Начальник милиции Одесской области Георгий Лорткипанидзе: «Через 6 месяцев здесь уже все будет иначе»

В Украине всегда некоторые города были чем-то большим, чем областные центры. Cначала Днепропетровск, потом Донецк. Сейчас такой город – это Одесса, ключ к украинскому Причерноморью.И не зря он не перестает оставаться мишенью террористических атак пророссийских боевиков. Одесса – это основной украинский курорт после потери Крыма. Губернатор Одесской области Михаил Саакашвили – несомненно более чем, просто губернатор на украинской политической сцене. Очевидно, что при нем Одесса должна стать витриной для показа реформаторских успехов команды грузинского экс-президента. Именно команды,поскольку Саакашвили получил у Президента Порошенко карт-бланш, и его пожелания учитываются при назначении ключевых управленцев области. К таким должностям, бесспорно, относится и руководитель милиции области, тем более области с высокой террористической угрозой. И эту должность занял один из руководителей грузинских правоохранительных органов времен президентства Саакашвили, экс-замминистра внутренних дел Грузии Георгий Лорткипанидзе. Через месяц после назначения он рассказал Українським Новинам о своих впечатлениях от Одессы, проблемах одесской милиции, планах по ее реформированию и о ходе расследования самых громких уголовных дел столицы украинского Причерноморья.

Насколько Вы уже адаптировались в Одессе?

Еще не полностью адаптировался, но уже ознакомился с ситуацией, ведь прошел уже почти месяц. Ситуация сложная, но если работать и иметь волю, то можно что-то изменить с помощью тех людей, которые действительно хотят, чтобы были реформы. У граждан есть ожидания, что что-то изменится и улучшится ситуация. Это меня здесь держит и дает силы для работы.

Где легче работать – в Украине или в Грузии?

В Грузии для меня легче, потому что это моя страна, я знал проблемы, которые там были, я работал 20 лет я в структуре грузинских правоохранительных органов. В Украине же мне надо сразу овладеть ситуацией, ознакомиться с проблемами и решить их. Здесь нет времени на раскачку и нужно сразу же вести себя очень решительно.

В Грузии все проще и быстрее решают. У нас не было такого, чтобы оперативные сотрудники какую-то информацию приняли, но потребовалось значительное время на решение вопроса. В Украине пока еще очень много бюрократии.

Вы как-то используете грузинский опыт?

- Конечно, в Грузии мы тоже сталкивались с этими проблемами в 90-х годах. Знаем, что такое коррупция и как она губит страну, губит народ. Но мы в Грузии начали и дошли до того, что в последнее время, по крайней мере, , это была спокойная страна, потому что не было криминала, не похищали людей, не было угонов машин, заказных убийств. Сейчас мне это все заново предстоит этого добиться.

Как вы оцениваете уровень преступности в Одессе? Есть ли уже какие-то изменения с тех пор, как вы заняли эту должность?

- Я не сказал бы, что в Одессе высокий уровень преступности, в Одессе высокий уровень коррупции.

Изменения уже есть в том плане, что в городе уже нет воров в законе, но присутствуют те, кто был их правой рукой. Мы работаем, чтобы снизить уровень криминала.

Какие проблемы вы для себя очертили? Какие первоочередные сейчас задачи?

Коррупция – это наш враг №1. Если мы не победим коррупцию, то мы не победим преступность, криминал. У нас не будет никакого доверия граждан. Люди не должны бояться милиции. Они должны свободно приходить в милицию и знать, что здесь им окажут помощь. Мне очень обидно, когда я сталкиваюсь с ситуацией, что граждане со своими проблемами звонят в общественные организации – Самооборону, Майдан и т.д. Потому что им больше верят, чем милиции. Люди знают, что те денег у них не возьмут. А милиция придет и постарается что-то показать и договориться.

Это очень плохая ситуация. Я даже где-то не ожидал, что может быть такое. Одна схема работает: милиция-прокуратура-суд. Человека могут так раздеть, что никто ничего не поймет, и никто ничего не докажет. Потому здесь делают деньги, где только можно.

Единственное что ГАИ больше не берет деньги. Может, есть только один или два случая.

Но преступность и коррупцию победить можно. Проблема в том, что здесь не верят, что такое может произойти. Люди считают это нереальным.

Хороший пример, гаишники здесь не могли расстаться с жезлом. Я им сказал, что жезлы нужно убрать, потому что это символ коррупции: один мах - 200, 500 гривен. Сказал, что жезлы никто не использует, это рудимент 60 - 70-хх годов.

Здесь уже и автомобилисты так привыкли платить, что когда мы их останавливали, они выходили из машины с 200 гривен в документах. А потом пошел слух, что стали сажать и тех, кто дает деньги и как-то так этот вопрос я решил.

Много ли уже сотрудников милиции уволено за коррупцию?

Да, и не только уволено, дела идут в прокуратуру и в суды. И это касается не только милиции, но и чиновников. Вчера замначальника управления культуры горсовета взяли за взятку в 5 тыс. долларов. По-моему 8 или 9 сотрудников мы посадили. Но только наших сотрудников - милиции, чиновники отдельно.

Чиновников ОГА уже после назначения Саакашвили уже ловили на взятках?

Сейчас работаем.Источник: odessamedia.net

Источник: odessamedia.net

Еще одна проблема - контрабанда в порту. Будет ли милиция предпринимать какие-то шаги, если да, то какие?

Милиции я запретил внутрь заходить на территорию таможни. Ранее ходили внутри таможни деньги зарабатывали. Но если нужно задержать контрабандиста – то за таможней надо поймать, а не внутри. Это тоже самое, если в магазине что-то берешь и там тебя будут арестовывать еще до кассы. Внутри магазина ты ничего не украл, уже за кассой нужно спрашивать.

Информация есть. Надо разработать ее, анализ сделать. Всю информацию, которая есть, я получаю от граждан. Ее очень много. Я это считаю своим успехом.

Но, у меня в подчинении 10 500 человек , и я не помню, чтобы хоть один сотрудник зашел и сказал: вот у меня такая информация есть. Все я узнаю от граждан.

Еще мне очень помогает компьютер. То, что не говорят и скрывают от меня милиционеры, я читаю в «Фейсбуке» и потом сам звоню пострадавшим и спрашиваю, что случилось.

Потому что реально здесь все врут. Говоришь, объясняешь, замечания делаешь, из кабинета выходят и тоже самое творят. Как было с директором Одесского кинофестиваля. Я нашел его телефон и звонил ему сам. Спрашиваю следователя: где пострадавший? Он мне говорит – в Киеве. А пострадавший говорит – я в Одессе. Потом я отправил домой этого сотрудника.

Сам поехал в отделение, нашли водителя (виновника ДТП – ред.) и вычислили этих сотрудников милиции (что его прикрывали – ред.), на них сейчас уголовное дело.

Здесь самая большая проблема - это сотрудники милиции сами. Сейчас вот машины угнали, я беру телефон и звоню пострадавшим, потому что нормальную информацию от сотрудников не могу получить. А людям как объяснишь? Они ждут, что что-то изменится.

- Как вы оцениваете уровень террористической угрозы? Может ли дойти до летальных случаев или цель организаторов взрывов просто запугать?

- Я думаю, что террористические акты случаются во всех странах. Мы очень тесно работаем с СБУ, каждый день обмениваемся информацией, где необходимо помочь друг другу. И я думаю, что здесь должны все вместе работать. Не в кабинете сидеть, а встречаться, созваниваться и все эти вопросы решать. Угрозы есть, ведь в стране военная ситуация.

- В Одессе несколько группировок действует или одна?

- Не думаю, что одна. Эти группы разделяются. Мы владеем информацией и держим ситуацию под контролем. Все взрывы, которые были, они раскрыты.

- Даже последние?

- Да. Тот заказной взрыв, что был возле кафе («У Ангеловых» – ред.) раскрыт. Есть информация кто это сделал.

- Безопасно ли ходить на футбольные матчи, которые снова проходят на стадионе в Одессе?

- Да, безопасно.

- А какие-то дополнительные меры безопасности в городе сейчас вводятся?

- Нет, нет, не нужно пугать народ. Такое во всех странах случается, в Америке, у нас в Гурзии тоже было несколько таких взрывов. Не надо жить в страхе и ожидании, что что-то будет. Главное, что мы знаем, что такое может случиться и поэтому всегда должны быть готовы.

- По 2 мая. Вы обещали родственникам погибших усилить охрану на заседаниях суда? Предприняты ли уже меры, если да, то какие?

- Есть две стороны Для нас главное, чтобы это не перешло в драку и стрельбу. Когда знаем, что будет суд, отправляем туда столько людей, сколько знаем, что туда придет с обеих сторон.

Я встречался и с одной стороной и с другой. Я им объясняю, что все вопросы можно решить мирным путем. Что было 2 мая, они лучше меня знают, это было на их глазах. Если они не хотят, чтобы это было еще раз, надо как-то сесть и поговорить – если не могут напрямую между собой, то я им говорю – давайте через меня. Потому что по-другому не получается.

- Как идет расследование убийства милиционера на Трассе Здоровья? Есть ли уже какие-то подвижки?

- Я всем сказал, что раскрыть это преступление – вопрос чести, потому что погиб наш сотрудник. Мы все сделаем для этого. Есть рабочие версии, которыми мы занимаемся. Постараемся, чтобы в ближайшее время преступник был задержан.

- Завершена ли уже чистка в облУВД?

Источник - odessamedia.net-

Источник: odessamedia.net

Что касается коррупции, то не сказал бы, что чистка завершена. То, что они десятилетиями делали - сразу же за месяц они не прекратят. Но они боятся, а это уже результат. Потому что здесь такие схемы работали, что я сразу не могу их прекратить.

Для меня самая большая проблема, что тех ребят, патриотов, которые со мной работают, вызывают и говорят, что через месяц или год мы снова придем, зачем ты сейчас так делаешь, потом у тебя проблемы будут - пугают.

Есть те, которые реально боятся. Думают, что мы уйдем, а они останутся и получат проблемы.

Кто их запугивает? Коллеги или какие-то криминальные элементы?

- Нет, если бы криминальные элементы, то было бы легче. Это коллеги и сотрудники других структур. Последние недели, дни есть люди, которые хотят что-то изменить, они приходили и говорили: «Да, товарищ генерал, нам тоже такое говорили, но мы хотим работать». То, что сотрудники приходят и сообщают о давлении - это уже результат.

Я им отвечаю, что да, ребята, может я и уйду когда-нибудь. Может быть через год, а может и через 5 лет. У меня договора с Президентом не было, на сколько именно я останусь.

Он меня спрашивал: «На сколько ты приехал?». Я ответил, что я уже гражданин Украины и останусь настолько, насколько это будет считать нужным Президент. Я им говорю сотрудникам, что когда я уйду, то останутся здесь те ребята, которые действительно принимали участие в реформах. Я не смотрю на стаж, я хочу, чтобы работали честные, порядочные ребята, которые никогда не возьмут денег и не вернутся в 80-е годы

- Сколько сотрудников уже уволены из милиции с вашего прихода?

- Все начальники управлений и их заместители в городе – все уволены. Начальников райотделов в Одессе поменяли. Всех руководителей в главном управлении поменяли, сейчас переходим на другие районы. Эти изменения до сих пор идут. Сегодня тоже 3 сотрудников уволили

Источник - 112.ua

Источник - 112.ua

Я когда приехал, сказал: «Ребята, вы лучше знаете, чем вы занимались, но я не спрашиваю, что вы делали вчера, я буду смотреть, что вы сделаете завтра, требовать и контролировать. Если хотите работать со мной и в милиции – оставайтесь, если нет - увольняйтесь. Если хотите денег – идите в бизнес. Я знаю, что низкая зарплата, но это не оправдание, чтобы делать деньги.»

Да и какая низкая зарплата, посмотрите на любого – их дома и машины, как они живут. Никто из них на низкой зарплате не жил. Но сейчас - придется.

Бензин и все остальное, что нужно для нормальной работы я обеспечу. И не за счет т какого-то олигарха, а за счет министерства и государства.

- Заместителей еще будете назначать?

- Нет, заместители пока есть. Если они покажут себя, то останутся, если нет, то у меня ни перед кем долгов нет – могу их уволить в любое время. Я от всех жду результата. Если он будет, то их ждет повышение в должностях.

- Когда в Одессе заработает патрульная полиция? Если уже конкретная дата?

- Насколько я знаю, в конце августа. Примерно 25 августа. Последняя информация такая. Этим занимается министерство.

- Где вы живете в Одессе?

- Когда я в первый раз приехал в город, то мне предлагали ночевать в гостиницах и частных домах. Потом один человек через моего друга предложил мне жилье. Я даже поехал и квартиру посмотрел. Но когда мне дали визитку и я увидел кто он такой, то сразу сказал – нет.

Где-то 5 недель я ночевал здесь . А я нашел маленький санаторий, плачу 7500 гривен в месяц. Скромный домик.

- Вы для себя ставите определенные сроки для достижения результатов? Сколько это, год?

- Нет, какой год. Через 6 месяцев здесь уже все будет иначе.

- В чем иначе? Коррупцию искорените?

- И с коррупцией разберемся, и будут работать новые люди, новые сотрудники. Тогда граждане скажут, что вот это уже совсем другая милиция. Самое главное поднять доверие к милиции, чтобы они не звонили в общественные организации, потому что именно милиция их должна защищать и наводить порядок.

- То есть 6 месяцев это максимум?

- Это максимум. Обещаю.



Архив
Новости

ok