Интервью 2016-12-04T06:41:29+02:00
Українські новини
​Леонид Козаченко: Я не завидую ни одному министру, каким бы он ни был. Даже иностранцам...

​Леонид Козаченко: Я не завидую ни одному министру, каким бы он ни был. Даже иностранцам...

Почетный президент Украинской аграрной конфедерации, председатель совета предпринимателей при Кабинете Министров, экс-вице-премьер, а с ноября 2014 года - народный депутат Украины 8-го созыва и глава созданного в декабре того же года межфракционного депутатского Аграрного объединения в Верховной Раде Леонид Козаченко рассказал Українським Новинам о своем видении реформ в агросекторе, "аграрном лобби" в парламенте и о ситуации в отрасли в целом.

Леонид Петрович, Вы давно занимаетесь политикой, но в роли законодателя впервые. Какие ощущения?

Первые ощущения - это отсутствие самореализации. Ведь есть много вопросов, которые сейчас необходимо решить на уровне законодательной власти, но это не удается сделать быстро и комплексно. Это и вопросы борьбы с коррупцией, и реформирование в реальном секторе экономики для облегчения ведения бизнеса. Эти направления сегодня требуют наибольшего внимания.

Если в этом направлении будут хоть какие-то сдвиги, тогда будет проще решать и социальные проблемы в нашей стране, которые в последнее время, к сожалению, только обостряются. Этому больше всего "способствует" война, а после этого - отсутствие реформ.

Какие сейчас преграды в парламенте для проведения реформ?

Преграды есть, к сожалению, в обществе. На сегодняшний день отсутствует сложившаяся политическая воля в направлении решения этих проблем. У нас очень много пустых деклараций. К сожалению, мы оправдываем отсутствие реформ тем, что у нас нет опыта, нет денег. Мы получили огромное количество грантов, создали (в соответствие с теми заявлениями, которые делают чиновники) более 400 рабочих групп, в том числе и на уровне Администрации Президента, и на уровне Кабмина, министерств и различных ведомств. Эти группы якобы разрабатывают предложения по реформированию той или иной отрасли, борьбы с коррупцией, однако реализации этих программ, которые разрабатываются, мы не видим.

Есть еще одна аргументация: мы не только не имеем средств на выполнение этих программ, мы еще и не имеем специалистов. Мы очень много иностранцев приняли во власть. Я не против иностранцев, но думаю, что такая страна, как наша, должна иметь собственных политиков. Считаю, что у нас есть достаточно опытных людей, интеллектуальных, которые имеют положительный опыт в реализации многих программ. Они, анализируя допущенные другими странами ошибки и понимая специфику наших реалий, знают, как то или иное дело лучше реализовать в Украине и как быстро реформировать экономику. Украина может быть одной из лучших стран Европейского Союза, однако это все нужно реализовать и иметь на это политическую волю.

Но приглашенные иностранцы якобы имеют больше опыта… Что не так?

Дело в том, что многие из тех, кого мы взяли, не имеют опыта работы в той сфере, куда их назначили. Я приводил пример одному из иностранцев, назначенных у нас. Когда он меня спросил, почему я его постоянно критикую, я ответил, что никогда бы не согласился возглавить НАСА в Штатах, каким бы интеллектуалом я бы не был. «Ведь для того, - говорю ему, - чтобы понять, что происходит в отрасли, нужно время, а для того, чтобы ее реформировать, необходимо иметь дополнительные возможности. И не у каждого интеллектуала они есть. Поэтому, извини, я буду тебя критиковать...».

Что, по Вашему мнению, нужно изменить в аграрной политике?

Очень многое нужно сегодня менять. Не скажу, что нынешняя политика настолько пагубная или неправильная, наоборот, ранее мы имели постоянный рост основных показателей отрасли. В этом году ее финансовое состояние обременено принятыми новой властью решениями.

Мы сейчас активно начали ускорять земельную реформу, однако тут не следует спешить. Это вопрос очень сложный и требует взвешенного решения. Конечно, давно уже надо было бы завершить реформу, но этого не произошло, потому что сама власть делала много ошибок, пытаясь ее закончить. Одна из главных причин - это коррупция. Основу для нее создавал едва ли не каждый закон, который в то время принимался якобы для завершения этой реформы. Это вызвало большое недоверие населения к власти, оно еще и сейчас ощущается.

Сейчас необходимо предложить те законы, которые бы давали максимальную возможность самим аграриям принимать решение о продаже земли, администрировать этот процесс. Тут следует учесть положительный опыт европейских стран, предусмотреть мораторий на право иностранцев и юридических лиц покупать землю, следует определить максимальный размер земельного участка, который в начале будет разрешен для приватизации, после чего его можно было бы увеличивать. Например, некоторые европейские страны предоставили право осуществлять куплю-продажу земли так называемым земельным союзам, созданным собственниками земли. Именно они, а не чиновники, сами продают свою землю и вносят соответствующие записи в государственный реестр. Государство же, если видит какие-то нарушения закона, может этот процесс остановить через суд.

Необходимо также определить срок, в течение которого должно быть подготовлено это законодательство.

Также следует нарабатывать законодательство по изменению системы налогообложения аграриев. Сегодня МВФ сказал, чтобы всех аграриев перевести на общую систему налогообложения и обременить сельское хозяйство на каких-то аж 20-30 млрд гривен. Конечно, это не так много для отрасли, но таким образом действовать нельзя. Следует очень взвешенно и последовательно подходить к разработке соответствующих законов и подзаконных актов. Считаю, что система налогообложения для аграриев должна быть дифференцированной: мелким производителям нужно создать больше льгот, для средних - меньше, а для крупных агрохолдингов необходимо предложить использование кластерной системы налогообложения. Делать это нужно постепенно, возможно, с предварительными локальными внедрениями этих налоговых изменений.

Какие сейчас есть инициативы по налогообложению в Раде?

Сейчас инициатив особых нет. Есть инициатива правительства, чтобы перевести всех аграриев на общую систему налогообложения, забрать все льготы по налогу на добавленную стоимость и увеличить ручное распределение субсидий. То есть те льготы, которые автоматически должны получить аграрии через аккумуляцию НДС, их суммы сохранить, но предоставить чиновникам возможность их распределять и решать, кому давать, кому - не давать.

Вот такая идея в Раде сейчас распространяется, но это неправильно, этого в наших условиях делать нельзя. Эту идею, кстати, отрицает и Коалиционное соглашение, которое депутаты подписали.

Надо менять также и систему кредитования аграрного производства (и это не только касается аграрной отрасли, но и других отраслей экономики), потому что на сегодняшний день заниматься бизнесом, когда кредитные ресурсы стоят более 30%, невозможно. Нет ни одной страны в мире, которая могла бы это выдержать. Нужны новые предложения относительно изменений в монетарной политике и новые идеи реформирования банковского сектора.

Сейчас депутаты добились возвращения НДС при экспорте зерна. Что еще удалось отстоять?

Решение, принятое в отношении НДС, это лучше, чем ничего, но в нем есть много противоречий. Это очень выгодные условия для крупных агрохолдингов, которые выращивают свою продукцию и продают ее сами, экспортируют. У них вообще идеальная ситуация. А с мелкими и средними товаропроизводителями есть вопрос. Во-первых, как администрировать этот возврат НДС? Ведь одному можно 50% возвращать, другому - 100%. Если трейдер работает с тысячами малых и средних предприятий, то как потом отследить налоговой администрации, кому сколько давать. Это очень сложно. К тому же, это оправдывает частые налоговые проверки.

С другой стороны, мы перешли на так называемую систему электронного контроля возврата НДС. Украина - единственная страна в Европе, которая применяет этот механизм, он очень сложный, но позволяет 100-процентно контролировать тех, кто не платил НДС и спекулировал на этом. Вместе с тем, в законе прописано, что вы не можете работать более чем с одним посредником. С двумя нельзя, потому что они будут спекулировать, хотя даже теоретически этого сделать нельзя. Условия данного законодательного акта ограничивают работу трейдеров. Они абсолютно объективно говорят, что их дискриминируют. Однако оставить невозврат НДС - это дискриминация крестьян, которая стоит более 40 млрд гривен потерь. Ничего подобного наша власть никогда не делала ни в одной отрасли экономики.

Таким образом, то решение, которое сегодня принято по НДС, вернет около половины потерь, но полностью проблему не решает, еще и создает почву для коррупции.

Что еще осталось сделать по гармонизации нашей законодательной базы с европейской в аграрной сфере и когда можно завершить этот процесс?

Сейчас более 100 новых законопроектов нужно принимать и вносить изменения в существующие, и около 500 подзаконных актов - либо новые принимать, либо менять нынешние. Это огромная работа. Ее депутаты планируют сделать за три года. Однако, считаю, если на этом сосредоточить усилия, этот процесс можно завершить в два раза быстрее. Можно сделать, например, так называемую «прямую дорогу» в Верховной Раде для адаптации этих законов - то, что делали Прибалтика и Польша, когда они проходили процесс евроинтеграции. Но мы этого не сделаем, и не потому, что эта «короткая дорога» в парламенте не будет создана, просто министерства не подготовят эти законопроекты, потому что две трети этих евроинтеграционных законов ограничивают права чиновников. А наш чиновник хочет чувствовать себя значимым и не любит, когда его ограничивают. У них, также, нет опыта в написании этих законов. Именно здесь нужно было использовать те средства, гранты, которые поступают из-за рубежа. Я критиковал неэффективное использование этих средств, но тут их следовало бы все-таки использовать.

А как на счет дерегуляции? Скажите, пожалуйста, насколько сложна реорганизация Госветфитослужбы и еще ряда служб в одну структуру?

Вопросы дерегуляции нужно брать на особый контроль. С одной стороны, следует ее делать, а с другой - делая это, не допускать ошибки, которые сегодня допущены. Например, взяли и ликвидировали Госветфитослужбу, Госсельхозинспекцию, санэпидемстанции, Государственную службу защиты прав потребителей, взамен ничего не создав. Но есть много функций, которые государство должно выполнять. Этого также требуют международные соглашения, подписанные с другими странами.

Реорганизуя Госветфитослужбу, чиновники создали огромные проблемы, ведь функции реорганизованных служб сейчас никто не выполняет. Возникает вопрос, стоило ли тогда это начинать? Да, стоило, ведь те государственные службы, которые сейчас находятся в процессе реорганизации, имели большое количество лишних функций, которые следовало бы частично отменить, незначительное их количество оставить эксклюзивно за государством, а другую часть делегировать негосударственным организациям. Эти учреждения могли бы их выполнять от имени государства, как в других странах мира, - например, выдавать различные разрешения, сертификаты. Это уменьшило бы стоимость данных услуг, уничтожило бы коррупцию. Ведь, например, стоит загруженный корабль в порту и "ждет" справку о качестве продукции, которую может выдать только одна государственная инспекция, устанавливая при этом свои расценки и требуя дополнительного "вознаграждения". А у клиентов нет альтернативы. Тогда как в других странах мира десятки таких лабораторий, в любое время суток эту справку можно взять и стоит она копейки.

Да, надо дерегулировать, но не так, как это делают у нас. Та же реорганизация Госветфитослужбы, Госсельхозинспекции и других ведомств – яркий тому пример. Если раньше было 5 учреждений и все они были коррумпированы, то если их функции передать одной, она будет суперкоррумпированной. Есть такая точка зрения. Но если старые структуры ликвидировать и отменить их ненужные функции, или часть этих функций передать негосударственным субъектам - процентов 15-20, тогда был бы эффект. Но мы этих реформ можем не выполнить. Потому что нет политической воли у наших политиков, а иностранцы, которые пришли, никогда этим не занимались.

Недавно министр Павленко сообщил о решении выставить в этом году на приватизацию "Укрспирт" и ряд других подчиненных министерству предприятий.

Сейчас в подчинении Минагрополитики около 500 государственных предприятий. Очень много пришлось приложить усилий, чтобы убедить министра обратить внимание на их приватизацию. Потому что в начале своей деятельности он говорил, что намерен сделать эти предприятия прибыльными, поднять их капитализацию, чтобы можно было их позже продать по более высокой цене. А также заменить коррумпированных руководителей менее коррумпированными. Но об этом говорил каждый, кто приходил последние двадцать лет на должность министра. Поэтому вопрос о другом надо ставить: зачем министерству заниматься бизнесом? Необходимо формировать и совершенствовать аграрную политику.

Леонид Петрович, расскажите, пожалуйста, об аграрном объединении в Раде. Какими достижениями оно может похвастаться с момента создания?

Какие-то особые достижения оно еще не может продемонстрировать. Сейчас мы активно начали работу с Евросоюзом по имплементации законодательства к европейским стандартам. Сейчас мы лоббируем преодоление некоторых бюрократических преград, которые ЕС все-таки создал. Они больше касаются продвижения нашего продовольствия на европейский рынок. Мы хотим снять эти препятствия, используем свои депутатские мандаты, давление межфракционного объединения, приглашаем европейских специалистов к себе, в частности, чтобы они объяснили, почему, проинспектировав наши мощные предприятия, они не дают разрешения; почему выделяют очень маленькую квоту на поставки мяса птицы, не дают еврономер на экспорт в ЕС молока, яиц, продвижение которых ведется уже два года.

Однако мы не только приглашаем европейцев к себе, но и часто ездим к ним, организовываем встречи, общаемся, убеждаем.

Оцените, пожалуйста, работу Алексея Павленко по сравнению с двумя его предшественниками.

Если смотреть исключительно на показатели производства сельхозпродукции, то все трое имели примерно одинаковую плюсовую динамику. Может Николай Присяжнюк больше имел право сказать, что он заложил основы для роста, потому что он действительно работал дольше по сравнению с двумя другими. Игорь Швайка работал полгода, он никаких оснований НЕ заложил. Павленко тоже еще очень мало проработал.

Правда, еще до Присяжнюка закладывали основы, что дало впоследствии возможность выйти на высокие показатели.

Если сравнивать Швайку с Павленко, думаю, у Павленко сегодня больше поддержки в обществе. Он больше работает с внешними партнерами, работает над тем, чтобы продвигать имидж Украины в мире. У него это хорошо получается. Он хорошо знает английский язык, много бывает в Евросоюзе, в Соединенных Штатах и других странах мира. Там положительно его воспринимают. Но его проблема в том, что он мало работает с гражданским обществом внутри государства. Ту самую большую ошибку, которую сделал его предшественник, убрав общественный совет при Минагрополитики и не работая с профильными ассоциациями, он не исправил. Сейчас только в 3 из 20 украинских министерств нет общественного совета, в том числе отсутствует и общественный совет МинАПК.

Вашу кандидатуру в декабре прошлого года рассматривали на должность министра АПК Украины. Вы в будущем хотели бы занять эту должность?

В декабре я сам отказался. Это одна из причин, почему им не стал. Я никогда не хотел им быть, потому что не верил в то, что, учитывая все проблемы в нашем политикуме, которые сдерживают развитие АПК, можно как-то радикально изменить ситуацию. А пойти и не самореализоваться, я не хотел. Я не завидую ни одному министру, каким бы он не был. Даже иностранцам, которые пришли. Там работать нелегко: иметь такую большую нагрузку и ответственность оправдано только тогда, когда уверен, что сможешь что-то существенное и полезное сделать для страны.

Чем будет отмечен этот год для аграриев по сравнению с предыдущим?

Прошлый год стал рекордным по валовому производству зерна. Несмотря на драматическое падение экономики, это единственная отрасль, которая смогла тогда выстоять. Каким будет этот год? Пока мы имеем падение показателей развития отрасли. Думаю, что соберем меньший урожай. Если принимать во внимание чисто теоретические расчеты, учитывать использованные на посевную материально-технические ресурсы, уход за посевами, ожидается уменьшение урожая процентов на 10-15. Есть и другие проблемы, связанные с дополнительным финансовым обременением отрасли, с одной стороны, а с другой - погодно-климатические условия не настолько благоприятные, как в прошлом году. Поэтому текущий год будет сложным. Нужно также учесть ситуацию на Востоке, Крым (его уже быстро не вернешь), потеря территории - все это отразится на показателях. Но нам хватит, чтобы и себя прокормить и положительно работать на внешних рынках. Для этого необходимо реформировать не только аграрную отрасль, но и другие отрасли экономики, бороться с коррупцией, побеждать врага, ворвавшегося к нам извне. Большинство украинцев готовы к этому. И я уверен, что мы победим.



Архив
Новости

ok