подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

​Координатор избирательных программ "Опоры" Айвазовская: старый и новый закон - одинаковое зло

25 октября в Украине пройдут местные выборы. При этом проводить их планируется по новым правилам. Уже на текущей неделе Верховная Рада должна в целом принять новую редакцию закона "О местных выборах". В то же время 16 июля в стенах парламента начнется рассмотрение изменений в Конституцию в части децентрализации власти, которыми предусматривается в конце октября 2017 вновь провести местные выборы - теперь уже внеочередные под новые полномочия. Сейчас же проходит избирательная кампания в Чернигове для избрания в Верховную Раду еще одного депутата. Українські Новини пообщались с координатором парламентских и избирательных программ гражданской сети ОПОРА Ольгой Айвазовской о новом законе, рисках, которые могут возникнуть после его принятия, ходе кампании в Чернигове и перспективах переформатирования Центральной избирательной комиссии.

Новая редакция закона "О местных выборах", одобренная пока в первом чтении, предусматривает проведение выборов якобы по пропорциональной системе с открытыми списками. При этом профильным комитетом при подготовке законопроекта ко второму чтению учтены поправки, что от 1 до 3 постоянных кандидатов будут автоматически закрепляться в избирательных списках партий, а последние смогут выдвинуть в каждом округе не более 1 кандидата. Соответствует ли название закона его сути?

По моему глубокому убеждению, в редакции первого чтения это не пропорциональная система с открытыми списками. Открытые списки - это альтернативное голосование, когда избиратель при желании может поддержать первый, пятый или десятый номер в предложенном политическими партиями списке. Сегодня в законопроекте предусматривается, что община (область, район или город) будет разделен на ряд территориальных округов, в которых партия предложит избирателю проголосовать за одного кандидата, или вообще никого не будет выдвигать и избиратель увидит в бюллетене только название политической партии.

Если говорить о количестве так называемых фиксированных мандатов, то эта система - один в один российская, которая применялась с 2007 до 2011 года, в частности на местных выборах в законодательную палату Санкт-Петербурга. Там была жесткая тройка лидеров, которая не могла ранжироваться в соответствии с поддержкой кандидатов. Эта система уже оценена, в том числе российскими экспертами, наблюдателями, аналитиками. Она создает проблему сравнения несоизмеримого, ибо результат кандидата мы будем сравнивать не с результатами других кандидатов в этом же округе, а с результатом кандидата в другом округе, который избирался другими избирателями и проводил совсем другую кампанию.

По такой системе, если, например, в местном совете 60 депутатов, то партии смогут выдвинуть списки до 60 кандидатов. Тогда город будет делиться на избирательные округа, и в каждом из них будет выдвигаться не более одного кандидата. Каждый из этих кандидатов будет вести кампанию как обычный мажоритарщик, будет агитировать за себя, потому что в бюллетене будет название партии и его имя. Если партия преодолеет барьер и наберет, скажем 20% голосов, то в местном совете она получит 12 мандатов. Но если в партии победит в округах более 12 кандидатов, то мандатов она все равно получит 12. Таким образом, в одном из округов может случиться так, что кандидат получил наибольшее количество голосов, но свой мандат не получил.

Такая система не является открытым спискам не только за счет жесткой части списка. На уровне округа у избирателя будет выбор только из одного предложения, или его вообще не будет. Международные стандарты выборов требуют равных условий для кандидатов. Если мы берем для примера область, то один из территориальных округов будет городским, а другой будет объединять 20 сел, и кампании в этих округах будут абсолютно разные: у них будет разная явка, разное количество избирателей в округе, там будут разные кандидаты, которые будут соревноваться не между собой.

Для меня наиболее символическим сравнением относительно такой системы является сравнение результата пловца одного вида соревнований и бегуна иного вида соревнований на Олимпийских играх и определения, кто из них быстрее. У кандидатов также будут различные условия борьбы и способы ведения кампании. Настоящие открытые списки должны предусматривать в пределах общины, области или района меньшее количество округов, а для избирателя - альтернативу.

Проблемы этой системы породят большое недоверие избирателей к результатам, потому что граждане не поймут, почему в одном из округов не будет избран ни один депутат, в другом - несколько, а еще в другом мандат получит не лидер выборов, а тот, кто занял второе, третье или четвертое место. В системе общего недоверия общества к политическим процессам это может породить большое недоверие к выборам.

По логике будущего закона даже кандидат, который наберет более 50% голосов, может не попасть в местный совет, если его партия не преодолеет избирательный барьер. Не подорвет ли это доверие к выборам?

Все кандидаты, которые победили, но их партии не преодолели барьер - это потерянные голоса избирателей, потому что такие партии будут удалены из процесса распределения мандатов. В нашей традиции избиратели привыкли понимать, что кто победил - тот победил, а если они увидят кандидата, который получил больше всего голосов в округе, а не победил, то это, конечно, будет провоцировать к недоверию. А если у такого кандидата еще будут определенные мощности разбалансировать ситуацию на местах, устраивать протесты, то это будет дестабилизировать ситуацию. Избирательная система бывает сложная или простая, но она должна пользоваться доверием. Проигравшие должны согласиться со своим поражением. Не только кандидаты, но и избиратели, так как избиратели могут не понять и думать, что это следствие фальсификации.

Комитетом также учтены поправки о разрешении выдвижения кандидатов только зарегистрированным за год до выборов партиям. Более того, кандидатом сможет стать только человек из списка политической силы и не предусматривается возможность выдвижения списка независимых кандидатов. Кто выигрывает от таких норм и какие они будут иметь последствия?

Практика применения этой системы была четко описана российскими экспертами: новые и малые политические партии проигрывают от этой системы. Эта система строилась в России под "Единую Россию" как генеральную политическую силу. В Украине немного другие реалии - у нас нет одной политической партии, которая забирает все. Все будет зависеть от региона, электорального пласта. Например, на Востоке и на Юге "Оппозиционный блок" будет серьезно представлен, на Западе - "Самопомощь" и "Блок Петра Порошенко". У "Народного фронта" сейчас проблемы с рейтингами, поэтому прогнозировать трудно.

Система, которая принята в первом чтении, также не дает возможности, особенно в малых общинах, появления новых политических течений, потому что эта система вертикально ориентированная, поэтому монополия крупных национальных партий будет сохранена за счет системы. Во многих регионах будет воссоздана парламентская конфигурация, но на Востоке и Юге - в сторону оппозиции, а на Западе и в центре - в сторону коалиционных политических партий. Это проблема, потому что с одной стороны мы будем иметь децентрализацию, увеличение полномочий на местах, а с другой - четкую вертикальную систему, которая конкуренцию внепарламентских сил нивелирует. Если вспомнить действующий закон, когда он в 2010 году был еще законопроектом, то именно тогда "Партия регионов" и парламентское большинство выступала за норму365 дней до выборов для регистрации партий. Тогда "Фронт змін" и другие силы, которые были тогда новыми, выступали категорически против этой нормы как недемократической.

Эта система исключает самовыдвижение и формирование отдельного списка обычными гражданами, которые не принадлежат к какой-либо политической партии. Список самовыдвиженцев можно было бы предусмотреть, хотя это несколько усложняет организационную часть выборов, так как территориальной избирательной комиссии нужно будет этот список сформировать. Мог бы быть другой вариант - сами независимые кандидаты объединяются в список, вносят денежный залог и регистрируются. В законопроекте, который разрабатывала экспертная рабочая группа, предлагалась многомандатная мажоритарная система с самовыдвижением на всех уровнях советов, кроме областных и крупных городов от 90 тыс. избирателей.

Насколько, по Вашему мнению, является оправданным предложенный законопроектом избирательный барьер в 5% для партий (объединение партий на местных выборах в блоки по последней информации вроде бы не будет разрешено) и нужен ли вообще проходной барьер на местных выборах?

Проходных барьеров может быть несколько видов: фиксированный процентный или природный, когда барьером является вес одного мандата (если разыгрывается 60 мандатов, то результат кандидата, получившего среди других 60 меньше голосов - это и есть вес мандата). Для партийной части 5% - специфически высокий барьер, так как для местных выборов лучше было бы ввести природный барьер, или более низкий. С другой стороны, надо понимать, что вопрос избирательного барьера исключительно политический. Если другие нормы можно прагматично обосновать, то стандарта проходного барьера не существует, каждое государство определяет его само.Но он не может быть более 10%, ведь, не должен выполнять дискриминационную функцию и обеспечивать шанс на обновление власти.

Отказ от блоков - это нормально, потому что в украинских реалиях это очень манипулятивный подход к участию в выборах, ведь блоки функционируют в рамках кампании и перестают работать уже в новоизбранных советах и, как показывает практика многих лет, распадаются очень быстро.

Законопроектом также предусматривается уменьшение количества депутатов местных советов, точные цифры пока неизвестны, но речь идет о сокращении депутатского корпуса примерно на 20-30%. Насколько такой шаг оправдан и какая будет польза от него, идет ли речь об экономии бюджетных средств?

Экономии бюджетных средств за счет сокращения не будет, потому что депутаты местных советов не получают зарплату. Депутаты имеют определенные ресурсы на депутатскую деятельность, но это не столь существенные средства, чтобы говорить о серьезной экономии. Относительно сокращения, депутатов в местном совете должно быть столько, чтобы их хватало для работы в комиссиях. Сокращение на 30% абсолютно не является проблемным. На этапе подписания коалиционного соглашения парламентские фракции говорили о запросе общества на большую персонификацию советов, а сегодня, подсчитав какую борьбу надо вести за мандаты, испугались сокращения. Конечно, сокращение не является панацеей для большей эффективности работы местного совета, но это целесообразно с точки зрения профессионализации и большей конкурентности на выборах.

Новой редакцией закона "О местных выборах" запланировано ввести проведение выборов мэров городов с численностью избирателей более 90 тыс. в два тура. Насколько оправдана цифра именно 90 тыс, о каком количестве городов идет речь?

В законопроекте, который прошел первое чтение, за основу был взят самый маленький областной центр - Ужгород, в котором 96 тыс. избирателей. Планку снизили до 90 тыс., потому что количество избирателей может снижаться или расти, а также, чтобы города, которые не являются областными центрами могли попасть под эту шкалу.

Многие эксперты, в том числе члены Центральной избирательной комиссии, отмечали целесообразность проведения выборов по мажоритарной системе абсолютного большинства на всех уровнях - городских, сельских, поселковых председателей. Но тогда возникает проблема финансов, ведь повторное голосование во втором туре требует обновления избирательных комиссий, выплаты им заработной платы. Если разрыв между кандидатами большой, то целесообразность второго тура очень незначительна.

В разработанном экспертной группой законопроекте предполагалось также не проводить второй тур, если разрыв между кандидатами более 20%. Такая норма не была прописана под кого-то конкретного, никакие социологии или результаты предыдущих выборов не брались. Мы смотрели, что по разным системам в Украине разрыв между кандидатами такой, что во втором туре при низкой явке тенденция полностью сохраняется. Количество избирателей, которые приходят на второй тур, как правило, гораздо меньше, поэтому говорить о какой-то чрезмерной легитимности избранного в два тура мэра не приходится. Поэтому, если большой разрыв в первом туре, то второй нецелесообразен с точки зрения организационной и финансовой.

Кому двухтуровые выборы мэров "сыграют на руку", а кому они окажутся невыгодными?

Мне кажется, что многие злоупотребляют персональной информацией, когда говорят, что мэру Львова Андрею Садовому или Киева Виталию Кличко повредит идея второго тура или поможет. Это зависит только от того, кто будет их конкурентами. Даже если при низком рейтинге какого-то действующего мэра будет два тура, но политические партии договорятся не выдвигать серьезных конкурентов, то никаких проблем в этих мэров не будет.

Многие эксперты называют двухтуровые выборы едва ли не единственным плюсом будущего закона о местных выборах. Вы согласны с таким мнением?

Я думаю, что да, потому что предложенная система является ужасной, это манипуляция идеей открытых списков, мы так даже не должны их называть, потому что когда-то, надеюсь, будем вынуждены писать законопроект "О выборах народных депутатов Украины". Если такую систему предложат применить на парламентских выборах, то это ужас. Я надеюсь, общество поймет, что это не открытые списки. В законопроекте о местных выборах нет, к сожалению, прогрессивной позиции по решению многих вопросов, нависших над нами. Нам постоянно дают рекомендации по прозрачности политических и избирательных финансов, по большей подотчетности, по вопросу гендерных квот, по большему контролю над избирательным процессом со стороны избирателей и наблюдателей. Но относительно всех этих норм в законопроекте особых успехов нет. Выборы мэров в два тура - это хорошо, но абсолютизировать двухтуровую систему также не стоит.

Предусмотрен ли законопроектом о местных выборах действенный предохранитель подкупа избирателей или использования админресурса?

Предохранитель был предусмотрен в Уголовном кодексе, но пока анализ ОПОРЫ показывает отсутствие успехов. Изменения в Уголовный кодекс относительно повышения ответственности за подкуп, админресурс, фальсификации избирательной документации были внесены в октябре 2014 года. Там есть много новаторских норм: ответственность несет не только тот, кто покупает голоса избирателей, но и избиратель продающий и т.д. К сожалению, эти изменения на парламентских выборах работали целых три дня, потому что у нас закон не имеет обратной силы, а вступил в силу он в четверг на той неделе, когда проводились выборы.

Официальные данные свидетельствуют об открытии 291 уголовного дела, касающегося преступлений против избирательных прав на парламентских выборах. Из них только 13 рассмотрено в суде, по 11 есть обвинительные приговоры. Лишь 2 приговора касаются подкупа избирателей, и те оцениваются по старой статье Уголовного кодекса. Если посмотреть на меру наказания, то кодексом за ряд нарушений предусмотрено наказание 5-7 лет с лишением права занимать должность на 2-3 года, а у нас все приговоры - это админштрафы. И только один приговор, касающийся фальсификации избирательной документации членом комиссии, предусматривает осуждение к заключению, хотя сейчас он находится на апелляции, где может быть смягчена ответственность.

На местных выборах перспектива еще хуже. При такой ответственности сторон все будут понимать, что проблемы нет, а возможность ответственности - один на миллион. Представим себе, что по этой системе кандидат в одном из территориальных округов не представляет, какая явка будет в других округах и сколько там наберет победитель. Он будет не просто покупать голоса от своего рейтинга на старте кампании к нужному результату, а будет покупать в бешеном темпе голоса, чтобы нагнать явку в округе для получения в абсолютных числах большего результата, чтобы перебить результаты конкурентов в других округах в свою пользу.

Кроме подкупа на уровне избирателей не будет ли не побуждать закон к подкупу на уровне партий в борьбе за лучший округ?

Борьба за лучший округ - это внеизбирательная часть, когда партии перед стартом кампании будут договариваться кто в каком округе будет выдвигать реальных конкурентов, а кто сдаст округ в пользу другой партии. О подкупе денежном здесь говорить сложно, чаще речь идет о политическом бартере.

Какие регионы, по Вашему мнению, могут стать самыми проблемными на местных выборах в октябре?

Пока это рано прогнозировать. Сначала надо увидеть реальных конкурентов на выборах. В разрезе регионов это будет там, где большая конкуренция. В отдельных областях очень мощная роль местной власти и, разумеется, очень конкурентная Днепропетровская область, Одесская, возможно Харьковская, хотя сам Харьков вряд ли. Это не значит, что там будут фальсификации, но борьба там будет ожесточенная. Также часто борьба ведется за Центральную Украину. О Донецкой и Луганской областях говорить сложно, потому что неизвестно на каких территориях выборов не будет, ведь продолжается Минский процесс и у нас может быть ряд сюрпризов.

В принятой в первом чтении редакции закона о местных выборах упоминания об оккупированных и неподконтрольных украинской власти территориях вообще не было, а в таблице ко второму чтению оно только одно: в случае невозможности организации и проведения выборов в отдельные органы местного самоуправления на территории Донецкой и Луганской областей ЦИК по представлению военно-гражданской администрации сможет принять решение о невозможности их проведения. Достаточно ли этой нормы или придется вносить изменения в закон и прописывать подробнее?

В первом чтении законопроекта не только Донецкая и Луганская область не упоминаются, но и оккупированной территорией почему-то считается только город Севастополь без Крыма. Это показатель качества самого текста. Если говорить о подготовке выборов на прифронтовых или оккупированных территориях, то здесь однозначно нужен дополнительный законодательный акт разового применения. Там должно быть четко определено, по каким критериям, по чьему представлению ЦИК сможет остановить процесс или территориальные избирательные комиссии не объявлять об его начале, потому что именно они это делают на местных выборах. Если нет четко выписанной матрицы требований к старту выборов, которые не могут пройти на этой территории, то будут юридические проблемы. Кто-то не захочет брать на себя ответственность и по непонятной шкале определять, можно здесь проводить выборы или нет, а кто-то может этим воспользоваться, чтобы по политической целесообразности просто заблокировать там избирательный процесс. Тогда не будут избраны местные советы и фактически властные полномочия останутся в одних руках - у гражданско-военных администраций.

Успеет ли ЦИК качественно подготовиться к проведению выборов по новому закону и насколько комиссиям будет трудно приспособиться к новым правилам организации избирательного процесса?

Я верю в потенциал ЦИК для подготовки базы, постановлений, инструкций, разъяснений по всем особенностям применения этого законодательства. Проблем на уровне участковых избирательных комиссий не должно быть, потому что голосование и способ подсчета голосов тождественен одномандатному округу, не будет ничего нового для них. Территориальные избирательные комиссии придется дополнительно учить, потому что хоть пока неизвестна окончательная судьба выравнивающего коэффициента (формула, которая позволяет приравнять результаты голосования округов с разным количеством избирателей, чтобы кандидат из округа с большим количеством избирателей не был еще до выборов фаворитом по сравнению с кандидатом со значительно меньшего округа), но, если он будет, то его должна применять территориальная комиссия, а для этого надо иметь знания о том, как это делать, потому что он может использоваться и не во благо.

В проекте изменений в Конституцию в части децентрализации предусмотрено проведение внеочередных местных выборов в октябре 2017 года под новые полномочия. Это правильный шаг, по Вашему мнению?

Это очень сложный вопрос, потому что если бы у нас все было логично и последовательно, то мы сначала имели бы изменения в Конституцию, тогда новые полномочия, тогда местные выборы. Не вопрос, что 25 октября должны состояться выборы, я всегда говорила, что мы не можем менять дату выборов, вопрос в том, что другие изменения надо было раньше принимать. Если говорить о внеочередных общенациональных местных выборах, то это может быть урегулированно только Конституцией, тогда это будет законно, потому что сегодня инструмента для проведения одновременных внеочередных местных выборов на всей территории Украины нет. Если говорить о целесообразности, то, конечно, это более логично, чем выбрать с одними полномочиями, а эти люди будут работать и дальше после изменения этих полномочий (у нас были прецеденты уже с бывшим Президентом Виктором Януковичем). Но это не совсем честно с точки зрения новоизбранных местных советов. Мы должны осознавать, что сейчас объединение общин - добровольное, а ближе к 2017 году, если эта норма будет заложена, оно превратится в обязательное.

Что же является большим злом: действующий закон или предложенная депутатами новая редакция закона "О местных выборах"?

Я не могу ответить на этот вопрос, потому что по моему глубокому убеждению, реформа не состоялась, что со старым законом, что с этим. Если мы закладывали какую-то цель реформы избирательного законодательства, то она не достигнута, поэтому и старый и новый закон - это одинаковое зло, не реформа.

Вы говорили о недопустимости переноса норм будущего закона о местных выборах на законодательство по парламентских выборах, хотя о таких планах неоднократно заявлялпредседатель Верховной Рады Владимир Гройсман. Какие вообще перспективы разработки новой редакции закона "О выборах народных депутатов Украины"?

Перспективы пока весьма призрачны, хотя коалиционное соглашение обещало нам этот закон в первом квартале этого года. Впоследствии было принято постановление о плане законодательного обеспечения реформ, гдеречь идет о 4 квартале 2017 года. Я думаю, что и общество, и эксперты, и сознательные депутаты должны очень активно работать после завершения эпопеи с законом о местных выборах над законом о выборах народных депутатов, потому что ближе к парламентским выборам мы не будем иметь никаких шансов ввести прогрессивную систему.

ОПОРА занимается не только избирательным законодательством, но и наблюдением за выборами. 26 июля пройдут выборы депутата Верховной Рады в Чернигове, где зарегистрировано аномальное количество кандидатов. С чем это связано?

Большинство из них - технические кандидаты. 127 кандидатов - это не нормально для Украины, такой практики раньше не было. Я уверена, что многие из них откажутся от участия в выборах ближе к дню голосования. Присутствие технических кандидатов в избирательном бюллетене, если это не двойники, будет вредить своему же кандидату, ведь большой бюллетень будет снижать концентрацию внимания. Кандидаты, которые выдвигали технических, организационно заинтересованы в уменьшении размера бюллетеня. А регистрировали технических кандидатов для обеспечения представительства в избирательных комиссиях участкового уровня. После же проведения жеребьевки членов УИК часть технических кандидатов свою функцию выполнит.
По моей информации есть один кандидат, который имеет 47 технических. Другой ...

О ком именно идет речь?

Я не могу это доказать, но эта информация из разных источников. 47 технических кандидатов. Другой кандидат имеет около 40 технических. Основные претенденты используют зеркальные методы борьбы, и если говорить о технических - то они воспользовались ими сполна.
Вообще, существует несколько видов технических кандидатов и все основные три группы в Чернигове присутствуют. Первые - для представительства в комиссиях. Вторые - так называемые двойники, гра ждане с такими же фамилиями, зарегистрированные для распыления голосов конкурента. Такие двойники зарегистрированы против бывшего заместителя председателя Днепропетровской областной государственной администрации, выдвинутого партией УКРОП, Геннадия Корбана. Третьи - баллотируются, чтобы брать на себя негативную сторону выборов, распространять черный пиар против основного конкурента или конкурентов, устраивать судебные баталии, делать все для преобразования избирательной кампании в хаос.

Сколько кандидатов из 127 реально ведут кампанию. Зафиксированы ли в округе факты подкупа или использования админресурса, какие-то инциденты?

Там несколько основных кандидатов, хотя наиболее активные и ресурсно затратные Корбан и кандидат от "Блока Петра Порошенко", председатель Государственного управления делами Сергей Березенко.

Основные инциденты происходили вокруг жеребьевки за членов УИК. По неизвестно чьему сообщению 4 июля было начато досудебное следствие, а 6-8 происходило изъятие документов с представлениями на членов УИК. Жеребьевка назначена на 9 июля, по последней информации все документы были возвращены. Основанием было обращение неизвестного лица, о котором милиция не обнародует информацию, поэтому неизвестно был это кандидат или его представитель или обычный избиратель, по фальсификации заявлений на членов УИК. Мы не знаем, были ли скопированы эти представления, кто и каким образом их использует, а это вопрос персональных данных. На самом деле, у нас есть проблема фальсификации представлений, когда просто берутся базы данных и перед жеребьевкой кандидаты не предлагают реальных представлений, а вот если жеребьевка дала им квоту, они меняют их на реальных членов комиссий. В юридической плоскости ситуация в Чернигове очень нечиста, потому что по единоличному решению председателя ОИК были выданы документы, прокуратура их изъяла, а что с ними было до возвращения - неизвестно.

Если говорить о нарушениях, то массового подкупа пока нет, хотя это не значит, что он не будет применен, при этом различными способами - как за кандидата, так и против конкурента путем имитации подкупа для организации его дискредитации. Административный ресурс присутствует, ведь кандидат Березенко имеет представительство в Чернигове и как должностное лицо, и как кандидат, и это тоже форма админресурса.

В СМИ, подконтрольных Коломойскому, распространялась информация о том, что бывший секретарь Киевского городского совета, парламентарий Олесь Довгий - глава избирательного штаба Березенко. Можете подтвердить или опровергнуть?

Я обращалась, в том числе к кандидатам, по поводу этой информации. Понятно, что это неправда. Ни один сознательный человек, если он планирует выиграть выборы (тем более в центральной Украине, в Чернигове, который недалеко от Киева, где все знают предысторию Олеся Довгого), не привлекал бы это лицо.

ЦИК призывает парламент принять закон о госзакупках товаров и услуг для выборов без тендеров, чтобы обеспечить выборы в 205 округе и будущие местные выборы. Рада его провалила, обвинив комиссию в лоббизме интересов БПП для обеспечения победы Березенко. Действительно ли закон лоббистский и что будет если такие изменения не предусмотреть?

Изменения готовились к закону о парламентских выборах, поэтому они не распространяются на закон о местных выборах, это нелогично, это отдельные законодательные акты, регулирующие разные кампании. В закон о местных выборах можно отдельно предлагать эти нормы, потому что проблемы с госзакупками есть, это длительный процесс и в краткосрочной кампании он создает достаточно серьезные организационные проблемы. Другие предложения, которые были в этом законопроекте, насколько мне известно, подавались формально, чтобы законопроект попал в комитет по вопросам правовой политики и правосудия, потому что вопрос закупок - не юрисдикция правового комитета. Если бы он попал в другой комитет, который отвечает за финансовые аспекты, то мог бы не пройти комитет, потому что там есть определенные внутренние конфликты.
Закон о сокращении процедуры закупки стоит принимать, но это не значит, что никаких тендерных процедур не должно быть, потому что мы понимаем, что довольно скоро этим начнут злоупотреблять. Теоретически, без такого закона в Чернигове действительно могут быть проблемы, потому что давно истек срок 45 дней до выборов, и если процедура вовремя не начата и не закончена, то это порождает много проблем, поскольку речь идет об организационном обеспечении самой избирательной кампании.

Недавно Президент наградил председателя ЦИК Михаила Охендовского орденом князя Ярослава Мудрого, после чего политики подняли шум, который некоторые эксперты назвали черным пиаром со стороны Корбана. Чью позицию в данной ситуации занимаете Вы?

Мне трудно занять позицию, ведь я знаю предысторию. Это награждение должно было состояться после президентских выборов в 2014 году. Тогда общество нормально это восприняло бы, потому что в обществе были ожидания, что выборы вообще не состоятся, две трети кампании заняло ожидание наступления, войны. Организационное обеспечение избирательного процесса легло на ЦИК, им приходилось решать очень большие проблемы, и за счет привлечения СБУ, и МВД, и Госспецсвязи. Поэтому говорить, что ЦИК после президентских выборов не заслужил благодарность со стороны государства или Президента нельзя. Почему это произошло только через год после тех событий мне лично не понятно, поэтому общество и не может спокойно воспринять аванс ли это на местные выборы персонально председателю ЦИК или красивый выход на пенсию после переназначения состава ЦИК. Пенсию, конечно, условную, потому что Михаил Охендовский молодого возраста и, думаю, будет активен в Украине. Говорить, что это провокация против главы ЦИК - смешно. Президент просто должен объяснить обществу, почему это произошло сейчас, чтобы снять дискуссии на тему или это благодарность или подарок перед местными выборами.
Но, однозначно, Президент сегодня должен думать не о награждениях председателя ЦИК, а о переназначении 12 членов, потому что это его функция - после согласования с парламентскими фракциями внести представление на замену членов комиссии, у которых пошел 9-й год полномочий, ограниченных 7 годами. То, что они продолжают работать порождает недоверие к комиссии и ее действиям. Сегодня дискуссия ведется, что у нас выборы в 205 округе, поэтому ЦИК не будут трогать, потом стартуют местные выборы, поэтому ЦИК опять не будут трогать, но есть ожидания о внеочередных парламентских выборах, также ожидания о внеочередных местных выборах в 2017 году, поэтому практику "брежневской" ЦИК нужно прекращать.

Какие перспективы у действующих членов Центризбиркома переизбираться?

Я уверена, что часть членов ЦИК могут быть спокойно переназначены. Трудно сказать, но в прошлом году перед парламентскими выборами велись переговоры, и был предварительный список. Там фигурировали и Охендовский и секретарь комиссии Татьяна Лукаш. Также речь шла о (заместителях председателя ЦИК) Андрея Магере и Жанне Усенко-Черной. Должны были появиться и новые лица, в том числе (депутат 6 созыва от "ВО "Батьківщина") Сергей Подгорный, и общественные квоты, в частности речь шла о (директоре по развитию "Интреньюз-Украина") Евгение Радченко.



Архив
Новости