подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

Предправления "Укрнефти" Роллинс: Я обязан выплатить все дивиденды до конца года. Но это будет непросто

Эпопея с "возвратом контроля" над "Укрнефтью", в которой государству в лице НАК "Нефтегаз Украины" принадлежит 50%+1 акция, началась еще в августе прошлого года. Тогда в парламенте, впервые за последних 3 года, был зарегистрирован законопроект о снижении кворума для проведения собрания акционеров с 60% до 50%+1 под авторством Олега Ляшко. При чем даже не скрывалось, что этот законопроект направлен именно на "установление контроля государства над "Укрнефтью".

Предполагалось, что после снижения кворума "Нефтегаз", имея 50%+1 акцию, самостоятельно, без группы "Приват", сможет сменить руководителя на более благосклонного к себе. После выборов обязательство по снижению кворума прописали в коалиционном соглашении, и в начале 2015 года такой законопроект уже был проголосован.

Правда, потом оказалось, что на "Укрнефть" он не распространяется и с трибуны парламента Арсений Яценюк заявил: "Обидно, что проголосованный парламентом закон не распространяется на "Укрнефть". Именно поэтому обращаюсь к членам парламента внести соответствующие изменения в данный закон". В итоге изменения таки были внесены, и 26 мая закон вступил в силу.

О назначении руководителем "Укрнефти" иностранного независимого менеджера Яценюк впервые заговорил в конце марта. Собственно сам конкурс, победителем на котором признали британца Марка Роллинса, был объявлен в средине июня. На собрании акционеров 22 июля Роллинса поддержали, в том числе, и миноритарные акционеры. Правда, трудовой контракт с ним подписали только 28 сентября. По словам самого Роллинса, контракт рыночный, европейский с фиксированной заработной платой в 500 тыс. долларов, плюс различные бонусы.

Согласовав такой контракт, правительство в первую очередь ожидает от него погашения долгов по дивидендам и налогам. Первые обязательства уже были выполнены, и часть прибыли за 2014 год перечислена в бюджет.

В интервью Українським Новинам новый руководитель "Укрнефти" рассказал о том, где будет искать деньги для выплаты остальной сумы дивидендов и погашения налоговых долгов, какую позицию намерен занять по спорным долгам НАКа за газ, и как будет балансировать между интересами частных акционеров и государства.

22 июля акционеры поддержали вашу кандидатуру на должность председателя правления, при этом как государство, в лице "Нефтегаза", так и миноритарии. Но официально к руководству компании Вы приступили только сейчас. Все это время Вы исключительно знакомились с положением дел в компании или каким-то образом были вовлечены в руководство "Укрнефтью"? Возможно принимали участие в оперативных совещаниях, каким-то образом влияли на принятые временным руководством решения?

Все это время я читал, знакомился с положением дел и встречался с некоторыми руководителями компании. Кроме этого ездил на восток Украины. Но я не был здесь постоянно. Всего было несколько визитов в Украину, которые были связаны с работой над контрактом и подготовкой личных документов, таких как разрешение на жительство. В принятии официальных решений я не участвовал. До вторника (29 сентября) никаких официальных документов, разумеется, не подписывал.

Как Вы оцениваете финансово-хозяйственное положение компании, сейчас, на момент своего прихода?

Я пока еще работаю над тем, чтоб понять все хозяйственно-финансовые аспекты. Главный приоритет - убедиться, что финансовое положение компании сильное. Как Вы знаете, есть большие долги по налогам и выплате дивидендов. На данный момент чистый денежный поток крайне небольшой, поскольку цена на нефть низкая, то есть мы не генерируем достаточно денег. Но при этом операционная деятельность компании стабильна. Проблема сейчас состоит в том, чтоб решить долговые обязательства перед государством.

Исходя из текущей финансовой ситуации в компании, сколько потребуется времени для того, чтобы погасить всю задолженность по налоговым обязательствам перед ГФС, учитывая все проценты, штрафы, а также выплатить дивиденды акционерам, чтобы это не повлияло на стабильную операционную деятельность компании?

У нас есть обязательства погасить эту задолженность, но для этого необходимо некоторое время, мы не можем сделать это немедленно. Существует соглашение с фискальной службой, которое я хочу пересмотреть. Но я пока не делал никаких предложений по этому поводу, потому что пока еще оцениваю ситуацию. Так вот, я не могу сказать точно, сколько потребуется времени. Нужно рассматривать разные сценарии, потому что, например, могут быть изменены ставки рентной платы, или опять упадет цена на нефть. Необходимо составить устойчивый договор, который будет работать в разных обстоятельствах.

Какая цена на нефть будет критической для компании, при которой "Укрнефть" будет работать в убыток?

Думаю, при цене близкой к 40 долларам/баррель мы не сможем генерировать прибыль, все средства будут уходить на текущие затраты и заработную плату. В такой ситуации прибыль будет близка нулю. Но это также зависит и от налоговых ставок. Например, при текущих ставках, мы выходим "в ноль". И правительство и фискальная служба должны это понимать, ведь никто же не заинтересован в том, чтобы вывести "Укрнефть" из бизнеса.

Выполняет ли "Укрнефть" соглашение о реструктуризации налоговых обязательств с ГФС и осуществляется ли оплата текущих налоговых обязательств?

Мы попытаемся выплатить текущие, сегодняшние, налоги. Как я уже говорил, мы пытаемся достичь нового соглашения с фискальной службой о том, как погашать налоговые обязательства за прошлые периоды в более разумной форме. Пересмотр этого соглашения - стратегическая задача.

Выполнение этого соглашения зависит от внешних факторов. Например, цена на нефть сейчас ниже, чем это ожидалось, и от этого мы получаем меньше прибыли, чем планировали. Кроме этого, некоторые наши налоговые обязательства, основаны на доходах в 2014 году, ведь таким образом работает фискальная система Украины. Конечно, прибыль в 2014 году была больше, чем это будет в текущем году и это создает для нас проблемы с наличием денежных средств. Все это порождает определенные сложности. Но при этом я понимаю, насколько важно для государства сейчас погасить эту задолженность.

"Укрнефть" на прошлой неделе выплатила все 632,3 млн гривен дивидендов одному акционеру – государству в лице НАК "Нефтегаз Украины", но при этом остальные акционеры дивидендов за 2014 год не получили. Нелогично получается, почему было принято решение уплачивать одному акционеру все, а остальным ничего?

У нас нет сейчас достаточно денег, поэтому мы выбираем приоритетным государственный бюджет. Но, естественно, миноритарные акционеры также могут попросить свою долю, и я должен буду договариваться с ними, могут ли они отложить эти выплаты. Это непростая ситуация.

Будут ли выплачены дивиденды за 2011-2013 в том виде, в котором ожидает Ваш мажоритарный акционер - непосредственно в государственный бюджет, и есть ли на это финансовые ресурсы в компании?

Я обязан выплатить все дивиденды до конца года. Но как я уже объяснял, это будет непросто. На данный момент я должен найти достаточно средств, чтобы их выплатить, и пока не понятно, имеем ли мы достаточно собственных средств в компании, чтоб выплатить их. Поэтому я должен рассмотреть все варианты. Я осознаю важность выплаты этих дивидендов для государственного бюджета, и мы сделаем все возможное, чтобы найти деньги для этого.

Каким Вы видите состав правления, будут ли привлечены к управлению иностранцы, и вообще, сколько Вам понадобится времени для формирования, скажем так, "своего" правления?

Я намерен уже начать поиски людей на определенные позиции. Например, сейчас мы ищем человека на должность исполнительного директора по финансовым вопросам (ChiefFinancialOfficer). Но все это я должен обсудить с действующими членами правления, если это, в частности, будет влиять на них.

Кроме этого, я считаю, что у всех членов правления должны быть адекватные контракты с рыночным уровнем заработной платы. Такую инициативу Наблюдательному совету я еще не предлагал, но намерен это сделать в ближайшее время. Я ожидаю, на поддержку таких инициатив со стороны Набсовета. И думаю, что по поводу рыночных зарплат поддержка будет и со стороны акционеров.

НАК "Нефтегаз Украины" признает долг порядка 10,1 млрд куб. м, что был отобран в 2006-2011 годах, но спорным остается цена этого газа - каким Вы видите выход из этой ситуации?

Я еще не сформировал предложения правительству по выходу из этого конфликта. Один из вариантов – оставить все как есть, и ожидать на решение арбитража. Второй вариант – достичь совместной точки зрения. Я бы предпочел прийти к мировому решению, поскольку мы знаем, что суды могут пройти с очень непредсказуемыми результатами, которые могут и не удовлетворить интересы обеих сторон. Потому что есть очень много нюансов, это вопрос стратегический для страны в целом.

Я предпочел бы диалог с правительством. Это всего лишь мое мнение, но лучшая возможность инициировать этот диалог для меня - прийти с конкретными предложениями. Я знаю, что в прошлом был несколько попыток, предложений, но времена, люди и обстоятельства меняются, я хотел бы еще раз попробовать предложить решение этого спора, которое я сейчас разрабатываю. Чтобы сформировать эти предложения мне необходимо некоторое время.

Когда Вы намерены предложить свой вариант решения?

Это необходимо сделать в ближайшие 30 дней, это моя задача.

Каких производственных, в частности по объему добычи нефти, и финансовых показателей компании в следующем 2016 году, согласно трудовому контракту, ожидает от Вас Набсовет?

Сейчас мы в процессе формирования 3-летнего бизнес-плана на 2016-2018 годы. На основе этого мы сформируем бюджет на 3 года, и у нас будут финансовые прогнозы. Первый год этого прогноза будет разработан на 2016 год. В конце текущего года я намерен вынести его на одобрение Наблюдательному совету. Когда мы будем иметь утвержденный Набсоветом план, тогда будут поставлены мои задачи на 2016 год.

Ходили слухи, что "Укрнефть" планирует взять в аренду мощности Кременчугского НПЗ, чтобы не продавать нефть на аукционах, а напрямую перерабатывать на единственном работающем НПЗ, это правда? И как Вы считаете, такой вариант будет полезным для компании?

Я еще не принимал никаких решений по этому поводу, до сих пор пытаюсь понять текущие операционные связи. Такие действия стоит рассматривать как часть стратегии развития компании. Есть несколько вариантов, каким образом сотрудничать с нефтеперерабатывающим заводом: продавать сырую нефть через аукционы или на основании долгосрочного контракта. Но пока слишком рано об этом говорить.

Какова Ваша позиция по созданию ВИНК (вертикально интегрированной нефтяной компании) - включению Кременчугского НПЗ, мощностей "Укрнефти"по добыче, ее АЗС, "Укртранснефть" или же только магистральный трубопровод от месторождений в восточной Украине к НПЗ?

Я должен пересмотреть стратегию, то есть провести фундаментальную работу, чтобы увидеть хотим ли мы быть в нефтеперерабатывающем бизнесе или нет. Если мы вертикально интегрированы - мы должны стать либо собственниками завода, либо его части. Мы должны решить, если ли интерес в акционеров принимать участие в нефтеперерабатывающем бизнесе, будет ли он прибыльный. Но я могу точно сказать, что это один из вариантов, который я буду рассматривать.

Пока рано браться за эти вопросы, стратегия еще не разработана. Но могу сказать, что я точно буду обсуждать эти варианты с Наблюдательным советом, всеми акционерами и правительством.

Ранее Вы говорили, что в дальнейшем намерены больше внимания уделять добыче природного газа. Какой Вы видите компанию на газовом рынке в 2016-2017 годах?

Я хочу, чтобы "Укрнефть" участвовала в газовом бизнесе, но это не только он нас зависит, но еще и от законодательной базы. Я хочу принимать участие в газовом бизнесе, но только в том случае, если он будет стабильным и прибыльным. Это зависит от процесса реформ и преобразования законодательства. Я не могу прийти и попросить инвесторов, чтоб они вложили денег в добычу газа, если это не принесет прибыли.

Допускаете ли Вы возможность привлечения иностранных сервисных компаний для геологоразведки и бурения?

У нас есть буровые подразделения и нужно решить, что сделать с ними. Есть много команд занимающихся бурением, но при этом мы не разрабатываем много месторождений. Как только мы пересмотрим стратегию, сможем понять, сколько скважин нам необходимо бурить, и какие другие сервисные компании мы можем привлечь. То есть мы пересмотрим внутренние наши возможности, поймем, сможем ли мы самостоятельно это потянуть. Сначала необходимо утвердить стратегию, чтобы понять какой мы хотим видеть "Укрнефть" в будущем.

Общались ли Вы с представителями частных акционеров компании, в частности Игорем Коломойским? Насколько Ваше видение текущей деятельности и дальнейшего развития компании совпадает с его мнением и позицией как главного частного акционера?

Чтобы эффективно управлять компанией, мне нужно представлять интересы всех акционеров. Как мы знаем, есть два основных акционера: первый - это представитель правительства, и второй - группа миноритарных акционеров. Я должен заботиться об интересах "Укрнефти" и корректно представлять интересы всех акционеров. Следовательно, для того, чтобы управлять компанией эффективно, я должен общаться с обеими группами акционеров. Мне бы хотелось добиваться планов и решений, совместно поддерживаемых двумя основными группами акционеров, а это, в свою очередь, требует предварительного обсуждения, пояснений и поддержи обеих групп. Для этого нужно проводить с ними встречи, поэтому в будущем я ожидаю проведения множеств встреч с представителями группы миноритарных акционеров и правительства для наработки эффективных планов.

Ранее я несколько раз встречался, пересекался с акционерами, чаще всего и одновременно. Я уже упоминал, что некоторое время я провел и в кабинете премьер-министра, также с представителями обеих групп акционеров, чтобы немного пояснить наши планы по развитию компании.

Необходимо разработать планы, поддерживаемые всеми группами акционеров. Таким образом, одна из наиболее важных моих функций - общаться с обеими группами акционеров и разъяснять им одно и то же видение, и приводить их точки зрения относительно планов на будущее к единому знаменателю.



Архив
Новости