подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

​Давид Сакварелидзе: Мы будем изучать и обнародовать все семейные и родственные связи всех прокуроров

Заместитель генерального прокурора Украины Давид Сакварелидзе уже в 27 лет занял аналогичную должность в Грузии. Он также был прокурором Тбилиси. Подавал заявку на участие в конкурсе на должность главы Антикоррупционного бюро, но Президент Петр Порошенко назначил его в Генпрокуратуру, дав ему украинское гражданство. Зона ответственности грузино-украинского прокурора — реформа прокуратуры, всей ее системы. За время небольшого отрезка времени на должности замгенпрокурора Сакварелидзе столкнулся с серьезным сопротивлением системы. Его имя неоднократно упоминалось в конфликте с бывшим заместителем генерального прокурора Владимиром Гузырем. Но при этом сам Сакварелидзе отрицает любые конфликты в ведомстве. Не секрет, что замгенпрокурора взялся ответственно за работу по реформированию органов прокуратуры. Удастся ли ему довести ее до логического завершения, покажет только время, но уже сейчас можно говорить, что "старые волки" прокуратуры будут любыми средствами ломать планы Сакварелидзе, дабы удержаться при власти.

В интервью "Українським Новинам" главный реформатор прокуратуры рассказал о взаимоотношениях с руководством ГПУ, о своих амбициях, о том, будет ли он генпрокурором и кому выгодно сорвать тестирование местных прокуроров.

Отставка Гузыря с должности первого замгенпрокурора - это ваша победа?

- Я бы так не сказал. Моя победа будет тогда, когда люди будут довольны работой прокуратуры и сами прокуроры будут довольны своей работой, уровень доверия к ней повысится. Со всеми замами у меня рабочие, деловые отношения во благо этой цели, для того я и работаю в Украине. Ни один из нас не занимает в прокуратуре свою должность по наследству, чиновники меняются и я тоже не буду вечно здесь работать.

Конфликт с Гузырем у вас был?

- Я бы не сказал, что у меня были какие-то конфликты. Были разные взгляды и разные подходы. Он был более консерватором, у меня другие взгляды.

Ему предложили уволиться или он сам не выдержал давления и уволился?

- Я не знаю этого.

Скажите, после смены Гузыря на Севрука, у вас с новым замом нормальные отношения, учитывая, что недавно он заявил о служебном расследовании по поводу подготовки к тестированию?

- У меня с ним не было много соприкосновений, так как он на этой должности работает не долго. Конечно, лучше если бы заместители общались не языком пресс-конференций, а посредством рабочих и деловых встреч. Я надеюсь, что он тоже будет помогать и участвовать в реформе.

Я заметил тенденцию, что как только генпрокурор Виктор Шокин куда то уезжает или уходит в отпуск, в Генпрокуратуре сразу же какие-то скандалы происходят.

- В Генеральной прокуратуре всегда разные процессы происходят. С тех пор, как я работаю в прокуратуре, всегда что-то происходит. Есть генеральный прокурор на месте или нет, всегда что-то происходит.

Вы чувствуете поддержку Виктора Шокина в своей работе?

- Вы знаете, Виктор Николаевич много лет проработал в прокуратуре, он достаточно консервативно смотрит на многие вещи, но он пытается понимать. Понятно, что если бы я столько прослужил в прокуратуре, у меня такие же взгляды были бы.

Давид, скажите, о ходе той скандальной операции по задержанию так называемого "бриллиантового прокурора" знал ли генпрокурор или его первый зам Гузырь?

- Гузырь был в курсе, когда началась операция. Генпрокурор не был в курсе, он был за границей и я не хотел по открытой линии с ним связываться и вводить его в курс дела. Все было по закону.

На ваш взгляд, реально ли привлечь к ответственности подозреваемых во взяточничестве экс-прокуроров Шапакина и Корнийца? Какая судебная перспектива?

- Прокуратура будет четко отстаивать свою позицию в судах, наши позиции очень крепкие в этом направлении. Мы на 100% уверены, что они виновны. Я думаю, что мы добьемся реального срока наказания для них.

Планируются ли в ближайшее время подобные этой операции?

- Да, планируются. В системе прокуратуры мы ежедневно работаем с такими преступлениями. По одним информация подтверждается, по другим наоборот. Я вам даю обещание, что несмотря на статус и ранг чиновников они будут привлекаться к ответственности.

Вы недавно призвали бизнесменов не бояться и обращаться к вам о фактах вымогательства со стороны прокуроров...

- И еще раз обращаюсь - не вестись на вымогательства и обращаться в Генеральную инспекцию.

Много таких обращений поступило уже?

- Да, много. К сожалению, не хватает ресурсов. У нас пока всего лишь семь следователей. Мы будем просить генерального прокурора об увеличении штата хотя бы на несколько следователей. Мы хотим, чтобы у нас был свой секретный отдел, так называемая режимно-секретная часть.

Среди обратившихся к вам бизнесменов, есть известные и крупные?

- Есть и крупные бизнесмены и средние.

Были случаи, когда народные депутаты обращаются?

- Да, были. И представители коалиции, и отдельные другие депутаты. В основном они обращаются о незаконности действий. Очень редко бывает, когда они готовы участвовать в оперативной обработке, реализации оперативной информации, когда происходит контрольная передача взятки и так далее. Приходится уговаривать заявителя, чтобы они шли на сотрудничество, многие из них до сих пор боятся.

Не боятся ли вас сами же прокуроры?

- Это их нужно спрашивать. Моей целью не является то, чтобы меня любили. Главное, чтобы уважали ту работу, которую мы делаем и главное, чтобы нам удавалось добиваться результатов. Любить тебя должны в семье, близкие друзья и так далее.

Вернемся к тестированию кандидатов в местные прокуроры. Севрук недавно заявил, что по этому направлению проводилось служебное расследование и ни один научный сотрудник профильных вузов не принимал участия в его разработке, вы же наоборот сказали...

- У меня есть конкретный список, который предоставила международная организация по сотрудничеству в сфере борьбы с коррупцией. Они разрабатывали эти тесты вместе с профессорами. Я еще раз повторяю, неправильно, когда первый замгенпрокурора по таким вопросам проводит служебные проверки. Все такие вопросы я готов решать на встречах, деловых обсуждениях, как обычно происходит в любой стране, другом государственном или частном учреждении. Так должна работать прокуратура.

Этот вопрос уже решен, нужно двигаться вперед. Так что тесты - это наименьшая проблема и угроза для прокуратуры, главная угроза - коррупция. Мы должны будем глубоко изучить родственные связи, например, прокурорских работников, потому что фактически у всех должностных лиц их близкие родственники также работают в прокуратуре на местном или региональном уровне. Конечно, их интересует и волнует результат. Я не хочу углубляться в этот процесс, но поскольку нам все равно придется это сделать - мы будем изучать и обнародовать все семейные и родственные связи всех должностных лиц прокуратуры Украины.

Я правильно понимаю, что если вам будут мешать в реформировании органов прокуратуры, то вы будете бороться теми же методами?

- Невозможно этому помешать. Как может помешать, к примеру, замгенпрокурора Президенту Украины? Эту реформу курирует Президент. Я буду работать до конца и отступать не собираюсь.

Во время реформирования, постоянного давления общественности, конфликтов в системе, у вас не возникало желания бросить все и уйти?

- Нет, не возникало.

Когда будет запущен первый этап тестирования кандидатов в местные прокуратуры?

- Я думаю, что к 5 сентября мы сможем запустить уже первый этап.

Когда мы сможем увидеть первых местных прокуроров?

- К середине декабря, образно 15 декабря мы уже сможем увидеть новые местные прокуратуры со своими работниками и руководителями. Будет 700 руководителей и общее количество сотрудников районных прокуратур сократится с 8 до 5,5 тыс. человек.

Среди кандидатов в местные прокуратуры много сотрудников из системы?

- Где-то 40% из системы. 6 тыс. кандидатов всего и где-то 3 500 не из системы. Это говорит о том, что есть энтузиазм в Украине.

Почему конкурс проводится только касательно районных прокуратур, а как же областные?

- Я лично противник того, чтобы на должность областного прокурора объявлять конкурс. Должность областного прокурора - это мотивация для прокуроров, которые ниже рангом и для работников Генпрокуратуры.

Как вы оцениваете деятельность патрульной полиции в Украине?

- Они уже создали контраст, что оказывается, у полиции может тоже появиться светлое будущее. Им нужно время, чтобы они совершенствовались. Нам будет сложнее, так как патрульного полицейского легче обучить, чем найти качественного прокурора.

После нового распределения полномочий, замгенпрокурора Касько дали больше полномочий. Вы с ним вместе будете работать?

- Я с Виталием одна команда, мы прекрасно друг друга понимаем, и я буду всячески его поддерживать. Я думаю, что он будет работать эффективно.

Скажите, те уголовные производства, которые были начаты против ваших подчиненных в связи с расследованием дел по Корнийцу и Шапакину, еще расследуются или уже прекращены?

- Там было несколько дел, три или четыре.

Вы видите себя Генеральным прокурором?

- Нет. Я исключаю это. У меня совсем другие задачи. Поддержка общества не означает, что ты должен стремиться к карьеризму. У нас есть генпрокурор. Я готов работать и с Виктором Николаевичем, и с любым другим, кто будет проводить реформы и поддерживать этот курс.

Если бы Вы были генпрокурором, чтобы Вы изменили в первую очередь?

- Наверное, был бы намного радикальнее. По-другому выглядела бы численность и оптимизация структуры прокуратуры, стандарты.

Недавно, губернатор Одесской области Михаил Саакашвили порекомендовал украинским девушкам присмотреться к вам, как к перспективному жениху...

- Он пошутил. Он прекрасно меня знает и все переживают, что я до сих пор не женат.

Вы уже присмотрелись к кому-то из украинских девушек?

- В Украине сложно определиться, слишком большой выбор в этом плане.

Как Вы оцениваете подход к работе Саакашвили в Украине?

- Он очень много сделал в Грузии, поднял экономику. Если ему дадут рычаги влияния на таможню и контроль над портами, он покажет куда пойдут деньги. Народ увидит новые дороги, инвесторов, безопасность в регионе. Он этого добьется. Саакашвили неординарный политик, он не обычный губернатор.

Он к вам обращается по поводу коррупции или других вопросов?

- Я с ним ежедневно общаюсь, мы обсуждаем много важных тем.

Есть ли у него шанс стать будущим премьер-министром?

- Не готов комментировать это. У всех политиков есть определенные шансы идти вперед куда-то. Михаил очень четко нацелен на результат, вслепую он не пошел бы на эту должность.



Архив
Новости