Интервью 2016-11-26T05:27:28+02:00
Українські новини
​Председатель правления "Укргидроэнеро" Игорь Сирота: Мы ничего не строим за бюджетные средства

​Председатель правления "Укргидроэнеро" Игорь Сирота: Мы ничего не строим за бюджетные средства

Украинская гидроэнергетика – одна из немногих отраслей нашей экономики, в которую охотно инвестируют средства международные финансовые организации. В ближайшие месяцы ожидается подписание кредитных договоров на финансирование следующей большой стройки – Каневской ГАЭС.

Председатель правления государственной компании "Укргидроэнерго" Игорь Сирота рассказал "Українським Новинам" о перспективах украинской гидроєнергетики, о ходе реализации проектов компании и о новом проекте украинских гидроэнергетиков – каскаде малих ГАЭС на Днестре

В этом году вследствие низкого уровня водности речной системы у "Укргидроэнерго" сократился объем выработки электроэнергии. Какого результата вы ждете по итогам года?

В среднем мы ежегодно производим 10,5 млрд кВт - час , в прошлом году выработали 8,9 млрд кВт-час. В этом году, учитывая низкую водность, в последний раз такое было в 1921 году, у нас выработок 6,5 млрд кВт -час. Самый низкий выработок у нас был в 1995 году - 7,2 млрд кВт -час.. Но, если в 1995 году у нас не было гидроаккумулирующей энергетики, которая сегодня производит 1,3 млрд кВт -час. Такого показателя, чтобы сами ГЭС выработали только 5,2 млрд кВт -час., у нас еще не было.

Эта ситуация дает ответ на вопрос - зачем нужны ГАЭС? Ранее говорили, что у нас достаточно маневрирующих мощностей. Мол, есть Днепровский каскад и этого достаточно. Как видим, такие экспертные оценки абсолютно не оправдываются. Весь мир, и Европа тоже, работают с ГАЭС. Они имеют запас маневрирующих мощностей ГАЭС, которые могут использовать 5-10 раз в месяц. Мы же их, в нынешней ситуации, используем каждые сутки. Согласно принятому в 2010 году регламенту, время работы одного агрегата Днестровской ГАЭС составляет 4,5 часа, но в этом году они работали 8-11 часов.

Я говорил ранее и продолжаю утверждать, что гидроаккумулирующие станции нужны потому, что на них, как минимум, не влияет низкая водность, и, что самое главное, они потребляют избыток ночной энергии.

Сколько Украине необходимо маневровых мощностей?

Необходимо иметь минимум 15% от общей базы производства. Мы сегодня имеем 7,5%, максимум – 8%. То есть нам еще нужно 7%. Было бы очень хорошо, если бы мы имели гидроаккумулирующей мощности примерно 3000 МВт. Тогда у нас была бы сбалансирована энергосистема.

Как изменится ситуация после постройки Каневской ГАЭС и достройки Днестровской ГАЭС?

Если мы достроим Днестровскую ГАЭС, то получим 1292 МВт. Плюс Каневская ГАЭС – 1000МВт. Плюс Каховкая ГАЭС-2 – это 270 МВт. Плюс еще 240 МВт после завершения реконструкции существующих ГЭС. Тогда мы будем иметь где-то 12-14% маневрирующих мощностей и можем приблизиться к необходимому балансу по маневровым мощностям. Это все реально сделать до 2024 года.

Согласно нашим планам и срокам финансирования со стороны Всемирного банка реконструкцию эксплуатируемых ГЭС мы должны завершить до 2024 года. Что касается проекта по строительству Каневской ГАЭС, то мы рассчитываем уже в конце этого года подписать контракт с Всемирным банком и в следующем году подписать его с Европейским инвестиционным банком. Это будут револьверные кредиты. Мы абсолютно со всеми банками договорились, чтобы постепенно выбирать эти средства и не терять льготный режим. За льготный период в 6,5 лет мы должны построить объект, чтобы потом ГАЭС сразу начала себя окупать. Если в следующем году в июле мы начнем строительство, значит завершить его должны где-то в 2022 году. Но через три года мы уже можем запускать первый агрегат.

Какие банки участвую в финансировании строительства Каневской ГАЭС?

Всемирный банк - 500 млн долларов, ЕБРР - 150-200 млн евро, Европейский инвестиционный банк - 400 млн евро, немецкий KfW примерно 70-100 млн евро. В любом случае, 100% необходимого финансирования они обеспечат.

Как обстоят дела со сроками реализации других проектов?

ТЭО по Каховской ГЭС-2 мы должны завершить до конца года. В 2016 году мы уже можем подписывать контракт и проводить тендер по выбору генерального проектировщика строительства этой станции. Таким образом, чтобы в конце 2017 - в начале 2018 года приступить непосредственно к строительству.

Закончив строительство первой очереди Днестровской ГАЭС, мы собираемся в течение года понаблюдать, как себя ведет водоем, гидросооружения и принять решение по схеме выдачи электроэнергии, потому что у нас там нет схемы выдачи на 7 агрегатов, там нужно сетевое строительство. Проект решения мы будем разрабатывать с НАЭК. Ранее это подавалось в одном комплексе 3-й и 4-й энергоблоки Хмельницкой АЭС, 750 кВт ЛЭП, 750 кВт подстанция и 4 блока Днестровской ГАЭС. Если все будет разработано в срок, то в 2017 году можем начинать строительство. За 4 года мы можем его завершить, потому что у нас верхний и нижний водоем уже возведены в полном объеме для 7 агрегатов. До 2024 года должны вложиться.

Эти объекты входят в Энергетическую стратегию?

В стратегию входит Каневская ГАЭС, Каховская ГЭС-2 и Днестровская ГАЭС. Чего мы бы хотели в нее добавить, так это строительство малых ГЭС.

Говоря о малой энергетике, вы имеете в виду прежде всего строительство 6 ГЭС на Днестре?

Именно. В Украине большая часть неиспользованного гидроэнергетического потенциала находиться в Карпатском регионе, который, к тому же энергодефицитен. А Днестр по своим водным ресурсам и гидроэнергетическому потенциалу – вторая река в Украине после Днепра.

Но здесь важно понимать, что любой проект не реализуется за год или за два. При благоприятных раскладах, мы начнем строить каскад не ранее, чем через 3 года. Я сегодня говорю с банками, и мы хотим разработать ТЭО за счет грантовых средств. Не за собственные средства, и далеко не за бюджетные - мы никогда их не получим. Но для получения грантов, мы сначала должны задекларировать и получить поддержку со стороны государства. Я встречался с немецким банком. И они говорят: ваше правительство должно задекларировать свои намерения и приоритеты, потому что немецкое правительство и Ангела Меркель, когда дает 400 млн на развитие Украины, считает, что они должно идти на восток Украины. Почему? А потому что мы постоянно говорим, что для восстановления Востока нам должны деньги. Нужна декларация Украины что нужно развивать гидроэнергетику, тогда банки смогут обращаться к своему правительству.

Нам нужно получить грант. И как государственная компания, мы должны этот проект довести до стадии строительства. Когда у государства будет готов проект, когда мы выйдем как государственная компания на переговоры - не будет этого непонятного противостояния на местах, не будет неопределенности. Когда мы, как государственная компания, выйдем с предложением, что это будут дополнительные 390 МВт и плюс привлечение средств под развитие инфраструктуры, рекреационных зон, рабочие места - это будет другой вопрос. Мы зарегулируем Днестр, укрепим берега. Прекратятся проблемы с подтоплением. Это большая работа.

В 2010-2011 годах никто и не думал, что у нас не будет хватать угля.

Функция тепловой энергетики – работать в базовом режиме, и если не справляется гидроэнергетика - участвовать в регулировке частоты и мощностей. Это дорого и экономически не выгодно. Идет износ оборудования, которое на 90% уже отработано, при этом расходуются дополнительные объемы угля и газа. Если мы снимем такую нагрузку с тепловой энергетики, то будем экономить 100 млн долларов за счет угля, и 40 млн долларов за счет газа. Это 140 млн долларов в год

Цена строительства Каневской ГАЭС около 1 300 млн долларов. Это значит, что за 10 лет мы ее окупим только за счет экономии от неиспользования тепловых мощностей в качестве маневровых.

Будут ли вкладываться в строительство Днестровского каскада малых ГЭС бюджетные средства?

Мы ничего не строим за бюджетные средства! Мы строим только за собственные средства. То есть за счет тарифа. Также были гранты ЕС для развития Энергетической стратегии. Они имели статус бюджетных, так как проходили через Минфин. Но они были безвозвратные, и они зашли к нам на строительство Днестровской ГАЭС. Мы никогда не получали чистые бюджетные средства. Мало того, наши кредиты не дороже 2%. Также мы платим за государственную гарантию в бюджет через Минфин еще 2%.

Вернемся к проекту Днестровского каскада малой гидроэнергетики. Какие параметры проекта, сколько времени его нужно будет реализовывать, и какие вы видите возможности его финансирования? Это в основном кредиты, или допускается привлечение частного инвестора?

Допускается любая форма финансирования строительства, кроме бюджетной. Это может быть и тариф, и кредит, и государственно-частное партнерство. Самое главное, чтобы это был привлекательный инвестиционный проект, и мы видим, что он таким будет. Проект принесет пользу местным органам власти и государству. Мы получим увеличение на 390-400 МВт маневровой мощности, мы зарегулируем реку Днестр и укрепим ее берега, мы разовьем инфраструктуру и рабочие места. Кроме того, любое строительство – это дополнительное производство стройматериалов. Мы получим дополнительно 6 мостовых переходов – это развитие транспортной инфраструктуры. Мы видим, что плюсов достаточно. Наша необходимо провести ТЭО и в нем наибольший объем работы - это экологическая часть. Мы должны максимально показать, что этим строительством не нанесем ущерб экологии края.

Вы его уже начали?

Нет, оно достаточно дорогое и может стоить от 50 до 100 млн гривен. Нам необходимо получить грант, для Европы 4-5 млн евро – это небольшие средства

Чьи это могут быть гранты?

Ожидается, что это будут гранты европейских банков. Для Каховской ГАЭС мы получили 1 млн евро на разработку ТЭО.

Вы уже упоминали тариф, как источник финансирования проектов. Теперешний тариф достаточен для работы и развития компании?

На сегодня мы имеем достаточно высокий тариф, но только за счет уменьшения выработки электроэнергии. Если бы мы имели 10-11 млрд кВт-час выработки, то тариф был бы в пределах 45 коп/кВт-час.

Из чего вообще этот тариф складывается? Учитывается тот факт, что гидроэнергетика балансирует атомщиков с их сверхнизкими тарифами?

Тарифообразование сегодня – это очень сложный вопрос. Мы в тариф закладываем расходы на ночную закачку воды в верхние водоемы. И если еще в начале года тариф у нас был 45 коп/кВт-час, за закачку мы платили 73 коп/кВт-час. Это средства закладываются нам в тариф и там составляют 15-16 коп. Это транзитные средства, мы с рынка взяли, мы в рынок и отдали. Но я все время говорил, что если мы маневрируем атомную энергетику и у них тариф 38 коп/кВт-час, то и мы должны платить за ночную электроэнергию не больше. А возможно и меньше, поскольку эти расходы с нами должен делить "Энергоатом", ведь мы даем ему возможность дне заработать больше.

Еще один аспект. Мы произведем в 2015 году 6,5 млрд кВт-час электроэнергии и это будет пиковая электроэнергия. А она стоит 1,5 гривны кВт-час. Это приблизительно 10 млрд гривен. С рынка мы заберем только 4,5 млрд. А при хороших объемах выработки эта дельта только увеличится. Но и при нынешних тарифах мы прибыльны, иначе бы нас не кредитовали западные банки.

Но есть и другой аспект. Мы должны понимать, что тарифы необходимо стабилизировать. Сегодня мы подняли их на 50%, завтра на 50%, а дальше что? Мы должны людям сказать, что сегодня вкладываем средства в развитие гидроэнергетики. Ведь в наших тарифах уже заложено возвращение средств по кредитам и налоги. Если в 2013 мы заплатили 400 млн гривен налогов, то в 2014 году – уже 880 млн гривен обязательных платежей. Мы должны объяснять, куда идут заложенные в тариф средства и должны сказать людям, когда мы сможем стабилизировать тариф. Люди должны знать, за что они платят, в особенности, когда мы перейдем на свободный рынок. И все предприятия должны в конце года отчитаться, что было сделано за заложенные в тариф средства. Люди должны почувствовать себя участниками проекта по развитию энергетики. Это бы сняло напряжение в обществе и дало результаты.

Падение выработки электроэнергии сказалась на прибыльности компании? Или это удалось компенсировать потери за счет увеличения тарифа?

Да, сейчас мы тарифом полностью обеспечены по финансированию тех инвестпрограмм, которые реализовывались на начало года.

Тариф для вас и дальше будет расти, ведь необходимо закладывать привлекаемые под строительство Каневской ГАЭС кредиты?

Я не думаю, что у нас каждый год будет такая ситуация с водным режимом и выработкой электроэнергии. Если мы ее увеличим, то тариф снизится. В такой ситуации очень важны гидроаккумулирующие электростанции, которые снижают зависимость выработки от уровня водности.



Архив
Новости

ok