Интервью 2016-12-07T05:22:32+02:00
Українські новини
​Константин Стогний: Facebook не должен быть основным местом работы министра Авакова

​Константин Стогний: Facebook не должен быть основным местом работы министра Авакова

28 марта партия "Оппозиционный блок" сформировала оппозиционное правительство. Должность министра внутренних дел и чрезвычайных ситуаций была предложена тележурналисту и ведущему Константину Стогнию, который уже имеет опыт работы в МВД в качестве советника министра. Українські Новини попросили Стогния оценить работу всей правоохранительной системы правоохранительной системы, а также деятельность непосредственно министра Арсена Авакова. Он также рассказал, почему Антон Геращенко должен нести ответственность за свои связи с сайтом "Миротворец" и ответил на вопрос – кто все-таки Константин Стогний – политик или журналист.

Фото: ictv.ua

В качестве министра внутренних дел оппозиционного правительства, как Вы оцениваете деятельность Арсена Авакова?

- Оппозиционное правительство – это общественная организация, потому что нужно различать "Оппозиционный блок" и общественное движение, которое может состоять из любых непартийных людей.

Когда я принял это предложение, то я сказал, что буду внепартийным и основой своей деятельности не считаю огульную критику власти. В основу я поставил реформирование системы внутренних дел, подсказки нынешним реформаторам о том, что они делают не так и на ближайшую перспективу предоставить видение того, что необходимо сделать для безопасности наших мирных городов. На этих условиях я и вошел в оппозиционное правительство и этого буду придерживаться. Просто критиковать кого-то мне бы не хотелось.

То есть Вы не уходили из журналистики в политику?

- Нет, я категорически этого не приемлю. Профессионал должен оставаться профессионалом и делать то, что он лучше умеет. Я долгое время работал в милиции и был журналистом, но, в конце концов, сделал выбор. Я периодически делал этот выбор. Я уходил, как только в министерстве начинал протухать запах здравого смысла. Моими советами пользовались десять министров внутренних дел Украины и, когда они переставали к ним прислушиваться, я считал свою миссию бесполезной и уходил в журналистику.

Многие журналисты, которые меняли свою профессию на политику, переставали существовать и как журналисты и как политики. Считаю, что пользу обществу принесу больше как журналист, поэтому не хочу заниматься политикой.

В дальнейшем не допускаете того, что можете пойти в политику?

- Допускаю, потому что если человек не занимается политикой, то он должен быть готовым к тому, что политика займется ним. Я заметил, что политика все плотнее и плотнее пытается заняться журналистами и меня это сильно тревожит, потому что когда начинаются запретные действия, цензура в СМИ, это неприемлемо. Люди говорят о третьем Майдане, во что я особо не верю. Я думаю, что до осени моего терпения хватит для того, чтобы не заниматься политикой, если же все-таки будет продолжаться наступление на права и свободы людей, то придется уйти в политику. Пока что я не хочу этим заниматься.

Кто Вам предложил должность министра внутренних дел оппозиционного правительства?

- Недавно я читал у журналистов разные забавные версии по этому поводу. В материале журналистки "Украинской правды" написали, что должность министра оппозиционного правительства мне предложил Бойко и что я - человек его влияния. Я общался с этими журналистами, но так и не получил внятного ответа откуда этот бред. С Бойко я раза три за руку здоровался и мы говорили на отвлеченные темы, поэтому привязывать меня к какому-то политику очень странно. Я бы назвал того, кто сделал мне такое предложение, но пока не хочу раскрывать карты, чтобы посмотреть меру правдивости той информации, которую журналисты публикуют по этому поводу.

Зарплату в оппозиционном правительстве получаете?

- Мне лично никто ни копейки не платит, я не пользуюсь вообще никакими благами, ни мобильными телефонами, ни канцелярией. Я слышу разные версии о том, что кто-то сказал, что мне автомобиль с водителем дали... об этом даже смешно слышать. Это общественное движение, кто хочет тот участвует.

Поддерживаете ли Вы практику общения министра Авакова в соцсети Facebook?

- Вы знаете, в какой-то мере это правильно, это международные тенденции и нужно общаться с людьми, но такое общение должно быть дополнением к официальному общению. Потому что страница в Facebook, это не официальное заявление, никто не знает, это он пишет или не он. Если он пишет, несколько этому можно верить? Министр должен общаться с людьми, которые его наняли на эту должность посредством официальных встреч, и нести ответственность за свои слова – это пресс-конференции, ведь никто их не отменял. Это официальное средство общения. Интервью в газетах, где журналист задокументировал то, что эти слова сказал именно этот человек. То есть, это официальное лицо и информация должна быть официальной. А когда это расположено на Facebook, то это примитивизирует всю систему и все что сказано, поэтому странно ссылаться на соцсеть. Я неприемлю, когда официальные лица таким образом общаются. Это не должно быть основным местом работы министра.

Сейчас в Верховной Раде зарегистрирован проект постановления об увольнении Авакова. На ваш взгляд, какова вероятность, что депутаты поддержат его увольнение?

- Я эту вероятность расцениваю как низкую, потому что должность министра — это результат коалиционных договоренностей, поэтому если его увольняют – это разбалансирование коалиции. Хотя думаю на 10-15 % что это постановление будет поддержано.

Почему на Ваш взгляд так медленно в стране проводятся реформы, в частности, что касается реформы МВД. Все-таки привлекли иностранных экспертов и предоставили им гражданство и необходимые полномочия для эффективного процесса. Что мешает этому?

- Международных экспертов нужно привлекать, но у них свой опыт и свои особые условия, в которых проводились их реформы, поэтому калькой накладывать их опыт на наши реформы невозможно. Во-вторых, наивно было бы рассчитывать на то, что к примеру Эка Згуладзе будет отвечать за проведение реформ у нас в стране. Как, человек с другой страны с населением, равным населению Киева, может отвечать за это? Кроме того, реформа исходит от самого МВД, хотя международная правозащитная и юридическая практика говорит о том, что не может орган реформировать сам себя, потому что нынешний министр заинтересован в усилении своих полномочий и власти. Орган не может сам себя реформировать и быть эффективным, поэтому и все буксует.

Поддерживаете ли Вы создание Национальной полиции и патрульной службы?

- Я поддерживаю создание национальной полиции, это правильный ход, но просто переименовывать подразделение… надо изучать необходимость. Это затратно, так как страна нуждается в деньгах, пенсионеры нуждаются в пенсиях. В этих условиях переименование – это трата миллионов гривен бюджетных средств. Эффективность от такого переименования сомнительна, это будет то же самое ГАИ, только с другим названием. Это то же самое как с переименованием "Беркута" переименовали, когда его по-старинке продолжают называть тем же именем.

Вы поддерживаете ликвидацию "Беркута"?

- Я не поддерживаю и объяснил уже причину, их все равно называют "беркутовцами". Это сложный вопрос, я к нему отношусь негативно.

Предлагали ли Вы помощь властям в реформировании правоохранительной системы?

- Я постоянно даю власти это понять в своих публичных обращениях. Я не хочу критиковать власть, не хочу говорить, как плохо все работает, так как это неправильно. В этих условиях нужно наоборот подставить свое плечо и помочь. Я проработал 20 лет и опыт у меня есть в этом деле. Это мой гражданский долг помочь своей стране, а не попытка ухватится за власть. У меня есть чем заняться. Я бы не уходил в оппозиционное правительство, если бы меня слышала власть и пригласила, но понимаете, я человек неудобный в этом плане, потому что умею думать и знаю многие вещи.

Сколько необходимо времени, чтобы реформировать правоохранительную систему?

- Чтобы реформировать всю систему необходимо много времени. Это должен пройти не один год. Если говорить о настоящем реформировании, то по моим расчетам должно пойти около 3 лет, а если сделать реформу хотя бы сугубо общественной безопасности, то за год это можно осуществить.

Почему именно сейчас МВД начало расследовать уголовные дела, события по которым происходили еще 20 лет назад? Я имею ввиду отчуждение акций телеканала "Интер" в 97-99 годах?

- Когда занимаются средствами массовой информации, это всегда напрягает. Это говорит о том, что данное СМИ неудобное и пахнет политическим заказом.

Вы наверняка знаете о сайте "Миротворец", который уличили в обнародовании персональных данных граждан. Почему до сих пор он работает?

- Этот вопрос скорее к СБУ и МВД. На лицо нарушение Законов Украины, в частности, связанных с разглашением персональных данных. Другое дело, если в законном порядке, например, суд вынес решение: "Да, это преступник". Тогда можно выставлять информацию и разыскивать. А так, кто-то для сведения счетов с конкурентами может размещать данные своего бизнес-партнера. Кому это нужно? Думайте.

В этом контексте, как Вы относитесь к народному депутату Антону Геращенко, который неоднократно привязывал себя к деятельности этого сайта?

- О том, какой он специалист правоохранительной системы скажу честно, в моем представлении - очень слабый, юридически неграмотный. Иногда он говорит хорошие и полезные вещи. А вот его связь с сайтом "Миротворец" честно говоря, странная и за это ему рано или поздно придется отвечать, потому как персональные нельзя данные открыто публиковать. Это нарушение законов Украины.

С чем Вы связываете последние резонансные убийства, в частности, экс-депутата Калашникова, журналиста Бузины в Киеве. Почему они не раскрыты?

- Как можно оценивать? Низкая эффективность правоохранительных органов, явный политический почерк. За свои политические взгляды люди пострадали. В нормальном обществе это недопустимо, нужно расследовать, находить заказчиков и наказывать тех людей, которые блокировали расследование уголовных дел. Кстати хочу сказать, что когда мы приехали на место убийства (Бузины) то увидели, что было огорожено ненадлежащим образом и вообще в первые часы было сделано все возможное для того, чтобы затоптать, уничтожить улики и, в результате, не раскрыть это преступление. За это все равно кто-то будет отвечать рано или поздно.

Оцените действия МВД во время проведения операции по задержанию подозреваемого, взявшего в заложники троих человек в Харьковской области? В итоге его ликвидировали....

- По почерку проведения операции видно, что не было там настоящих профессионалов, которые могли поговорить с подозреваемым, оказавшимся в тяжелой беде. Другая сторона такова, что он должен был решать свои проблемы по-другому, а не захватывать заложников, это тоже вызывает вопросы.

Если бы Вы стали министром внутренних дел, какие из реформ вы бы оставили, а какие изменили в первую очередь?

- Я бы обязательно ушел от "палочной системы" оценки работы милиции, когда все знают, какой должен быть заранее результат. Нужно также разобраться с двойным подчинением, когда, к примеру, участковый подчиняется, во-первых, начальнику райотдела, а во-вторых, начальнику департамента МВД в Киеве. И когда проводится назначение, то оно согласовывается по линии МВД. У меня тогда вопрос, как здесь в Киеве смогут увидеть того участкового? Поэтому нужно прекращать это двойное подчинение. Также нужно полностью убрать из милиции экономический блок. Многие идут в милицию, чтобы контролировать бизнес и зарабатывать на этом. Также милиция не должна заходить на предприятия и проводить свои проверки, разве только в связи с тяжкими преступлениями. У милиционера должна быть также хорошая зарплата, примерно 1000 долларов и необходимые социальные гарантии.



Архив
Новости

ok