Интервью 2016-12-05T05:41:58+02:00
Українські новини
​Генеральный директор "Санофи-Авентис Украина" Жан-Поль Шоер: Распространению современных инсулинов в Украине

​Генеральный директор "Санофи-Авентис Украина" Жан-Поль Шоер: Распространению современных инсулинов в Украине мешают лишь административные барьеры

Жан-Поль Шоер
Жан-Поль Шоер

Фармацевтический рынок – одно из главных направлений реформирования системы здравоохранения, которую задекларировал нынешний министр здравоохранения Александр Квиташвили. Также этот рынок – один из наиболее социально значимых, особенно в условиях экономического кризиса. О ситуации на рынке и его проблемах, о взаимодействии его участников с руководством минздрава Українським Новинам рассказал руководитель украинского подразделения одной из крупнейших международных фапмацевтических компаний, генеральный директор "Санофи-Авентис Украина" Жан-Поль Шоер.

Сейчас в связи с девальвацией гривны украинцы стали существенно экономить на лекарствах. Как, по-вашему, можно сделать лекарства более доступными для наших сограждан?

Я думаю, эта проблема шире и она касается не только медпрепаратов. К сожалению, цены выросли не только на лекарства, мы все это видим, когда идем в супермаркет. Конечно, рост цен более критичен, когда мы говорим о лекарствах, чем когда речь идет о шампунях. Ведь нет причин, чтобы не росли цены на медицинские препараты, когда растут цены на весь импорт. Разница в том, насколько растут эти цены. Вы правильно подчеркнули, что медицинские препараты – это не просто продукция. И различные фармкомпании и лаборатории в связи с этим избрали для себя различные ценовые политики.

А какую стратегию выбрала ваша компания? В Украине есть своя фарминдустрия и за счет того, что импортировать стало менее выгодно, ваша компания рискует потерять свою долю рынка. Какую стратегию выбрали вы, чтобы сохранить долю рынка?

Стратегия такова: или вы сохраняете свою долю рынка, или вы готовы немного потерять. Мы решили выбрать второй вариант. И я прозрачно готов объяснить почему: мы, в Санофи, считаем, что у нас есть определенный уровень ответственности перед людьми. Наша компания зарегистрирована на фондовых биржах в Париже и в Нью-Йорке и мы несем определенную финансовую ответственность. Но мы не должны забывать, что мы компания, работающая в сфере здравоохранения. Поэтому, будучи социально-ответственной компанией и фокусируясь на потребностях пациентов, в прошлом году мы приняли ряд важных решений: для жизненно необходимых препаратов мы зафиксировали цену в гривне на уровне декабря 2013 года. То есть, в 2014 году мы не повышали цену на инсулин и даже существенно снизили цены на некоторые онкологические препараты. Аналогично мы поступили с препаратами для лечения ряда сердечнососудистых заболеваний. Сейчас именно тот момент, когда страна нуждается в социально ответственном бизнесе.

То есть на некоторых направлениях вы пошли на потерю доли рынка, а на некоторых вы пошли на потерю маржи?

Да, в этом и есть разница между продажей шампуня и продажей важных для жизни медикаментов. Есть компании, которые ведут себя как мы, а есть такие, которые, к сожалению, выбрали другие способы ведения бизнеса. Увеличение цены для нас не было основной стратегией, которая обеспечила рост в прошлом году. И, очевидно, что это не может длиться 5 лет. Мы верим в развитие Украины, и мы верим в то, что должны отвечать потребностям людей. И это хорошее бизнес-решение.

Правительство и министр Квиташвили объявили курс на максимальную открытость фармрынка. Как Вы оцениваете работу министра, в том числе и по реформированию фармрынка?

Не знаю смогу ли я дать оценку, но могу прокомментировать. Я считаю, что программа, которую внедряет министр с момента своего назначения, достаточно амбициозна. Думаю, он быстро понял, что необходимо делать. Я лично встречался с Квиташвили, и мне он показался очень профессиональным, компетентным и открытым человеком. Но главное то, чтобы у него была возможность внедрять свою программу. И министр начинает это делать. Были приняты законы, для того чтобы международные организации могли закупать медпрепараты. Надеюсь, что ему также удастся быстро принять решение по упрощению регистрации новых продуктов, зарегистрированных в странах ЕС и США. Есть много проектов, которые сейчас обсуждаются, и это обсуждение открыто. Это многообещающе, но еще многое предстоит сделать.

Как, по-вашему, остались ли в украинском законодательстве барьеры, которые мешают работе фармкомпаний?

В первую очередь, это зарегулированность экономики, ее необходимо дерегулировать. Особенно это касается сферы здравоохранения. Приведу пример: диабет. Сейчас существуют барьеры, которые мешают врачам и пациентам получить доступ к современным инновационным препаратам, которые им необходимы. В то время, как в Европейском союзе 80% пациентов проходят лечение современными препаратами, в Украине этот процент составляет лишь 10%. Особенно остро стоит вопрос с лечением детей: если в Европе лечение современными препаратами проходят 100% детей, то в Украине это всего 13%. Мешают лишь административные барьеры. Современные инсулины более дорогие, но если мы будем продавать их больше, то и цены будут соответственно снижаться. Это всего лишь один пример, а таких регуляторных моментов много, они абсолютно неэффективны, ограничивают свободный доступ к рынку, свободу выбора пациентов и мешают компании инвестировать в страну.

Насколько адекватными являются ввозные пошлины в Украине и насколько комфортным или жестким является ваше сотрудничество с таможенной службой?

Считаю, что ввозные пошлины абсолютно неадекватны в части медицинских препаратов. Что касается другой продукции, то можем понять, какая сейчас ситуация в стране. Если накладывается пошлина в размере 5-10% на шампунь, то это можно понять. Если такая пошлина накладывается на лекарства - не думаю, что это хорошая идея. В прошлом году было введено 7% НДС на медпрепараты, в этом году - пошлину 5% на их импорт. И в то же время мы продолжаем говорить, что медицинские препараты слишком дорогие. Здесь отсутствует логика. Что касается фармацевтической отрасли, я считаю, что решение о пошлинах неразумно и, думаю, его еще пересмотрят и медпрепараты исключат из перечня облагаемой пошлиной продукции.

Что касается сотрудничества с таможенной службой, то это новый для нас опыт, ведь раньше у нас не было таможенных сборов и пошлин. Это новые отношения, но с момента введения пошлины особых проблем у нас не возникало.

Заработает ли, по-вашему, механизм реимбурсации в Украине и что это даст вашей компании?

В первую очередь реимбурсация должна стать преимуществом для людей. Я работаю в Украине с 2003 года и с того времени все время слышу разговоры о системе реимбурсации. Основная проблема, которая мешает сделать это прямо сейчас, это финансирование и отсутствие воли властей. Вы, наверное, знаете, что с первого марта этого года должна была быть введена система реимбурсации для инсулинов. Этот нормативный документ был разработан еще в прошлом году, и его принятие обеспечило бы еще большую прозрачность, положив конец тендерам и существенно облегчив доступ пациентов к лечению. Данная норма улучшила бы управление финансами, потому что сейчас на тендер выставляется определенный объем лекарств, который надо закупить. И никто никогда не уверен будет ли этот объем использован. Решение все еще не принято, не смотря на то что ранее по инсулинам был внедрен пилотный проект в 3-4 областях, который доказал, что система работает. И она также успешно работает и во всех остальных европейских странах.

Плохой пример реимбурсации - это та система, которую пытались внедрить 3-4 года назад и касалась препаратов для гипертоников. Программа не заработала должным образом, потому что не все аспекты были учтены, не было прозрачности, и преимущество отдавалось отдельно взятым компаниям; в то время, когда основной целью системы должна быть поддержка пациентов и обеспечение их доступа к лечению. Реимбурсация – это механизм, который может привести к снижению цен, с учетом увеличения объемов продаж, возможности планировать ситуацию и прозрачности процесса. А люди смогут получить доступ к препаратам.

Вы знаете, что уже почти год на востоке Украины идут боевые действия. К вам обращались волонтерские организации или благотворительные фонды по закупкам медприпаратов в зону АТО?

Моя семья – украинцы, и я не только хорошо проинформирован, но и очень переживаю из-за сложившейся ситуации в стране. Конечно же, к нам, как большой международной фармацевтической компании, обращались за помощью, и мы шли навстречу, предварительно согласовав потребности в препаратах с Минздравом. Таким образом, в прошлом году Санофи в Украине обеспечила бесплатными аналоговыми инсулинами свыше 55 больниц в более чем 20 регионах Украины, включая зону АТО, чтобы пациенты, несмотря на тяжелую ситуацию в стране, действительно имели доступ к современной терапии. Мы постоянно и тщательно отслеживаем ситуацию в стране и готовы к дальнейшим шагам и партнерству с органами государственной власти, чтобы пациенты и в будущем имели доступ к современным и высококачественным препаратам.

Понесла ли компания какой-либо ущерб в связи с аннексией Крыма и боевыми действиями в Донецкой и Луганской областях?

Конечно, ведь если брать Крым и Донбасс, то это где-то 20% рынка. А сейчас Донбасс составляет около 5% продаж . То есть, это значительные потери для компании.

Как изменились продажи компании на украинском рынке в 2014 по сравнению с 2013? С чем связана такая динамика?

Согласно исследованию Морион, продажи компании в 2014 году составили 1,5 млрд. в гривне, рост составил 2% . Если же говорить в евро, то роста не было.

Рынок существенно сократился в объемах в количестве упаковок. По сравнению с 2013 годом в 2014 году 13% рынка было потеряно именно в количестве упаковок. Насколько я помню, в 2009 году такое сокращение в количестве упаковок составляло 6%. И, конечно же, нам пришлось пересмотреть свою стратегию, чтобы как-то работать в сложившейся ситуации, обеспечить финансирование, стабильность и долгосрочный рост компании и сохранить рабочие места. В прошлом году по экономическим причинам мы не уволили ни одного человека. Более того, мы предоставили работу 60 новым сотрудникам. Это в определенной степени является частью нашей социальной ответственности.

Вы говорили про определенный рост в гривне. Это исключительно за счет девальвации?

Да, и за счет изменения цены. Как я уже говорил, мы не повышали цену на жизненно необходимые препараты. Что касается других препаратов, то цена была повышена, но на уровень намного меньше, чем рост цен, связанный с девальвацией

Каким вы видите 2015 год для вашей компании?

Мне сложно прогнозировать, что мы будем делать в апреле-мае. Думаю, второй квартал будет очень сложным, когда мы ощутим влияние февральской девальвации , особенно с учетом роста цен на коммунальные услуги. Третий квартал не является самым сложным, так как он приходится на два летних месяца. Остается вопрос по четвертому кварталу, который традиционно сезонно является самым важным для фармацевтической отрасли. Преимущественно, все будет зависеть от ситуации на Донбассе. Сейчас хотелось бы быть оптимистом - я надеюсь, что мир наступит. И как только это произойдет, уверен, страна очень быстро восстановиться. Потому что есть воля, есть желание людей этого достичь, у страны много ресурсов, самый главный из которых – это люди.

Что касается рынка, то мы планируем двухзначный рост рынка в гривне из-за изменения цены -где-то 10-11%. Что касается объема упаковок, мы считаем, что опять будет сокращение, возможно на уровне -5-10%. Мы надеемся удержать тот же темп, что и рынок.

Вы планируете выводить новые препараты на украинский рынок в 2015 году?

В четвертом квартале 2014 года мы запустили 3 таких продукта, включая один, который полностью производится в Украине. То есть, даже в условиях кризиса мы инвестируем и верим в развитие страны. Это безрецептурные препараты: продукт от боли в горле "Прополки", еще один продукт хорошо известен и мы его перезапустили - это "Фестал", и Эмолиум", косметологический препарат. Это основные драйверы нашего роста в этом году. Параллельно мы будем пополнять наш онкологический портфель, а также планируем запуск одного-двух генерических препаратов. Кроме того, в компании планируются большие запуски продуктов в 2016 году, а также запуски примерно по одному инновационному препарату каждые шесть месяцев в периоде между 2016 и 2018 годами, демонстрируя результаты научных исследований и разработок Санофи на благо ми пациентов. Это будут препараты для лечения редких заболеваний, сердечнососудистой терапии, лечения сахарного диабета, иммунологии и других заболеваний.



Архив
Новости

ok