребностей.

Я рад отметить, что благодаря поддержке правительства, в частности Министерства финансов, активной роли отдельных депутатов, в первую очередь, членов комитета по вопросам иностранных дел, удалось увеличить бюджет МИД на 2016 г. на дополнительные 324,7 млн. гривен. Предваряя Ваш следующий вопрос, сразу скажу: это практически 75% от потребностей. То есть, прогресс, как говорят, очевиден.

Но от МИДа многого ожидают. В нынешней ситуации стране необходимо активно проводить информационную кампанию за рубежом, на что также нужны ресурсы...

Я согласен, но, в то же время, мы все члены одного правительства и бюджет у нас общий. Мы понимаем, что берем деньги из одного кармана - из ваших и моих налогов.

Тут, как всегда, важны детали. Когда другие ведомства говорят, что доллар вырос - гривна упала и, поэтому, они что-то недополучили, то это является правдой, но неполной. Ведь зарплату сотрудники этих ведомств получают в гривне, колбасу, извините, покупают в гривне, заправляют технику в гривне, несмотря на рост цен.

В нашем же случае, более 90% расходов МИД осуществляются в свободно-конвертируемой валюте, которую мы покупаем, как и все предприятия, на бирже. В прошлом году в связи с обесцениванием гривны мы смогли найти средства на удержание только 60% нашего персонала за рубежом. 124 наших представительства финансируются в валюте и когда гривна падает, мы ощущаем это особенно болезненно. Кроме того, мы осуществляем регулярные взносы в разные международные организации от имени государства Украина, в первую очередь в ООН, которые также осуществляются в иностранной валюте.

При нынешнем курсе валют, какая сумма удовлетворила бы МИД полностью?

Если аппетиты ведомств не держать в руках, им всегда будет мало. Но надо признать, что наши государственные финансисты справляются с этой задачей профессионально.

Как я говорил, наш бюджет привязан к курсу доллара, поэтому при внесении предложений в проект государственного бюджета мы вынуждены разрабатывать сразу несколько сценариев. В 2015 году курс был 22 – 24 гривны/доллар, на каком-то этапе он подскочил до 33 гривны/доллар. При курсе 33 мы подсчитали, что нам хватит средств где-то до октября и сразу же начали планировать от обратного – срезать где только можно, чтобы протянуть до конца года. При нынешнем курсе мы сможем удовлетворить наши первоочередные потребности, включая проведение базовых мероприятий в рамках необходимой информационной кампании. Но это только часть работы МИД.

Позвольте другой пример. Вы наверняка видели недавний репортаж ТСН о трагической гибели украинской семьи в Италии. В нем было сказано, что поскольку у родственников семьи нет средств для отправки тел на родину, их придется похоронить в Италии. Это не совсем так. Тела погибших были репатриированы в Украину, в основном за счет бюджета МИД. То есть деньги из нашего бюджета также используются на репатриацию тел погибших соотечественников, эвакуацию наших людей. Как это было, например, в случае с сильнейшим землетрясением в Непале. Наш консул из Нью-Дели был там с первого дня, фактически оказывая необходимую помощь гражданами, в том числе материальную. Еще до прилета легендарной спасательной группы из Украины граждане были размещены у нашего почетного консула, накормлены, обогреты. Некоторым семьям были куплены билеты на рейсы, которые еще летали. Такого рода работа остается за кадром, но она постоянно ведется и требует соответствующих ресурсов, в том числе финансовых.

Какие сферы деятельности министерства страдают в первую очередь, если оно недофинансировано? Первые минимальные потребности вы обеспечиваете, но от чего-то приходится отказываться. От чего вы отказываетесь?

Мы несем существенные капитальные расходы, тратим, мягко говоря, значительные средства на поддержание в надлежащем состоянии нашей собственности за рубежом…

Поэтому отказываетесь от кадров...

Давайте назовем это дипломатично оптимизацией кадрового наполнения посольств. Это действительно болезненный процесс. Мы стараемся скорректировать процесс ротации наших сотрудников в соответствии с имеющимися финансами.

Какие дополнительные расходы появляются у Украины в связи с тем, что Украина стала непостоянным членом Совбеза ООН?

Мы усилили наше представительство при ООН 10 сотрудниками для обеспечения эффективной работы по линии Совета безопасности ООН. Теперь наше представительство составляет около 30 человек. Сегодня, как член Совбеза, мы несем дополнительную ответственность, принимая активное участие в выработке решений глобальной повестки дня, проведении соответствующих мероприятий и т.д. Это важная работа, мы подходим к ней с полной ответственностью. Естественно, требуется дополнительное обеспечение финансовыми ресурсами расширившихся функций.

Мы также не забываем про наши национальные интересы и наша дипмиссия в Нью-Йорке продолжает обеспечивать традиционные задачи представительства в ООН.

А взносы увеличились?

Взносы, в общем, не увеличиваются. Но есть организации, перед которыми у нас существуют многолетние задолженности. Большинство организаций работают таким образом, что в случае задолженности, вас могут лишить права голоса, что существенно сужает наши возможности влияния на принятие нужных решений. Выплаты этих задолженностей также осуществляются из бюджета МИД. Это является одной из тех проблем, которые я регулярно поднимаю на встречах с представителями наших бюджетообразующих организаций, подчеркивая, что бюджет МИД предусматривает общегосударственные обязательства.

Существует ли система раздела расходов между ведомствами за членство в международных организациях?

Мы бы хотели, чтобы каждое ведомство платило за свое членство в ведомственных международных организациях самостоятельно. В большинстве случаев, взносы в эти организации оплачивает МИД. Постепенно эта практика меняется, и другие ведомства предусматривают оплаты взносов в своих собственных бюджетах.

Почему у наших дипломатов такие низкие зарплаты?

Потому что это максимум, который мы можем себе сегодня позволить.

А новый закон о дипломатической службе сможет изменить эту ситуацию?

Этот закон еще находится в стадии разработки, но мы не сидим на месте. Мы изыскиваем резервы. Например, мы начали реализовывать проект перехода на современную европейскую форму оплаты затрат на содержание наших сотрудников за рубежом. Раньше общие расходы на дипломата состояли из некоторых частей. Например, за квартиру дипломата за границей платило государство столько, сколько считало необходимым и обоснованным. Такой себе советский метод мягкого контроля за каждым отдельным сотрудником. Мы решили отойти от этого и предоставить ту сумму, которую раньше тратили на оплату квартиры, каждому дипломату с тем, чтобы он мог самостоятельно выбирать себе жилье, исходя их своих потребностей, состава семьи и т.д.

Это новый для нас подход, определенный психологический барьер, который мы много лет не могли преодолеть. Надеюсь, пилотный проект подтвердит свою эффективность, и в результате мы получим не только упрощенную, более эффективную и дешевую систему управления финансами посольств, но, что самое важное, более самостоятельного, самодостаточного, ответственного дипломата.

В каких странах вы запустите этот проект?

Это пилотный проект уже запущенный в 10 наших представительствах. Мы договорились с Кабинетом Министров о том, что до конца 2016 году проверим его эффективность. Если за год он заработает, будем двигаться дальше. География максимально широкая - это посольства в Китае, Вашингтоне, представительство в Нью-Йорке, несколько наших представительств в Европе.

Министр экономики Айварас Абромавичус говорил о планах запуска работы в 2016 году 20 торговых миссий... В каких странах откроются представительства? Как они будут работать? Кому подчиняться: МИДу или Минэкономики?

Когда в 2010 году остатки тех миссий, которые еще существовали, достались в управление МИД, мы уже тогда понимали, что стандартная система продвижения экспорта, которая действовала в Советском Союзе, а именно торговые миссии, в которых работали дипломатические сотрудники, изжила себя.

Мы не один раз обсуждали с нашими коллегами из Минэкономразвития возможные современные формы сотрудничества. Например, симбиоз между бизнесом и государством, формирование механизма почетных экономических консулов, создание экспортных агентств, которые будут заниматься исключительно продвижением наших товаров на внешние рынки.

До сих пор, основную работу по защите наших торговых интересов за рубежом делают экономические отделы при посольствах Украины, в которых работают аккредитованные дипломаты. В тоже время, статус дипломата ограничивает возможности торгового представителя, так как он не уполномочен подписывать контракты, не может быть финансово заинтересован в продвижении интересов конкретных компаний. Напомню, что Венская конвенция о дипломатических отношениях запрещает дипломату вести коммерческую деятельность.

Именно поэтому, мы предлагаем нашим коллегам с экономического блока правительства тесное сотрудничество в продвижении нашего экспорта за рубежом. Мы, к сожалению, не можем помочь экспортерам произвести конкурентный товар в Украине или создать привлекательные условия для вложения инвестиций в украинскую экономику. Но мы умеем защищать экономические интересы государства за рубежом, способны анализировать зарубежные рынки и создавать политические предпосылки для более эффективной международной торговли. Мы готовы к активному обмену знаниями, информацией, квалифицированными кадрами.

На сегодняшний день торговые миссии не существуют. Премьер-министр предложил Президенту внести соответствующие изменения, чтобы за счет должностей МИД и нашего более чем скромного финансирования были открыты торгово-экономические представительства. Президент сейчас рассматривает это предложение.

Я почти 20 лет тому назад перешел на работу в МИД из внешнеторгового ведомства и могу, с определенной долей уверенности сказать, что их эффективность оставляла желать лучшего и в то время. Современная конкурентная международная торговля требует иных, креативных подходов, гибких структур, ориентированных на постоянное взаимодействие с бизнесом, неправительственным сектором.

Хотя, не спорю, есть регионы и державы, экономические системы которых предполагают высокую степень контроля со стороны государства. Эти страны Азии, Африки, Латинской Америки также являются нашими традиционными торговыми партнерами. Там, действительно, официальные торговые представительства смогут сыграть свою роль, обеспечивая государственную поддержку и сопровождение торговых контрактов

Когда Кабмин зарегистрирует в Раде законопроект о реформировании дипломатической службы?

Мы ждали принятия закона о госслужбе. Сейчас закон вступил в силу. Теперь с учётом положений закона о госслужбе мы доработаем закон о дипслужбе. У нас уже есть определенные наработки и креативные идеи. Мы хотим, чтобы в работе над новым законом о дипломатии приняли участие заинтересованные представителей гражданского общества, экспертных кругов и депутатского корпуса. Уверен, результатом совместных усилий станет закон, который сформирует предпосылки для превращения нашей дипломатической службы в современный, эффективный инструмент защиты и продвижения национальных интересов Украины в мире.



Архив
Новости
Аваков не будет прерывать визит в Канаду из-за трагедии в Княжичах 13:23
Аваков в Канаде. Расследовать гибель 5 полицейских будет замминистра Сергей Яровой 14:23
Гибель 5 полицейских в Княжичах остается без реакции Авакова 09:21
5 полицейских погибли в перестрелке между собой в Княжичах под Киевом 11:19
Реакция соцсетей: Полиция "крышевала" грабителей и расстреляла прибывшую в Княжичи на вызов охрану ГСО 02:03
Российский истребитель Су-33 упал в море при посадке на "Адмирал Кузнецов" 12:31
Гробница Иисуса Христа оказалась настоящей и нетронутой с момента захоронения 12:03
Хозсуд Киева постановил взыскать с "Газпрома" 172 млрд гривен штрафа 12:44
Соцсети активно обсуждают новые цены на алкоголь: требовать субсидии или созывать "Алкогольный Майдан"? 08:01
В соцсетях подбирают Авакову замену на посту министра МВД после бойни в Княжичах 21:50
больше новостей