Интервью 2016-12-06T05:07:57+02:00
Українські новини
​Предправления Альфа-Банка: украинцев нужно приучить к гривневым сбережениям и безналичным расчетам

​Предправления Альфа-Банка: украинцев нужно приучить к гривневым сбережениям и безналичным расчетам

Лето, Львов и джаз. Последние 5 лет эти слова уже стали практически синонимами благодаря ежегодному проведению международного музыкального джазового фестиваля. В 2010 году идейным вдохновителем этого мероприятия стал один из уроженцев Львова и известный международный инвестор - Михаил Фридман. Без спонсорской поддержки миллиардера и его Альфа-Банка существование данного мероприятия было бы невозможным.

"Українські Новини" пообщались с председателем правления украинского Альфа-банка - Викторией Михайле о проведении Alfa Jazz Fest, о том, как банк справляется с кризисом и о сотрудничестве с Фондом гарантирования вкладов.

Альфа Джаз Фест 2015

Недавно состоялся 5-й юбилейный "Альфа Джаз Фест". Ваш банк традиционно выступил генеральным спонсором. Сколько потратили на организацию такого масштабного мероприятия?

Этот проект очень масштабный и я сегодня не готова называть точную цифру его стоимости. Эксперты оценивают фестиваль в сумму не менее 5 миллионов долл США. Для нас в первую очередь важны качество проекта и его социальная значимость для страны. 5 лет назад у нашего главного акционера – Михаила Маратовича Фридмана, уроженца Львова – города, где живут его родители, – появилась идея проведения этого фестиваля. Помимо любви к Украине, он еще очень любит джаз. И вот 5 лет назад у него появилась идея создать действительно что-то знаковое в Украине, что-то такое, что будет притягивать и умы, и таланты. Тогда Альфа-Банк действительно был единственным генеральным спонсором, и этот фестиваль делался исключительно нашими руками. За последние 3 года фестиваль стал значимой международной платформой, у него есть организаторы, компания "Леополис Джаз", они и приглашают хедлайнеров фестиваля. "Леополис Джаз" аккумулирует взносы всех спонсоров, на сегодня их около 30, из них 4 – генеральных спонсора. Компания ведет и сопровождает фестиваль, и это большая и сложная работа. Могу сказать, что для Альфа-Банка это не только спонсорский взнос на фестиваль. Для нас это масса благотворительных проектов, которые мы делаем для Львова. В этом году в парке Хмельницкого, где стояла основная сцена, мы установили детскую площадку, а средства, которые были собраны во время фестиваля, были направлены во Львовскую больницу, где проходят реабилитацию наши военные.

Михаил Фридман

Фестиваль можно рассматривать исключительно как социальный проект? Можно ли говорить о том, что банк может заработать на нем?

Это социальный проект. Банк не ставит себе цели на нем заработать. Для нас это вклад в культурную и духовную жизнь страны, от которого мы получаем скорее косвенные выгоды. На фестивале мы проводим много встреч с нашими клиентами и партнерами. Также мы наблюдаем приток клиентов в банк после фестиваля. Мы показываем свой банковский продукт, говорим о своем сервисе и услугах на встречах, а многие люди узнают о банке, просто прогуливаясь улицами Львова.

На фестивале был ряд очень известных политиков, представители Нацбанка, главы разных регуляторных органов. Сами они покупали билеты, или вы способствовали?

Все чиновники выкупали билеты сами. Были трудности с покупкой билетов, так как они были раскуплены за 1,5 часа после открытия продажи на сайте. И все, в чем мы содействовали, - это покупка билетов, как только освобождались места. В этом году мне понравилось, что люди туда ехали не только после нашего приглашения, а сделав запрос на него еще зимой и весной. Ехали ради самого события, полюбив его за эти годы. В предыдущие годы гостем на фестивале был господин Порошенко с семьей, члены его семьи приехали к нам и в этом году. Господин Ложкин с супругой приезжает на фестиваль уже несколько лет, не только в статусе главы Администрации. Среди гостей фестиваля – известные бизнесмены, послы, чиновники, любители джаза со всей Украины и из-за рубежа. Фестиваль все эти годы проходит при активной поддержке мэра города господина Садового, за что мы очень благодарны. Для нас все гости, независимого от их статуса и узнаваемости, желаемы и ценны. Я искренне считаю, что на сегодняшний день фестиваль стал одним из самых ярких летних событий в жизни страны, куда хочется приехать.

Кто из исполнителей вам лично больше всего понравился?

Мне каждый год кажется, что ничего более яркого ожидать уже невозможно. Но в этом году меня потрясли все. Консультационный совет и организаторы продолжают удивлять уровнем хедлайнеров. Когда я смотрела и слушала Хироми, то подумала, что она – человек-космос, музыкант совершенно невероятной энергии. Последний день на фестивале для меня был однозначно самым разрывным.

На фестивале активно использовалась технология PayPass. Какие перспективы вы видите у PayPass в Украине и насколько вы сами активно ее используете?

Мое мнение, что это технология будущего. Я сама активно пользуюсь PayPass, но когда в прошлом году я попыталась рассчитаться часами в магазине, то думала, что меня выведут оттуда с охраной. Кассир долго спрашивала, что вы делаете, когда я приложила часы к терминалу. И хотя я пыталась объяснить, что это новая технология, замешательства избежать не удалось. Я считаю, что бесконтактные технологии – это удобно и безопасно. Я думаю, что, так или иначе это то, к чему мы идем: мобильный банкинг, электронные деньги и мобильная коммерция. По статистике пока у нас нация любит и доверяет больше наличным деньгам. Мировая культура расчетов совершенно иная. Я полагаю, что постепенно мы должны приобщать нацию к безналичной культуре расчетов. В прошлом году Кабмин хотел ограничить наличный оборот со 150 тыс. гривен до 18 тыс., и я считаю это правильным решением. По моему мнению, такая новация нужна нашей финансовой системе и будет способствовать выходу ее из кризиса. Да, это привело бы к необходимости расширения инкассации, снабжению всех терминалами и прочее, но это стратегически верный ход.

Сотрудничество с Фондом гарантирования вкладов

Альфа-Банк является активным банком-агентом Фонда гарантирования вкладов. Вы выплачивали ряду крупных банков, таким как VAB Банк и Имэксбанк. Могли бы рассказать, как происходит отбор банка для выплаты конкретному финучреждению?

Есть целая процедура, как стать агентом Фонда. Фонд работает только с теми банками, которые строго чтят законодательство и нормативные требования Нацбанка. Кроме этого, важно наличие у банка прозрачной структуры баланса, структуры собственности, разветвленной региональной сети. У нас, например, сеть небольшая, однако год или два назад мы под выплаты Фонда предложили на тот момент уникальную технологию – карту, куда средства вкладчика зачисляются моментально. Мы давали клиенту выбор: карта или кэш. Когда люди попадают под выплаты их вкладов через Фонд, они, естественно, расстроены и обижены на всех вокруг. В начале нашего пути у коллег из Фонда было опасение, что клиенты не захотят выплаты на карту, и будут жалобы. Однако мы сделали с Фондом пилот на маленьких банках, посмотрели, как это работает, и все остались довольны, прежде всего, клиенты.

Относительно того, как внутри Фонда аккредитуют банки, сказать не берусь, так как это исключительная прерогатива Фонда с четко прописанной процедурой. Мы на это влиять не можем. Мы работаем четко в законодательном и технологичном поле, позволяющем качественно выполнять функцию банка-агента фонда.

Какая доля выплат Фонда гарантирования вкладов оседает в среднем на депозитах Альфа-Банка?

У нас достаточно существенная часть оседает на депозитных счетах. Могу сказать, что мы довольны коэффициентом удержания. Если говорить о депозитах, то уровень удержания до 40%, если говорить о текущих счетах, то уровень может быть выше. Цифры очень волатильны, поскольку клиенты могут, как снимать, так и переразмещать эти средства в Банке. Главное другое. Клиенты проблемных банков, выведенных с рынка и получивших выплаты через Альфа-Банк возвращаются к нам за новым сервисом и продуктов. А значит возвращается доверие к системе.

Как считаете, имеют ли выплаты Фонда влияние на валютный курс?

Какое-то влияние на рынок этих денег есть. Я хочу сказать о другом. Если верить тем макро прогнозам, которые озвучивают эксперты, инфляция в следующем году будет не выше 13%. Это должно быть сигналом для всех, что сейчас правильно вкладывать в гривну. Тем более, если мы видим в прогнозе МВФ и НБУ стабилизацию курса на уровне установившегося сегодня, а на следующий год я уже видела прогноз курса на уровне 24,5 UAH/USD. Я считаю, что это сигнал. Ведь, так или иначе, люди будут искать форму сбережения своих денег. Лично я считаю, что нацию нужно приучать хранить сбережения в валюте своих доходов. В гривне! Могу сказать, что по ряду исследований мы видим небольшое выравнивание по оттоку вкладов из системы и стабилизацию ситуации.

В вашем банке произошла стабилизация ситуации с депозитами?

У нас идет приток вкладов, и в отличие от многих наших конкурентов, мы никогда критично не оттекали. Самым критичным месяцем был сентябрь прошлого года, а потом либо ровная картина, либо рост. Риска оттока гривневых депозитов в глобальном смысле уже нет, ведь все, кто в банки ходили каждый день как на работу, снимая по 150 тыс. в день, - все уже ушли под матрацы и в сейфы. И они понемногу начинают возвращаться в банки. Если еще что-то оттекает, то это валюта. Ведь почему пока инициативы коллег из Нацбанка по снятию ограничений приостанавливаются Международным валютным фондом? Потому что все боятся резкого и неуправляемого оттока валюты со счетов, которая осталась у крупных вкладчиков – у тех, кто держал сотни тысяч долларов, которые не хотят принимать валютный риск, и потому приходят в банк как на работу и снимают по 15 тыс. гривен в день в эквиваленте. Понятно, что по 500-600 долларов можно снимать депозит годами, поэтому этот тренд замедлился. Но есть и много крупных и мелких частных клиентов, которые не поддались панике и оставили свои деньги в банке, продолжая активное сотрудничество. Основная задача сейчас – это вернуть доверие и ушедшие деньги в систему. Это общая задача и банков, клиентов, и регулятора, и власти.

Но возврат денег в систему не будет же обеспечиваться ставками по депозитам 29-30%?

У нас в банке точно не будет. Относительно ставок. Я вчера смотрела одно исследование, и приятно было увидеть, что всего лишь 30% населения готовы нести деньги в банк на ставку. Мое мнение, что НБУ, Фонд должен предпринимать активные действия по борьбе с завышенными ставками через свои нормативные инструменты. Потому, что на сегодняшний день не работают рыночные агрегаторы: например, ликвидности в системе много – она вся на депозитных сертификатах НБУ. Именно поэтому регулятор сейчас начинает проводить аукционы для изменения этого тренда. Межбанковского рынка нет, никто никому деньги не одалживает. Соответственно в этой ситуации, когда я вижу у некоторых наших конкурентов ставки 29%, считаю, что здесь должны быть активные действия со стороны регулятора. Нацбанк и экономический блок правительства пытаются стимулировать экономику, но если мы не снизим порог ставок – ничего не будет. Есть предложения повысить налоги на доходы, полученные от размещения денег по нерыночным ставкам. Но это не сработает. Я наоборот полагаю, что вкладчики уже приняли логику обложения своих пассивных доходов, и я считаю верным ввести единую ставку для всех пассивных доходов. И возможно, понизить ставку по депозитам, сделав тем самым их более привлекательным, сбалансировав потери бюджета за счёт единой ставки по всем инструментам. Это важно сегодня для системы и экономики. Я поддерживаю эту инициативу Национального банка: перед Минфином на следующий год, а именно приведение доходности по всем инструментам: ценнобумажным, дивидендным, депозитным, - к единой ставке - 15%.

Поэтому дифференциации через налоги не должно быть. Это неверный механизм для регулирования рынка ставок. Надо использовать иные регуляторные механизмы. Очевидно же, что у банков с такими ставками проблемы с ликвидностью.

Как тогда снизить этот порог ставок?

Ввести дополнительные отчисления в Фонд с размера ставок, которые выше рыночных. Причем, в ситуации сегодняшней волатильности считать уровень рыночной ставки необходимо на среднемесячной основе, исключив из расчёта ставки банков, имеющих монопольное положение на рынке: крупнейший частный банк страны и государственный сберегательный банк. К примеру, банк "Х", который привлекает деньги под 30%, при среднерыночной 25, должен платить в Фонд дополнительные отчисления сверх излишнего уровня ставки – 5%. И эти отчисления должны рассчитываться с высоким поправочным коэффициентом. Его размер я сейчас не готова назвать. Его логика должна быть запретительной. Это будет стимулировать банки к установлению адекватных ставок, Либо ввести дополнительные требования к резервированию, - и только тогда совместными усилиями Нацбанка, Фонда, банковского сообщества мы будем как-то снижать ставки на рынке. Потому что ни одна нормальная компания с цивилизованным бизнесом кредит по 37% не возьмет, а я не дам.

Скажите, а в этом году отчисления банков в Фонд гарантирования увеличились?

Они остались без изменений по алгоритму расчетов. Были инициативы пересмотреть их, и я с большим уважением отношусь к новой команде Фонда, которая не согласилась на эти изменения, потому что дополнительные расходы в сегодняшний ситуации могли привести к тому, что банки-участники фонда, могли стать клиентами Фонда. Доходность банков и так сведена на нет в связи с резким увеличением кредитного риска из-за потерь в Крыму и на Востоке, экономического кризиса в стране. Я считаю, что там должна быть стабильная ставка отчислений с объема денег, привлеченных по рыночным ставкам и дополнительные отчисления тем, кто платит дорого. Причём участниками Фонда должны быть все банки, работающие на розничном рынке, без исключений. Новый проект закона это предусматривает.

На следующий год повышение планируется?

Мне сложно сказать. Я о такой инициативе не слышала. Сильно подняли ставку отчислений года два назад. И я помню, что на том нашем портфеле, у нас среднемесячные отчисления в Фонд выросли с 15 млн до 40 млн гривен. Больше размер ставки отчислений не менялся . И я думаю, что они пока все оставят как есть. Пополнять активы Фонда нужно не только за счет отчислений банков. Это не единственный источник формирования бюджета.

Возвращаясь к клиентам Фонда - был ли предметный интерес Альфа-Банка к активам неплатежеспособных банков?

Мы ко всем проявляем интерес. Мы очень интересующийся банк, но мы не будем брать дорого то, что стоит дешево. Мы смотрим практически каждый банк, который выходит из рынка. Как правило, нам интересны портфели. Нам интересен бизнес.

Портфель Дельта Банка интересен?

С портфелем "Дельта" пока еще есть вопросы, он пока как портфель не предлагается Фондом. Мы, конечно, заявлялись, и говорили, что нам этот портфель интересен, как и портфели других банков. Мы смотрим различные кейсы. Мы стратегически подходим к этому, мы должны купить и на этом заработать. Отчасти у Фонда другая задача, потому что им нужно продать выгодно/дорого для того, чтобы компенсировать часть своих расходов. Пока у нас ни одной партнерской сделки не было. Но и о других громких сделках я тоже не слышала. Фонд действительно сейчас предлагает интересные активы, надо их смотреть. Как бы ни было, на сегодняшнем сложном рынке, на котором мы сейчас находимся, расти можно только за счёт неорганики.

Если говорить о кредитах. Депутаты приняли скандальный закон 1558-1. Как полагаете, ветирует ли его Президент? Какие последствия он несет для банковской системы?

Этот закон - очевидный популизм, это очень неразумный, и политический, и экономический ход. Относительно вето Президента - я думаю, что вето будет наложено, Президент это четко заявил. Надеюсь, что и депутаты постараются не допустить выхода этого закона со стен Верховного совета, понимая все последствия его для банковской системы.

Относительно убытков, к сожалению, они огромны – это практически списание до 90% портфеля, если не больше. Но напряжение в обществе надо снимать. Еще в декабре мы с Независимой ассоциацией банков (НАБУ) выступили с инициативой урегулирования вопроса – меморандумом. Я считаю, что мы пошли путем социальным, и он справедлив. Я могу сказать, что реструктуризация, которая предусмотрена меморандумом - это и так 60-70% убытка, это тоже много. Кроме этого мы предлагаем заемщику различные программы реструктуризации. И каждый может выбрать приемлемый для себя вариант, если это конечно, не жесткое требование клиента конвертировать долг по курсу 5.05 или даже 8, а остальное простить. Такое требование не может стать компромиссным решением для сторон.

Что вы предлагаете?

Массу сценариев. Мы предлагаем конвертацию по льготному курсу. Мы прощаем суммы долгов при одномоментном погашении части долга. Предлагаем другие программы. Их больше десятка. Но для того, чтобы предложенный меморандум заработал как массовая история, должен быть отменен мораторий. Большинство банков готовы четко исполнять его условия без утверждения его в формате закона. Это важный вопрос. И банки – ключевые интересанты в его разрешении. Но ключевое – это должна быть договоренность заемщика и банка, потому что на реструктуризации валютных кредитов жизнь не заканчивается.

Альфа-Банк в 2015 году

Каково значение норматива адекватности капитала банка?

На 1 июля было 6,9%. Могу сказать, что, к сожалению, о 10% на время пора забыть. МВФ согласовал нормы граничного значения адекватности капитала банка на 4 года. И в ближайшей перспектива это норма 5%. Мы снизились в капитале исключительно в феврале, когда курс ушел в 40 UAH/USD и кредитный риск стал серьезно расти. У нас все было хорошо при прошлой диагностике и мы не нуждались в дополнительной капитализации. Но наши акционеры в ноябре дополнительно завели 50 млн долл США субординированного займа.

Кризис накрыл систему с лета прошлого года. Поэтому МВФ, видя ситуацию в стране, и согласовал новые пороги адекватности капитала для системы. Понимая, что какие-то банки сегодня могут иметь даже отрицательный капитал. Но до 1 августа он должен выйти в плюс и до 1 февраля составить 5%. И акционеры, для которых важен этот бизнес, найдут возможность сделать это. Поэтому наш уровень адекватности на уровне близком к 7 я считаю на сегодня допустимым. Для нас важнее другое: адекватное резервирование и адекватная оценка ситуация по Донбассу, Крыму, по другим активам. Мы – банк, который консервативно относится к своему риску и в первую очередь обеспечивает надежность и выполнение всех обязательств.

Вы будете докапитализироваться в этом году?

Мы тот банк, акционеры которого верят в эту страну. Если нам будет нужно - мы будем докапитализироваться. Вот сейчас закончится диагностика. Пока у нас потребности в докапитализации нет, если мы говорим о нормативе капитала 5%. Когда вы мне зададите подобный вопрос 1 сентября, я вам отвечу точно.

У вас уже стартовало стресс-тестирование?

Да, в соответствии с тех заданием там два этапа. У нас была комплексная проверка Нацбанка, на нее наложилась диагностика, и вот сейчас мы подписываем финальные документы. Далее результаты диагностики и экстраполяции передаются в департамент финансовой стабильности, который делает стресс-тест на основании прогноза макроэкономики, согласованного с МВФ, отраслевых сценариев и прочих моделей.

Планы по сети - будете ли развивать или сокращать?

Мы уже сократили отделения: Крым и Восток в зоне АТО закрыли. Мы не будем расширять сеть. У нас другая философия: нам не нужен стационарный банк. Нам нужен мобильный банк, который стремится работать по бесконтактной технологии. Мы делаем весь банк удобным для клиента: стремимся ограничить посещение клиентом отделения в 1 раз, чтобы транзакции были в одно касание и так далее. Безусловно, нам отделения нужны, но важна правильная локация, на 1 улице 3 отделения не нужно, и нам пока хватает нашей сети. Если вдруг будет прорыв в экономике и бизнесе, вот тогда можем об этом подумать.

Стоит ли ждать, что банк закончит с прибылью год?

Мы, конечно, планируем прибыль, но резервы нас отбрасывают обратно. Поэтому если мы выйдем в 0 или с небольшим плюсом, это будет верно отображать ситуацию. У нас есть месяцы, когда мы выходим в плюс, потом опять снижаемся за счет доформирования резервов, но в этом наш ответственный подход к управлению риском. Для нас этот плюс не самоцель и акционеры от нас этого не требуют. Для нас важнее поддерживать финансовую устойчивость и качество бизнеса.

А в первой пятерке банков по активам?

Вы знаете, так как сильно сокращается количество банков на рынке, все возможно. Если получится – Альфа-Банк в пятерке будет, и в числе системных банков также. А если нет – мы с удовольствием поживем в состоянии крупнейшего в Украине надежного банка, уважаемого клиентами и партнерами.

Какие цели поставлены на этот год?

Акционерам нужен крупнейший банк, который будет в 10-ке, 5-ке по активам, универсальный, транзакционный, умеющий зарабатывать. Эта цель не меняется из года в год. Из всех кризисов "Альфа" выходила сильнее и качественнее. Учитывая то, что у наших акционеров есть накопленный опыт и мышечная память, они говорят, что мы должны не только выстоять, но и заработать. Поэтому в нашей стратегии ничего не меняется, и сейчас мы активно работаем с клиентами, выравниваем ситуацию, развиваем транзакционный бизнес, потому что за этим будущее. Мы унифицируем все процессы, ведь кризис - это время, когда нужно остановиться и подумать. Ранее по бизнесам у нас была разрозненная дистрибуция, а теперь мы делаем полностью единую дистрибуцию и упрощаем все процессы. Мы работаем. Ради своего будущего и будущего нашей страны.



Архив
Новости

ok