подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

​Председатель НКРСИ Животовский: Закрытых зон для 3G не будет

Александр Животовский
Александр Животовский

В феврале Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сфере связи и информатизации, наконец-то сумела успешно провести конкурс по выдаче лицензий на 3G связь. Это позволит внедрить в Украине высокоскоростной мобильный интернет, который уже давно ожидали общество и бизнес.

О том, какие сложности ждут операторов и абонентов на этом пути, а также - как скоро в Украине появятся следующие стандартны связи и европейские телеком-услуги Українським Новинам рассказал председатель НКРСИ Александр Животовский.

- Давайте начнем с достаточно простого и ожидаемого вопроса: считаете ли вы конкурс по выдаче лицензий на частоты под 3G успешным и ожидали ли вы торгов за некоторые лоты?

Да, я думаю, что конкурс прошел успешно. С этим сложно не согласиться, увидев торги, увидев прозрачную процедуру проведения этого конкурса и комментарии участников по его окончании. Показательным, на мой взгляд, было то, что в ходе реальных торгов были проданы все три лицензии. Это говорит о том, что цена не была завышена. А факт покупки лотов на конкурентной основе свидетельствует, что цена была вполне рыночной.

Было много споров о том, сколько лицензий продавать: одну, две или три. Глубоко убежден, что продажа сразу трех лицензий было правильным решением. Главное то, что государство получило достаточные средства за этот радиочастотный ресурс, а отрасль, индустрия и каждый игрок - получили равные условия по развитию новой технологии. И в результате этого вся индустрия, и страна в целом, получат новые инвестиции.

Сейчас часть участников рынка заявляет о неравноценности лотов, часть - о том, что лоты более-менее равноценны. Хотелось бы услышать развернутое мнение регулятора по поводу их "чистоты" и пригодности к запуску мобильной связи третьего поколения без использования дополнительной аппаратуры.

Пустите фермеров оценивать три участка земли. У каждого из них будет свое мнение по поводу каждого из них – в одном месте уклон, в другом - солнце больше светит, в третьем - почва особенная… Так и в телекоме. У технических специалистов всегда есть свои предпочтения и понимание того, где лучше и где хуже. На практике - лоты достаточно равноценны, а борьба за первый лот была связана с предпочтениями операторов и их видениями характеристик каждого лота. Важно то, что сегодня все три оператора имеют равные стартовые позиции по запуску новых услуг и могут начинать работы по развертыванию 3G-сетей.

В условиях конкурса прописаны сроки, в которые операторы обязаны вложиться по запуску услуг. Но есть еще вопрос конверсии - как это будет урегулировано?

Конверсия будет проводиться согласно плану, который коррелируется с условиями лицензий. План конверсии - это основополагающий документ, который готовится Генеральным штабом и Министерством обороны, и в котором прописан порядок и сроки замены оборудования для "очистки" указанного диапазона. Планом конверсии также определены параметры финансовых затрат операторов.

Сегодня, когда по итогам тендера определены три победителя, Министерство обороны совместно с операторами уже имеет возможность завершить работу над планом конверсии и окончательно согласовать все пункты договоров.

Скажите, в каких областях остались проблемные зоны перекрытия полос военными и насколько это сможет помешать операторам вовремя запустить услугу в соответствии с условиями лицензии?

Там нет как таковых "закрытых" зон, там речь идет о том, что исследовательский институт, которому была поручена эта работа (ГП "Научно-исследовательский институт радиоэлектронной техники" (г. Харьков) – ред)., просчитал возможность помех по максимальным допускам. Фактически этими исследованиями были определены территории, где нужно более скрупулезно подходить к разрешениям на размещение операторского оборудования. На этих участках потребуется больше внимания к техническим деталям расположения базовых станций в этих зонах. То есть УГЦР должен будет произвести необходимые полевые измерения и разработать соответствующие инструкции. Но я думаю, что это не повлияет на развитие сетей операторов, и сами операторы к этому уже относятся с пониманием. Первые пару лет фокус всех операторов будет сосредоточен на городах-миллионниках, на центрах городов, на регионах с большой плотностью населения – а это территории, где минимизированы проблемы с помехами от аппаратуры военных локаторов.

Про восток и Крым: в условиях конкурса присутствует обязательство построить там 3G - что с этим делать операторам?

Крым и Донбасс являются территориями Украины. Мы продаем лицензию, действие которой распространяется на всю территорию Украины. Поэтому другого законодательного решения у нас в стране нет и не будет – это наша территория. Другое дело, что на отдельных участках операторы временно лишены реальной возможности развивать бизнес или не могут выполнять свои лицензионные обязательства.

У любого оператора (как мобильного, так и операторов ШПД) в лицензии прописаны требования по покрытию той или иной территории с указанием конкретных сроков. Это делается для того, чтобы избежать излишнего простоя частотного ресурса. При этом законодательство предусматривает возможность увеличения этих сроков по обращению оператора в НКРСИ. Комиссия, как коллегиальный орган, каждое такое обращение выносит на обсуждение. Если субъект рынка демонстрирует свое желание продолжать работу на рынке, то регулятор, как правило, идет навстречу. Такой же механизм может быть применен и к лицензионным требованиям по 3G.

Мы заинтересованы в том, чтобы рынок развивался. И если у операторов возникают проблемы, то мы готовы их обсуждать и принимать соответствующие решения.

Будут ли операторы совместно использовать базовые станции и какие изменения нужны для того, чтобы операторы могли использовать инфраструктуру совместно?

Вопрос доступа к инфраструктуре достаточно давно муссируется на рынке и, естественно, остается одним из приоритетов для Комиссии. Сейчас проходит общественное обсуждение законопроекта "Об электронных коммуникациях", инициированного и разработанного НКРСИ. Одной из инноваций этого проекта закона стало положение, которое упрощает доступ операторов к инфраструктуре друг-друга.

Вопрос реализации этого положения в процессе строительства 3G сетей – это уже компетенция операторов. Есть много технических вопросов, которые они должны решить. Это касается имплементации конкретного оборудования, конкретных протоколов между сетями операторов и т.д. В любом случае есть ряд вопросов, по которым операторам самим придется договариваться. Мы же со своей стороны делаем все для того, чтобы доступ к инфраструктуре был облегчен, и чтобы были прозрачные и понятные рамки для этого процесса.

Сколько времени занимает легализация одной базовой станции оператора в новом стандарте от подачи заявления до получения финальной документации?

Действующее законодательство предусматривает сроки согласования базовой станции от 40 до 80 дней. Сейчас в Верховной Раде обсуждается законопроект 1888, поданный главой парламентского Комитета по вопросам информатизации и связи НДУ Александром Данченко, в котором предусмотрено сокращение этих сроков в 2 раза до 20-40 дней. Также предлагается сократить сроки выдачи разрешений с 45 до 5 дней. Сейчас УДЦР ведет активный диалог с операторами для оптимизации этого процесса. Это должно быть быстрее, проще, и у операторов должна быть возможность получать документацию в электронной форме.

Мы, безусловно, поддерживаем эти законодательные инициативы. Более того, мы инициировали значительное упрощение деятельности оператора в принципе. В законопроекте "Об электронных коммуникациях", о котором я упоминал выше, предусмотрено упразднение лицензирования видов деятельности. Мы предлагаем внедрить заявительный принцип регистрации субъектов рынка. На сегодняшний день любому оператору, любому юридическому лицу, желающему вести деятельность в сфере телекоммуникаций, необходимо прийти к нам и получить лицензию на вид деятельности - это так называемое "двойное лицензирование". И оно должно уйти в прошлое, потому, что лицензироваться должен исключительно ограниченный ресурс, которых в области телекоммуникаций только два - это номерной и радиочастотный ресурсы.

Что касается внедрения услуги переноса номеров при смене оператора. Насколько продвинулась эта работа за последние 3-5 месяцев и что, по сути, осталось сделать для запуска?

В августе прошлого года мы вынуждены были "обнулить" весь пакет документов по этой услуге. Это было связано с тем, что порядок предоставления услуги не был до конца согласован с операторами. В итоге это привело к судебным разбирательствам и фактическому срыву старта услуги. Мы приняли решение начать с "чистого листа". Была создана рабочая группа с привлечением всех заинтересованных сторон, в рамках которой проходила вся работа по разработке базовых документов и поиску компромисса по всем спорным вопросам.

По итогам 4-х месячной работы порядок предоставления услуги уже на 90% согласован с операторами. Мы также пришли к тому, что администратором услуги должно быть государственное предприятие – УГЦР, поскольку это всем понятная организация, имеющая прямые контакты со всеми операторами и при этом равноудаленная от них. Теперь исполнительный орган власти, а именно Госспецсвязи, должен утвердить технические условия для имплементации этой услуги. После этого можно будет проводить тендер по выбору поставщика оборудования и программного обеспечения с привлечением крупных международных компаний, ранее уже занимавшихся поставкой оборудования для внедрения подобных услуг в других странах.

Мы планируем до конца 2015 года завершить все подготовительные работы. Таким образом, уже в начале 2016 года услуга может быть запущена в сетях наших операторов.

А как будет урегулирован вопрос стоимости услуги для операторов и конечного абонента?

Есть два варианта: первый – потребитель платит за каждый перенос номера, второй – операторы платят фиксированную сумму администратору базы данных для того, чтобы администратор мог окупить затраты на реализацию этой услуги. Сейчас этот вопрос дискутируется. Но могу сказать, что в любом случае это будут не такие уж большие деньги – здесь важен не доход от услуги, а возможность ее предоставления нашими абонентами.

Насколько популярной вы считаете эту услугу в Украине?

Я бы предложил посмотреть на эту услугу несколько в ином ракурсе. Безусловно, первый аспект услуги - это возможность для потребителя выбирать поставщика, не будучи зависимым от номера. Но это, на самом деле, не главное.

Услуга переноса номера – одна из составляющих механизма по выходу наших операторов из внутрисетевой ловушки, в которой они сейчас очутились. На сегодняшний день средний доход с абонента по стране у нас составляет 36 гривен ($1,5) – это один из самых низкий показателей в мире. Одна из причин состоит в том, что операторы долгое время не имели возможности предоставлять новый продукт (мобильный интернет) – в основе предоставляемых услуг была голосовая связь. И для того, чтобы развивать "голос", шла гонка за абонентской базой. Постепенно, входя в спираль скидок, операторы дошли, в прямом смысле слова, до нуля – нулевых тарифов внутри сети. В результате пользователи предпочитают иметь 2-3 мобильных телефона, 90% голосового трафика находится внутри сетей, а доходы от каждого абонента минимальны. При этом есть ставка интерконнекта между операторами, которая является своего рода "забором" между "замками" операторов, в которых они заперли своих абонентов.

Услуга перенесения номера должна снизить эти "заборы" и стимулировать трафик между сетями. Когда это произойдет – начнутся позитивные изменения в доходах операторов. Она должна применяться вместе с рядом других инициатив. Речь идет о снижении ставки интерконнекта и установлении минимальной стоимости разговоров внутри сетей. Таким образом, мы стимулируем обмен трафиком между локальными массами абонентов разных операторов. Вот почему запуск этой услуги в интересах абсолютно всех участники рынка: и потребителей, и операторов, и государства.

Планируется ли популяризация контрактных абонентов со стороны государства?

У нас более 90% рынка занято неидентифицированными абонентами. Подобной ситуации нет ни в одной стране. В период борьбы за абонентскую базу операторы максимально упрощали доступ к своим услугам. Но с развитием он-лайн услуг идентификация абонента становится важным элементом для рынка. Также в ситуации, в которой сейчас живет наша страна, актуальным становится вопрос безопасности, необходимости идентифицировать звонки.

Мы считаем, что идентификация абонентов – это основополагающая мера для отрасли в целом, поэтому мы очень рассчитываем на поддержку Госспецсвязи, где сейчас идет работа над положением о стимулировании идентификации абонентов.

Идентификация также важна для внедрения услуги переноса номеров. Операторы неоднократно акцентировали внимание на значительных рисках мошенничества с неидентифицированными абонентскими номерами при переходе между сетями.

А теперь о технологической нейтральности. Ведущие операторы постоянно отмечают, что неоднократно обращались в НКРСИ с соответствующими предложениями, говоря о том, что это самый простой путь к развитию новых технологий. В чем суть этих предложений, что мешает ввести технейтральность в ближайшее время и какую документарную базу для этого необходимо утвердить?

Когда мы говорим о технологической нейтральности – подразумевается, что в рамках полученного частотного спектра оператор имеет право использовать в принципе любую доступную ему технологию связи.

Радиочастоты – это ограниченный ресурс. И роль регулятора заключается в том, чтобы обеспечить такое распределение РЧР, при котором все участники рынка будут иметь равные возможности по развитию новых услуг, новых технологий.

Исторически так сложилось, что распределение частот у нас неравномерное. Поэтому технологическую нейтральность как инструмент внедрения новой технологии можно реализовывать только после проведения рефарминга.

Для каждого оператора важно иметь определенный "портфель частот", чтобы строить эффективный бизнес. При этом у кого-то избыток частот в одном диапазоне, но и потребность в других частотах, кто-то "забил" за собой частоты, но не развивает на них свой бизнес. Кроме того, есть еще и спецпользователи. В результате имеем огромный клубок противоречий, который нам необходимо распутать по пути внедрения новых стандартов связи и технологической нейтральности в целом. С этой целью была создана рабочая группа с участием всех заинтересованных лиц, включая операторов и военных, которая занимается детальной проработкой этого вопроса и подготовкой конкретных предложений. На данном этапе уже абсолютно очевидно, что, прежде всего, необходимо провести исследование, которое покажет, какое количество спектра используется каждым из операторов, сколько им реально необходимо для гармоничного развития, сколько используется военными, могут ли они освободить свою часть спектра и так далее. Следующий этап – это техническая инвентаризация и регуляторная практика по осуществлению обмена частотами между операторами. Иными словами, нам нужно ответить на вопрос - как можно сделать рефарминг?

Все это уже далеко не просто идеи. По всему вышеперечисленному Комиссия вместе с военными прорабатывала техническое задание для исследований, сейчас с операторами идет обсуждение по выбору исполнителя подобных исследований. Скорее всего, это будет комбинация украинских и зарубежных специалистов.

На исследования понадобится около года и еще год уйдет на имплементацию всех мер по частотному распределению. Я думаю, что 2 года на подготовку к 4G - это достаточно реалистичный срок.

Много ли случаев, когда частоты выданные оператору не используются? И какие есть механизмы принудить таких владельцев использовать свой частотный ресурс?

Таких случаев много. Частоты – это ограниченный ресурс, который должен использоваться эффективно. И методы подхода к этому должны быть с одной стороны регуляторными, с другой стороны – чисто экономическими. Все знают, что частотный сбор в диапазоне 900-1800 МГЦ приблизительно в 20 раз больше, чем в других диапазонах. Это связано с тем, что данный спектр представляет наибольший интерес для определенных технологий, и, соответственно, для операторов. Такой же принцип должен быть использован для рефарминга, чтобы частотный ресурс получили те, кто может наиболее эффективно его использовать. Необходимо создать условия, когда содержание неиспользуемого ресурса станет экономически нецелесообразным. Например, повысить цены за пользование определенным спектром.

В Европе механизм оптимизации работы спектра достаточно прост – чисто по экономическим причинам люди отказываются от неиспользуемого ими ресурса, поскольку им невыгодно за него платить. Так должно происходить и у нас. Инструментом для этого должен стать радиочастотный сбор.



Архив
Новости