подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

​Генеральный директор Corum Group Яков Сидляренко: На российском рынке работать нелегко, но мы это делаем и есть результат

В 2014 году компания Corum Group потеряла три из шести своих заводов из-за боевых действий на востоке страны. Часть рабочих компании удалось перевезти в Кривой Рог, Дружковку и Харьков, с частью пришлось попрощаться, выплатив им положенную законом компенсацию за расторжение договоров. Также по причине боевых действий, у компании существенно упали продажи на внутреннем рынке. Тогда в 2014, руководство компании увидело выход из сложной ситуации в увеличении экспорта, таким образом компенсируя падение продаж на внутреннем рынке.

Кроме того, в 2014 компания начала создание совместного проекта с Китайскими партнерами.

О работе компании в текущих условиях, проблемах, и планах развития экспорта горных машин на внешние рынки Українським Новинам рассказал генеральный директор Corum Group Яков Сидляренко.

- Скажите, с какими финансовыми результатами компания закончила 2014 год, и какие Ваши прогнозы по 2015. Это будет рост или это будет сокращение.

- 2014 год был непростым для всей страны. А для предприятий, которые работали в Донецкой и Луганской областях, он был в разы сложнее. Мы потеряли 3 из 6 заводов. На этих заводах осталась наша непроизведенная продукция. Здесь работало около 3 тыс. человек. Часть из них мы перевезли в Кривой Рог, Дружковку и Харьков. А с теми, кто отказался уезжать, мы попрощались. Мы действовали в правовом поле и расставались с рабочими согласно украинскому законодательству, обеспечив полагающиеся выплаты при расторжении договоров.

Помимо заводов, мы потеряли часть наших украинских клиентов, так как половина шахт находится в зоне проведения антитеррористической операции. В таких условиях можно говорить только об убытках. 2014 год был очень сложным, трансформационным, мы, можно сказать, были вынуждены приделывать крылья самолету на лету. Но я считаю, что мы справились с этой задачей. И если результаты 2014 года оставляют желать лучшего, то в 2015, 2016, 2017 мы рассчитываем улучшить свои показатели.

- И на какой рост вы рассчитываете в 2015 году?

- После стремительного падения экономики в 2014-начале 2015 года, сейчас наступил период некоторой стагнации. Это дало нам возможность осмотреться, перегруппироваться, поработать и над своими затратами, и над небольшим увеличением реализации. К примеру, если в 2014 году наши продажи составили 1,6 млрд гривен, то в 2015 году мы планируем увеличить эту сумму до свыше 2 млрд гривен. При этом мы работаем над повышением эффективности. Мы делаем невозможное в управлении оборотным капиталом. Концентрируемся на нашей текущей ликвидности. Поэтому, я думаю, что 2015 год мы закончим с небольшим плюсом. И, по имеющимся сегодня предпосылкам, в 2016 году начнем рост.

- Скажите, за счет чего вы планируете рост?

- Здесь есть несколько векторов: во-первых, мы развиваем новые направления бизнеса. Одно из них — сервис оборудования для открытых горных работ. На стыке 2014-2015 годов мы запустили 5 пилотных проектов с нашим ключевым клиентом — компанией "Метинвест холдинг". Эти проекты показали очень хорошие результаты, мы рассчитываем на значительный рост по данному направлению. Также активно продвигаем услугу "проходка по ключ". Во-вторых, мы и далее планируем развивать наши продажи на экспортных рынках: в Казахстане, Китае, Польше, России, Вьетнаме. В 2014 году для игроков этих рынков существовала неопределенность, которая не могла не отразится на их отношении к предприятиям, которые работают в Украине. Тем не менее, сейчас нам удалось убедить наших ключевых партнеров в надежности Corum как поставщика. В 2015 мы восстановили свое реноме и повышаем продажи: наша доходная часть в этом году увеличилась почти на четверть по сравнению с предыдущим. Отдельно хотел бы отметить, что мы работаем над расходной частью. Мы значительно оптимизировали существующие функции, снизили накладные расходы. Мы учимся быть более мобильными, работать более эффективно и быстро.

- Запланировано ли у Вас открытие новых производственных мощностей в ближайшие годы?

- Сегодня мы понимаем, что одним из решений сложившейся ситуации является развитие нашего экспортного потенциала. Это подразумевает размещение в стране или регионе заказчика ремонтных и сервисных производств и служб. Многие клиенты требуют локализации. Для нас одним из наиболее перспективных является китайский рынок. Здесь мы вступили в стратегическое партнерство и работаем над созданием совместного предприятия с локальным игроком. Вместе с ним мы планируем организовать сборочное и ремонтное производство в Китае. Нашего партнера интересует интеллектуальный капитал Corum, при этом он имеет хорошие коммерческие связи, знает рынок комплектующих и рынок покупателей. Я уверен, что это будет эффективное партнерство.

- А по аналогии сотрудничества с китайской компанией у вас есть в планах создавать производство в других странах?

- Мы будем организовывать производство там, где это будет экономически целесообразно. Если регион является перспективным, мы стараемся организовать там продажи, далее создаем консигнационный склад запасных частей и узлов, организовываем ремонтную службу. Конечным этапом данного процесса может стать локализация производства. Принимается во внимание географическая отдаленность потребителя от существующих производственных площадок, логистика и таможенные барьеры. Пока что речь идет только о Китае. Сейчас мы, учитывая общую ситуацию, вынуждены придерживаться стратегии фокуса. Ресурсов не так много, мы должны пускать их на наиболее эффективные направления развития.

- А вы планируете в будущем выходить на рынки других стран, где вы ранее не работали?

- Этап активного роста закончен. Сейчас нам необходимо критически оценить то, что мы сумели достичь и сфокусироваться на тех рынках присутствия, где мы способны зарабатывать прибыль. Далее, исходя из наличествующих ресурсов, мы будем концентрироваться на тех проектах, которые будут для нас экономически целесообразными в краткосрочной перспективе.

- У вас довольно специфическая ниша. Какие тренды на мировом рынке горного машиностроения сложились на текущий момент?

- Ниша специфическая, но индустрия у нас достаточно консервативная и тренды меняются не так часто — изменения происходят раз в 15-20 лет. Принципиально тенденции все те же, что и несколько лет назад. Первая тенденция — это автоматизация процесса. Она началась достаточно давно. Если наши отцы и деды били молотками, то сейчас в шахтах работают механизмы. Следующим этапом станет обеспечение безлюдной выемки, то есть процессы будут автоматизированы полностью. В этом направлении мы собственно и идем. Уже сейчас рабочие не находятся в забоях, дистанционно управляя оборудованием. Вторая тенденция является логическим следствием первой: поскольку машины становятся более сложными, клиенты, особенно из развивающихся стран, предпочитают получить услугу "под ключ". Это очень популярно на рынках Индии, Китая, Вьетнама – там, где у персонала нет широкого технического опыта, и для компаний более выгодно и просто заказать тонны добытого полезного ископаемого, нежели заказывать оборудование, а потом увязывать это оборудование между собой. Также клиенты требуют услугу "под ключ" с точки зрения обслуживания оборудования. Если раньше обслуживание осуществлялось непосредственно самой шахтой, либо аутсорсерами, то сейчас наиболее популярными являются те поставщики, которые помимо продажи самого оборудования, продают еще и обязательство по его работе. То есть, проще говоря, клиента сегодня интересует не сама единица оборудования, а объем добытого сырья. Или перемещенного сырья, если мы говорим о транспорте.

- Вы говорите о серьезной высокотехнологичной отрасли, которая требует работы высококвалифицированного персонала. Скажите, в связи с сложной экономической ситуацией в стране у вас не переманивают кадры компании из других стран, которые работают в той же отрасли?

- Мы заняли довольно уникальную нишу, которая характерна для Украины и для нескольких других стран – это добыча в маломощных пластах. Мы дорожим своими сотрудниками и отвечаем на возникающие вызовы, защищаем свою интеллектуальную собственность и человеческий ресурс различными мотивационными программами.

- Для каких других стран характерна ваша ниша?

- Например, Вьетнам, Юго-Запад России, Китай. Такие залежи там присутствуют. Более того, в Китае государство на законодательном уровне обязует шахты отрабатывать тонкие пласты. В этих странах наше оборудование может принести значительную пользу шахтерам.

- А у вас есть конкуренты в Китае или Вьетнаме?

- Во Вьетнаме механизированная добыча сегодня развита слабо. У китайских компаний есть технические решения, которые позволяют добывать из пластов 1,5 метра. Они могут отрабатывать более тонкие пласты, но при этом повышается так называемая зольность. То есть, при добыче угля из пласта в 1 метр, вместе с углем шахтеры подрезают еще 50 см породы. И это подразумевает дополнительные затраты на очистку и обогащение добытого угля. Конечно, более выгодно для них будет купить комбайн, который отрабатывает пласт в 1-1,2 метра.

- Вы разрабатываете новую продукцию, которую планируете выводить на рынок в 2015-2016 годах.

- Конечно, у нас довольно серьезное конструкторское бюро, которое консолидировано в дивизионах по направлениям бизнеса. Для открытых горных работ по запросам наших клиентов мы разработали питатель пластинчатый тяжелой серии ПП1-24-180 и новый тип односпирального классификатора, освоили капитальный ремонт карьерного гусеничного экскаватора ЭКГ-8ус, развиваем линейку стакеров и реклаймеров. Если говорить о дивизионе подземной разработки, то здесь у нас есть достаточно много наработок — уже внедренных и таких, которые сейчас проходят промышленные испытания. Есть нарезной фронтальный комплекс КНФ, который был разработан на замену комплексу КН-78. Если за сутки КН-78 мог проходить до 8 метров проходки, то более мощный и продуктивный КНФ в условиях такой же крепости породы легко проходит 10. Мы произвели и разместили данную машину на шахте Юбилейная. Получили очень хорошие отзывы от шахтеров и несколько небольших замечаний, над которыми работаем. Необходимо немного снизить себестоимость этого продукта: комплекс действительно очень хороший, но и не дешевый.

- А есть ли интерес заказчика к комбайну КБТ-200?

- Недавно мы презентовали этот комбайн и разместили его на шахте им. Героев космоса. Там он сейчас и работает. Это первый в мире очистной комбайн с вертикальными исполнительными органами барабанного типа и бесцепной системой подачи. Отзывы клиента — положительные. У нас уже есть запросы на то, чтобы разместить комплекс на других шахтах предприятия "ДТЭК Павлоградуголь". Я думаю, как и у КНФ, у него достаточно большой потенциал. При чем, не только в Украине. Можно говорить о серьезных перспективах экспорта. Считаю, что эта машина может быть востребована на рынках Таможенного союза, во Вьетнаме. Сейчас мы изучаем возможность поставок КБТ-200 во Вьетнам.

- Как у компании изменилась динамика продаж в связи с затруднениями, которые испытывал ваш крупный клиент ДТЭК.

- Проблемы сегодня есть у всех украинских компаний. Исключение могут составить разве что компании, которые не завязаны ни на поставщиков, ни на покупателей, находящихся в этой стране. У ДТЭКа есть объективные сложности, но мы стараемся в эти сложности вникать и быть полезными нашему клиенту там, где можем ему помочь.

- Скажите, если попробовать максимально абстрагироваться от боевых действий, произошли ли положительные изменения в сфере дерегуляции бизнеса в Украине?

- Мне тяжело говорить, как это было в 2014 году, потому что я находился не на операционном уровне управления компанией, а скорее на стратегическом. Но внутренние ощущения таковы, что бизнес пока не ощутил заметного улучшения регуляторной среды. Хочется, чтобы реформы заключались, прежде всего, в создании условий для развития и предоставлении возможностей для беспрепятственной работы.

- Какие вообще отношения вашей компании с государством?

- Государство является одним из наших клиентов. Для этого клиента, как и для других, мы стараемся быть максимально полезными. И чем можем, тем помогаем: производя нашу продукцию, осуществляя сервис этой продукции, помогая шахтерам добывать полезные ископаемые, уплачивая налоги и сборы в бюджеты всех уровней своевременно и в полном объеме, принимая участие в развитии системы госрегулирования. К сожалению, сегодня в стране еще нет четкого понимания стратегии и политики развития промышленного комплекса в целом и машиностроения в частности. Не предпринимаются в достаточном объеме меры по развитию внутреннего рынка и стимулированию экспортной деятельности. В такой ситуации мы стремимся к сотрудничеству: наши эксперты предоставляют рекомендации профильным министерствам. Например, мы активно взаимодействуем с Министерством экономического развития и торговли, совместно разрабатывая политику создания индустриальных кластеров. Их создание будет иметь большое значение для предприятий, которые переносили свои производственные площадки из зоны АТО на подконтрольную Украине территорию. Если говорить о регуляторной части, то мы - публичная прозрачная компания, поэтому к нам претензий быть не может. Со своей стороны, нам хотелось бы, чтобы учитывая текущую непростую ситуацию, государство было более гибким. Но я понимаю существующие проблемы.

- Необходима ли отрасли государственная поддержка, и если да, то какая?

- Поддержка необходима. Машиностроение продуцирует дорогой, комплексный товар, с длительным сроком производства, с большим оборотным капиталом. И, что очень важно, это товар, который агрегирует в себя достижения десятка смежных отраслей: ученых, металлургов, производителей комплектующих. Вложения в такие высокоинтеллектуальные отрасли являются жизненно необходимыми для долгосрочного развития государства. Цикл таких инвестиций длится не одно десятилетие. Многие государства, понимая значимость машиностроения, решают основные проблемы отрасли. Какие это проблемы? Первое — это квалифицированные кадры. Необходимо субсидирование для тех, кто обучается, и тех, кто вовлечен в подготовку кадров. Чтобы больше людей получало специальное и высшее техническое образование. Второе — это финансирование оборотного капитала или финансирование продаж. Не секрет, что наличие у государства агентства по поддержке экспортных продаж — признак хорошего тона. К примеру, Германия и Китай предоставляют машиностроителям, экспортирующим свою продукцию, бесплатные кредиты либо кредиты с минимальными ставками. Среди популярных инструментов поддержки экспортеров – также страхование рисков, гарантирование поставок и процедур расчетов, серьезное участие дипломатических миссий и торгово-промышленных палат. В Украине, где экспортеры особо ждут поддержки, мы инициировали создание экспертной группы и в партнерстве с другими компаниями и государством работаем над созданием плана действий. Третье — это регуляторная политика в сфере налогообложения. Здесь нужно учитывать сумму отвлеченного оборотного капитала, которую приходится вовлекать в производственный процесс, и к тому же — на замораживание налогов.

- У вас нет проблем с доступом на внешние финансовые рынки?

- Для нас это один из основных болезненных вопросов. И сложности здесь есть не только с внешними рынками. Ситуация следующая: внутренняя банковская система не способна решать вопросы финансирования бизнеса, а внешние кредиторы не готовых брать риск Украины для реализации внешних торговых отношений. Причем речь идет не только о долгосрочном финансировании капитального строительства, речь идет даже об элементарном торговом финансировании, когда необходимо выставлять тендерные гарантии, гарантировать способность нашего выполнения обязательств. Здесь существует серьезная проблема.

- И как вы решаете эту проблему?

- Как я уже говорил, наша деятельность предусматривает колоссальное отвлечение капитала. Если мы участвуем в тендере на продажу комбайна, который стоит пол миллиона долларов, то мы должны положить на счет 20 миллионов гривен — для того, чтобы банк прогарантировал наше участие, и выпустил гарантию. При этом, у наших банков та же проблема, что и у нас. У них ограниченная возможность выставлять такие гарантии, так как международные банки их не принимают. Проблема, на самом деле, системная. И я бы посоветовал нашему правительству сконцентрироваться над решением вопроса обеспечения ликвидности денежной системы страны. Ряд наших контрактов сорвался из-за того, что у нас не было возможности сделать элементарные, так необходимые бизнесу вещи.

- Вам сложно сейчас работать на российском рынке?

- На российском рынке работать непросто, потому что приходится заново убеждать клиентов в нашей надежности. Мы это делаем, и есть результат. Если за 2014 год реализация Corum в России составила около 260 млн грн, в 2015 году за период январь-май мы уже достигли показателя в более чем 115 млн грн, а в целом по году планируем продать на сумму более 520 млн грн. Клиенты видят, что мы выполняем свои обязательства и идут нам навстречу.

- У компании было сотрудничество с польскими компаниями. Вы видите увеличение вашего присутствия на польском рынке?

- У нас было и остается это сотрудничество. В 2014 году мы поставили один комбайн, сейчас в Польше уже работают три наших комбайна. Мы рассчитываем, что до конца этого года количество работающих там комбайнов увеличится до шести. Кроме комбайнов мы будем поставлять в Польшу и другую технику. Эта страна является важным для компании рынком, где мы планируем развивать свое присутствие. Конечно, там тоже есть своя специфика: европейцы привыкли к серьезному уровню сервиса. И мы доказываем им, что способны его обеспечить. И что там, где техника наших конкурентов работать не может, наша техника показывает хорошие результаты.



Архив
Новости
Аваков в Канаде. Расследовать гибель 5 полицейских будет замминистра Сергей Яровой 14:23
5 полицейских погибли в перестрелке между собой в Княжичах под Киевом 11:19
Власти подняли цены на алкоголь: нет водки дешевле 70 грн за пол-литра 06:00
Экс-замглавы "Нефтегаза" Кацубе еще на два месяца продлили арест 11:39
Соцсети активно обсуждают новые цены на алкоголь: требовать субсидии или созывать "Алкогольный Майдан"? 08:01
Сегодня в Украине отмечают праздник Введения в храм Пресвятой Богородицы 08:30
Жители Княжичей обвинили полицейских в обворовывании домов, - Стогний 17:01
"Евровидение-2017" пройдет в Украине: слухи о переносе в РФ не подтвердились 19:21
В соцсетях подбирают Авакову замену на посту министра МВД после бойни в Княжичах 21:50
Онищенко рассказал российскому телеканалу, что передал спецслужбам США компромат на Порошенко 17:07
больше новостей