Экс-первый замгенпрокурора Гузырь: Сакварелидзе должен сказать обществу, что он не реформатор, а всего лишь звено для имплементации закона "О прокуратуре"

Владимир Гузырь в Раде.
Владимир Гузырь в Раде.

Владимир Гузырь родился в Харьковской области. В органах прокуратуры работал с 1983 года. В 2011 году уволился из органов прокуратуры по собственному желанию из-за разногласий с тогдашним генпрокурором Виктором Пшонкой. Вернулся в прокуратуру в июле 2014 года и уже через пол года был назначен заместителем генерального прокурора, а вскоре и первым заместителем руководителя ведомства. Его имя неоднократно упоминалось в конфликте с молодым реформатором прокуратуры из Грузии - замгенпрокурора Давидом Сакварелидзе. Гузыря обвиняли в покрывательстве коррупции в ГПУ, в частности, "бриллиантовых прокуроров". В конце июля Гузырь подал в отставку из-за постоянного политического давления на него.

В интервью "Українським Новинам" экс-первый замгенпрокурора рассказал, кому была выгодна его отставка, почему возник скандал с тестированием кандидатов в местные прокуратуры. Также он рассказал о своем отношении к Саакашвили и Сакварелидзе и поведал, что на самом деле скрывается за операцией по задержанию "бриллиантовых прокуроров".

На Ваш взгляд, закон "О прокуратуре" совершенный? В чем его преимущества и в чем недостатки?

- Вы помните, что закон "О прокуратуре" был принят в октябре 2014 года. Мы с вами видим, чем ближе прокуратура Украины подходит к выполнению норм этого закона, тем больше появляется "знатоков", которые пытаются её максимально очернить, опускаясь до обобщений, что в прокуратуре работают одни взяточники, профессионально неспособные люди, а один из губернаторов вообще изобрёл неологизм – "двоечники". Вот это меня задело.

Если вести речь о реформе и о реформаторах прокуратуры, то следует понимать, что реформа в прокуратуре – это не субъективное решение какого-либо должностного лица органов прокуратуры, начиная с Генерального прокурора, это не решение какого-то государственного деятеля, а это Закон, который необходимо выполнять. Я уверен, что он будет выполнен руководством Генеральной прокуратуры, а его положения будут имплементированы в прокурорскую деятельность. Подчёркиваю - это исключает возможность присвоения кем-либо или кому-либо звания – "реформатор". Если кто-то и носит такой ярлык, то или по недоумию или как оболочку личного пиара.

Есть известная кавказская пословица – "в лицо хвалят только дураков". В связи с этим я считаю, что тот человек, которого называют "реформатором", понимает сказанное мной и обязан, исходя из этических побуждений сказать, что он не реформатор, а всего лишь звено в системе Прокуратуры Украины, которое обязано добросовестно и беспристрастно выполнить возложенные на него Генеральным прокурором служебные обязанности по выполнению, в нашем случае нового закона "О прокуратуре". При этом безукоризненно выполняя все положения действующего законодательства Украины.

История этого закона известна. Если её рассматривать в контексте проявлений, как заявил классик "папередников", то именно их лидер Виктор Янукович внес этот законопроект как неотложный накануне саммита в Вильнюсе в 2013 году. В тот момент я уже не работал в Генеральной прокуратуре. Именно поэтому я не попал под действие закона "О люстрации".

Почему законопроект Януковича использовала и приняла нынешняя власть?

- Его использовали депутаты, которые проголосовали за закон. Все хорошо помнят ту атмосферу ненависти и гнева, которой было наэлектризовано наше общество. Подчёркиваю, праведного гнева к ушедшей в прошлое власти, в том числе и к прокуратуре. Думаю, этому способствовал искусно спланированный и по многим пунктам реализованный план по недопущению вступления Украины в европейское сообщество. Есть такая мудрая еврейская пословица: "Злость пожирает ум". И до тех пор, пока мы не остановим в обществе эту волну ненависти и популизма, пока не начнем разделять риторику и политику, до тех пор страна не изменится. Аматорство в политике, как и в иной государственной деятельности, не допустимо – здесь необходим профессионализм.

Давайте вернемся к оценке Закона "О прокуратуре"…

- Выполняя требования Закона из органов прокуратуры следует уволить около 5 тыс. сотрудников. Называть это оптимизацией я не могу, называть это люстрацией я не вправе. Мы уже "наелись" люстрацией. Мне очень больно говорить, но вследствие этого непутевого закона ("О люстрации"), в основе которого лежит ненависть и злость, были уволены прокуроры, да ещё и с запретом занимать государственные должности 10 лет. Большинство из них далеко не худшие. Я не считаю это очищением. Нарушен основной постулат "Ответственность должна быть индивидуальной", к сожалению, всем прокурорам районного звена может угрожать тотальная ответственность. Эта волна вызвала непонимание направления реформирования системы прокуратуры. Образование получают, а опыт приобретается только в процессе работы в здоровом коллективе. Это была первая ошибка.

Сокращение численности работников прокуратуры с 20 тыс. человек до 10 тыс. к 2017 году никак не снимет негатив в семьях прокуроров. Предположение, что таким способом возможно повысить зарплаты – ошибочно. Сокращение почти 10 тыс. штатных единиц существенно не повлияет на зарплату сотрудников. Поэтому концептуально, этот подход неверный.

При этом разработчики закона даже не поинтересовались и научно не проработали риски для правоохранительной системы государства, которые появятся после сокращения наполовину численности работников прокуратуры. А следует считать не количество прокуроров на 100 тыс. населения, как преподносит один из "аула" знатоков прокурорской деятельности. Следует в основу заложить количество уголовных производств (за прошлый год их было около полутора миллиона), сюда следует отнести и количество судей, сроки ведения следствия и рассмотрения в суде, а также ряд иных факторов.

Что касается интеллектуальной и психологической норм закона, а также проверки на профессиональною пригодность для работы на должностях прокуроров, то эти нормы я вполне поддерживаю. Тестирование на конкурсной основе только усилит интеллектуальный уровень прокуратуры Украины. Но всё должно делаться разумными и профессиональными людьми, которые прогнозируют негативные последствия, минимизируют эти риски, досконально понимают роль и место прокуратуры в системе координат государственных институций и уважают людей, которые там работают.

Давайте поговорим о тестировании работников прокуратуры, которые будут проходить конкурс в местные прокуратуры…

- Исходя из положений закона, дальнейшее пребывание в органах прокуратуры возможно только для лиц, которые имеют двухлетний стаж работы в сфере права и успешно прошли конкурсный отбор. Это одно из основных квалификационных требований нынешнего закона. В связи с этим возникает вопрос: а как быть с теми прокурорами районных прокуратур, которые сейчас там работают? Ведь при назначении на должности они отвечали всем квалификационным требованиям и до 15 декабря 2015 года к ним не было никаких претензий, как оснований для увольнения? Ответы на эти вопросы требуют наличия своего рода правового фильтра. Основной его составляющей должны быть тексты тестов, которые будут предоставлены Генеральной прокуратурой конкурсантам.

Каковы шансы у действующих работников прокуратур (которые реформируются) остаться на работе?

- Руководство Генеральной прокуратуры обязано учитывать, что после 15 декабря все они могут быть уволены как непрошедшие конкурсный отбор. Будет много исков, направленных на защиту нарушенных неимущественных прав, которым является и право на труд. Истцы будут доказывать, что были приняты на работу совсем на других условиях. Я могу вам сказать, что каждый работник прокуратуры раз в 5 лет проходит аттестацию, которая предполагает проверку знаний законодательства, приказов генпрокурора и других вопросов, т.е. они выполняли все требования и условия работодателя. Этот пример новеллы в отрасли трудового права входит в клинч с Конституцией Украины, которая запрещает принятие законов, ухудшающих правовое положение граждан. Однако, отвечающий за это направление заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе пока об этом нигде не заявляет.

Какие шансы у таких работников выиграть иски против ГПУ?

- Именно поэтому тесты для конкурсантов на прокурорские должности в местные прокуратуры и должны иметь определённый законный статус для расторжения трудового договора или для его заключения, но об этом Сакварелидзе нигде не сообщил, а скорее всего и не думал. В связи с этим, в Генеральной прокуратуре и был поднят вопрос о правом обосновании и законности происхождения тестов.

Поэтому первый замгенпрокурора Юрий Севрук был вынужден публично пояснить кандидатам возникшие при разработке тестов проблемы, а по существу - извиниться за допущенный Сакварелидзе непрофессионализм.

В данном случае Давид должен был составить проект договора с разработчиками тестов и принести на подпись генпрокурору. После подписания – разработчик обязан был выполнить работу, которую ему поручил заказчик и если выполненная работа удовлетворит Генпрокуратуру, тогда в установленном порядке приобретается право собственности на эти тесты. Если эта правовая сторона будет соблюдена, тогда шансы тех людей, которые будут обращаться в суды, минимизированы.

Да, но после заявления Севрука по тестированию, США обнародовали свою позицию и подчеркнули, что тесты отвечают международным стандартам.

- Да, их представитель заявил, что тесты отвечают международным стандартам. Я не оспариваю это, но стандарт и качество – разные вещи. Почему они не сказали "за качество"? Отвечают ли они этому критерию? Кстати для меня непонятны и суммы, которые называются.

Я отвечал в Генпрокуратуре за финансовое обеспечение и могу уверить, что ни одной копейки от международных фондов или доноров Украины в Генеральную прокуратуру не поступало и не могло поступить, так как Закон это запрещает.

Ведомство финансируется исключительно за счёт госбюджета. В таком случае, если Сакварелидзе ведёт речь о том, что он или его люди получили какие-то средства, то это незаконно. При этом называются разные цифры. Сначала было 200 тыс. евро, потом 700 тыс. евро. Я думаю, что здесь могут быть вопросы у специально уполномоченных служб США. С этим вопросом нужно разбираться путем уголовно-правовых методов. Это средства налогоплательщиков США и нужна ясность: куда поступали деньги. Я удивлён такой молниеносной и категорической реакцией США на официальное заявление исполняющего обязанности Генерального прокурора Севрука по вопросам связанным с воплощением Закона Украины в практическую деятельность прокуратуры. Это что – лоббизм? Если да - то в данном конкретном случае де-юре очень сомнительного государственного чиновника – по признакам гражданства.

Как Вы оцениваете приход во власть грузинов, в частности Сакварелидзе? Это оправдано?

- Я не противник этого. Украинцы с грузинами начали проживать на нашей территории с 18 столетия. Но если речь идет о должностях чиновников, то нужно выполнить все предусмотренные законом требования. Закон о прокуратуре говорит - в Генеральной прокуратуре может работать только прокурор, который имеет 5-летний стаж прокурорской работы в Украине. Что касается Сакварелидзе, то еще в марте он сказал, что будет работать в прокуратуре ровно столько, сколько его будет воспринимать украинский народ и если у него не будет что-то получаться, то через год уволится. У меня возникает вопрос: он что, пришел в прокуратуру ради пиара? Для этого он успел наделать всего более чем.

Как я понимаю их логику? С первых дней пребывания в должностях начинается полное очернение и невосприятие того, что было до их прихода. Зачем это делается? Думаю, чтобы потом заявить, что в стране настолько развита коррупция и мощное консервативное крыло, что не даёт возможности проводить реформы. Я вижу, что чем дальше, тем больше они нагнетают общественное мнение, льют грязь на руководство Генпрокуратуры, которая якобы им мешает и многотысячный коллектив прокуратуры Украины.

Как вы расцениваете заявления главы Одесской облгосадминистрации Саакашвили о работе прокуратуры?

- Я обратил внимание на то, что буквально на следующий день после назначения Саакашвили губернатором, он начал критику прокурора области с унизительного тона и обвинений. Такие слова как "дорогой" недопустимы в обращении к прокурору, а "рэкет" вообще, думаю, оскорбляют прокурорскую систему. Это уже слишком и моя оценка негативная.

Решение об увольнении с должности первого замгенпрокурора Вы приняли легко?

- Решение было тяжелым. Вы знаете, что с 6 июля началась кампания по моей дискредитации, и я попросил генпрокурора об отпуске для того, чтобы привести все мои мысли в порядок. За это время много о чем подумал и пришел к выводу подать в отставку. Не ради себя, я самодостаточный человек и за кресло не держался. Тяжело было потому как не хотелось, чтобы это было воспринято, что я убегаю и что кто-то победил.

Кому была выгодна ваша отставка?

- Я думаю, что это невыгодно никому. У меня другой вопрос - это во благо было сделано или во вред? Я думаю, что во вред. Видите, как я ошибся, думал, что уйду как "фактор раздражения" и на этом все закончится, но как только я ушел и был назначен Юрий Севрук, сразу же началась информационная кампания против него. Растиражировали, что он якобы ставленник Гузыря.

Он не может быть моим ставленником, так как приказ о назначении подписывает генпрокурор. Если речь идет о моем отношении к нему, то я подчеркиваю, что к Севруку отношусь с большим уважением как к юристу, патриоту и высококлассному специалисту.

Какая вероятность того, что Севрук повторит вашу судьбу и подаст в отставку?

- Если сравнить меня и его, то мне было значительно легче. У меня есть нормальная пенсия и необходимая материальная база. Юрий Севрук наоборот, молод, немного старше Сакварелидзе, но имеет достаточный опыт практической работы, руководил и руководит большими коллективами, чем завоевал уважение прокуроров. Его личная заслуга и в доработке ныне действующего закона "О прокуратуре". Думаю, он именно тот руководитель, который способен организовать и эффективную его работу в практической деятельности прокуроров. Я ему могу только пожелать выдержки и здоровья.

Расскажите об уголовном производстве в отношении Сакварелидзе за захват здания ГСУ Генпрокуратуры?

- Уголовное производство якобы в отношении Сакварелидзе, замгенпрокурора Виталя Касько, следователей, которые ведут расследование дела по Шапакину и Корнийцу, о котором говорят - это пример еще одной откровенной лжи.

Во-первых, такого дела никогда не было и не могло быть. Я пояснил о том, что был несанкционированный захват помещения Генпрокуратуры на брифинге 6 июля и сейчас это снова подтверждаю. Именно по этому факту было зарегистрировано уголовное производство. В фабуле нет ни фамилий, ни должностей, ни даже обстоятельств, каким-либо образом относящихся к делу так называемых "бриллиантовых прокуроров".

Вы знали о проведении той операции по задержанию Шапакина и Корнийца?

- Согласно закону и приказу генпрокурора, в случае начала досудебного расследования относительно сотрудника прокуратуры, об этом в течение суток извещается генпрокурор. В тот период я исполнял обязанности в связи с нахождением генпрокурора в отпуске. Откровенно - я не знал об этой ситуации и генпрокурор также не был уведомлен.

Насколько это нормальная практика, когда такого рода операции проводятся без ведома руководства Генпрокуратуры?

- Такого никогда не было в практике Генеральной прокуратуры. Более того, невыполнение требований закона и ведомственного приказа я расцениваю, как недоверие ко мне и подозрение в соучастии с лицами, совершившими преступление.

Расскажите, как все было на самом деле?

- Еще в апреле месяце мне позвонили с прокуратуры Киевской области и сообщили о том, что в с. Погребы Киевской области прокуратура проводит следственные действия в рамках расследования незаконной добычи песка. Сказали, что там находится депутат Константиновский с группой неизвестных лиц, которые мешают проведению следствия. При этом, сам Константиновский требовал прекратить любые следственные действия, угрожая поддержкой замгенпрокурора Сакварелидзе. Я дал распоряжение открыть по данному факту уголовное производство.

На следующий день на совещании у генпрокурора Сакварелидзе заявил, что сотрудники прокуратуры и милиции в Погребах "наезжают" на честных бизнесменов, ссылаясь на какую-то информацию Константиновского. Я ему сказал, что поручил начать досудебное расследование и Константиновский будет привлечен к уголовной ответственности. Хочу отметить, что в тот момент мои подчиненные расследовали уголовное производство по экс-замминистру внутренних дел Сергею Чеботарю и незаконной добыче песка в Бориспольском районе. Легализация этого песка происходила через подразделения МВД. Схема отмывания такая: добывается незаконно песок, налоговая служба Бориспольского района признает это песок бесхозным и передаёт легальной структуре, которая в свою очередь перепродает другим.

Теперь касательно той операции. В то воскресное утро мне позвонил начальник главка ГПУ и сообщил о нападении на помещение, с привлечением подразделения СБУ "Альфа". Я сразу же позвонил начальнику СБ Украины Грицаку, который сообщил, что вопрос привлечения спецподразделения инициировало руководство Генпрокуратуры. Я находился в недоумении и непонимании ситуации. В холле помещения на Борисоглебской я увидел вооружённых автоматами людей. На вопрос, почему они находятся в охраняемом Государственной службой охраны помещении ответили, что явились со следователем для проведения обыска в кабинете заместителя начальника ГСУ генпрокуратуры Шапакина.

Мне представился следователем сотрудник прокуратуры. Я поинтересовался наличием у него судебного решения на проведение обыска. Следователь сказал, что разрешения суда у него нет, но замгенпрокурора Сакварелидзе вместе с подразделением СБУ направил его сюда, а постановление должен вынести процессуальный руководитель.

Я лично завёл следователя и понятых в служебный кабинет Шапакина, позвонил Давиду и попросил приехать ко мне на ул. Ризницкую. Примерно через полтора часа он мне перезвонил и сказал, что Шапакин с Корнийцом подозреваются в получении взятки, а я их покрываю тем, что порвал служебное удостоверение следователя, который проводил обыск на Борисоглебской и угрожал ему увольнением. При этом подчеркнул, что взятку получили за известные мне события связанные с нардепом Константиновским. Я обратил внимание Давида не недостойное поведение и потребовал, чтобы он немедленно явился ко мне. Через пятнадцать минут он зашёл ко мне в кабинет с извинениями, утверждая, что его неправильно информировали о моей роли в событиях на Борисоглебской.

Я думал, что инцидент исчерпан. Однако на следующее утро журналисты написали о том, что я покрываю коррупционеров, разорвал удостоверение следователя и вообще всех находившихся на месте уволил. То есть написали словами Сакварелидзе. Я вызвал его к себе и попросил опровергнуть эту информацию на его странице в Facebook. Но он этого не сделал до сегодняшнего дня. Вывод следующий - он собрал нужных людей для того, чтобы опубликовать недостоверную информацию обо мне и таким образом дискредитировать руководство Генпрокуратуры. Само дело Корнийца и Шапакина я не изучал. О специальной операции доложил Президенту.

Теперь по поводу того, что якобы Шапакин и Корниец близки со мной - большего вранья я не слышал. Ни с одним из них на бытовом уровне я не общался. А говорить о моей близости с ними вообще неэтично. У меня нормальная ориентация (смеется – ред.).

Уголовное производство по факту захвата здания ГСУ Генпрокуратуры еще расследуется?

- Уголовное производство было закрыто 6 июля.

Станет ли Сакварелидзе будущим генпрокурором?

- Я не думаю, что он этого хочет. На мой взгляд, эта группа ненадолго здесь.

Скажите, была ли проведена экспертиза касательно изъятых у Корнийца бриллиантов?

- Насколько я знаю, следователи назначали экспертизу этих бриллиантов. Экспертиза показала, что это осколки и общая стоимость их - 701 доллар. Но когда вносилась апелляция по залогу Корнийца, то прокурор использовал копию заключения эксперта, но убрал из её текста стоимость, а это целый абзац. Адвокаты Корнийца обратились по факту подделки документа и прокуратура начала расследование по статье 366 Уголовного кодекса.

Вернетесь ли Вы на работу в органы прокуратуры в будущем?

- Я для себя такой возможности не исключаю.



Архив
Новости

ok