подписаться на рассылку
26.5 26.9
28.3 28.7

​Министр молодежи и спорта Игорь Жданов: Переход в российскую сборную - это просто предательство

12 марта исполнилось 100 дней со времени назначения нового состава Кабинета Министров, а 18 марта – ровно год с момента аннексии Россией Крыма.

Министр молодежи и спорта Игорь Жданов в интервью Українським Новинам рассказал о влиянии российской агрессии на спорт, планах по восстановлению спортивной инфраструктуры страны, самого реформированию министерства и подготовке к Олимпийским играм-2016 в Бразилии.

Недавно Кабинет Министров публично отчитался о первых 100 днях своей работы. Скажите, как Вы оцениваете работу правительства?

Наверное, мне некорректно ставить какие-то оценки. Я вам могу сказать просто, что сделано нами, пусть читатели оценивают результаты работы. В достаточно короткие сроки я сформировал новую команду Министерства молодежи и спорта. Некоторые заместители министра были уволены, некоторые – назначены. Пришли новые руководители департаментов, например, молодежной политики, где по результатам конкурса была назначена Ирина Беляева. Роман Вирастюк – возглавил департамент олимпийских видов спорта и так далее.

Мы провели функциональный анализ деятельности министерства, выявили те функции, которые для него лишние. Например, мы в министерстве утверждаем правила спортивных соревнований, хотя это нонсенс, потому, что это прерогатива национальных федераций. Они в свою очередь, являются членами международных федераций, у которых эти правила уже прописаны. Мы подготовили соответствующий законопроект, в котором отказываемся от несвойственных нам функций. Он уже направлен в Кабинет Министров.

Как реформирование повлияет на Министерство? Будут сокращены департаменты?

Они будут сокращены, точно будет сокращен штат "Укрспортобеспечения" – государственного предприятия, через которое непосредственно осуществляется финансирование спортивных федераций. Ведь на данный момент, средства федерациям перечисляются не непосредственно со счетов министерства, а есть еще такой коллектор, через который финансирование и осуществляется. Федерации также будут сами определять и решать, сколько тренеров им необходимо для эффективной подготовки сборных.

Это будет совершенно новое министерство молодежи и спорта европейского типа. Такие есть в Польше, Болгарии, Франции, Испании, Румынии и многих других странах ЕС. Мы не будем командовать федерациями, как комиссары. Мы будем создавать благоприятные условия для развития массового спорта и для развития спорта высших достижений.

И сколько человек достаточно будет, чтобы обеспечивать работу министерства с новыми, ограниченными полномочиями?

Для того чтобы узнать это мы как раз и проводим пилотный проект. Передадим полномочия по организации соревнований непосредственно тем 17 федерациям, которые согласились участвовать. И они будут сами распоряжаться выделенными на соревнования бюджетными средствами. Потом мы посмотрим и посчитаем, сколько людей мы можем сократить. Но есть и общая правительственная стратегия на сокращение численности государственного аппарата.

Сейчас у нас 212 человек в штате министерства, реально же работает – 130 человек, из них 17 человек в декретных отпусках. Хочу отметить, что мы являемся одним из самых небольших министерств в Украине, не считая Министерства информационной политики.

Таким образом 20%-е сокращение расходов в 2015 году Минспорта сможет выполнить?

Да, но здесь оно будет реализовано не только за счет сокращения средств на содержание аппарата самого министерства, но и сокращения расходов государственных предприятий при Минспорте. В частности, того же "Укрспортобеспечения". К слову, в этом году мы уже на 5 млн. грн. сократили расходы на аппарат Министерства по сравнению с началом 2014 года.

В связи с проблемной ситуацией в бюджетном финансировании, какие меры в целях экономии принимает Минспорта при распределении бюджетных средств?

Мы сами поставили вопрос об экономии государственных денег. Предупредили все федерации, о чем есть мое указание - мы финансируем поездки на чемпионаты мира, Европы, но все сборы и подготовка к ним должны проводиться в Украине. Мы хотим, чтобы деньги оставались здесь. Во избежание кривотолков о выделении бюджетных средств, все соответствующие приказы публикуются на сайте министерства. Каждый может с ними ознакомится. Сложно проконтролировать тысячи приказов. К тому же средства выделяются по представлению спортивных федераций.

В каких международных программах Минспорта принимает участие, чтобы привлечь дополнительные внебюджетные средства?

Министерство само не получает необходимые средства, получают – национальные федерации. Они их могут использовать на участие в чемпионатах мира, поездки и подготовку своих сборных. Самой богатой тут является Федерация футбола Украины, но почти все известные федерации получают деньги из внебюджетных источников.

Если же говорить о молодежи, то правительством утверждено подписание соглашения об участии Украины в программе грантовой поддержки "Горизонт-2020", которая позволяет молодежи получить доступ к грантовому фонду размером в 80 млрд. евро. Однако она непосредственно не касается сферы спорта, а создает условия для международных обменов. То же касается и программы "Еразмус+". Специальных международных грантовых программ в сфере спорта, в которых могло бы принимать участие непосредственно министерство, насколько мне известно, нет. Федерации же хоть и участвуют в некоторых международных грантовых программах, однако в основном получают средства от международных федераций.

Это все касается профессионального спорта. А в сфере массового спорта?

Мы работаем с программой развития Организации Объединенных Наций, которая позволяет привлечь средства на сферу массового спорта. Однако его развитием должны заниматься в первую очередь органы местного самоуправления, а не министерство. Мы лишь можем формировать общегосударственную политику в этой области.

Автор фото: Богдан Бортаков

На днях исполнился год с начала российской агрессии против Украины в Крыму. Насколько негативными являются ее последствия в сфере спорта?

Реальность такова, что мы потеряли базу весенней и осенней подготовки спортсменов в Крыму. Благодаря хорошим климатическим условиям мы могли возить туда спортсменов (гребля, парусный спорт) для подготовки. Всего там потеряно 300 объектов. Правда, это все не объекты министерства, они находились в управлении профсоюзов, местных органов власти. Мы просто возили туда спортсменов для подготовки.

На данный момент, это все недоступно для спортсменов. Правительство инвентаризирует все потери, к которым привела российская аннексия Крыма и подает в суд против России. Наши предложения касательно потерь спортивных объектов в данном иске также будут учтены.

Сейчас мы думаем над созданием альтернативной базы подготовки в Закарпатье. По своим климатическим условиям местность нам подходит.

А пока полноценная база еще не создана, где проходят подготовку спортсмены?

Зависит от вида спорта. Например, в Цюрупинске (Херсонская область) готовятся гребцы на байдарках, каноэ. Ищем разные возможности. Необходимость создания базы на Закарпатье не значит, что мы будем там что-то строить с нуля. В первую очередь, необходимо реконструировать те объекты, которые там уже существуют, и рекомендовать нашим спортивным федерациям их использовать. А во Львовской области, например, был открыт Западный реабилитационно-спортивный центр. Там не только тренируются олимпийцы и паралимпийцы. Он уже, по совместной программе нашего министерства и паралимпийского комитета – начал принимать на реабилитацию первых участников АТО.

Рассчитываете привлечь к этому процессу и частные инвестиции?

Я абсолютно открыт для нормального частно-государственного партнерства. Если государство от этого выиграет – значит нужно привлекать эти деньги. То есть, если нам предлагают выделить землю, где инвестор построит центр олимпийской подготовки, который останется в государственной собственности, а рядом он построит офисные либо отельные здания, то на это нужно идти.

Так государство получит центр подготовки, который бы мы никогда не построили, учитывая нынешние финансовые возможности государства, а инвестор получит свой офисно-отельный комплекс. Это не очень привычная форма сотрудничества, так как ранее она имела очень существенный коррупционный фактор, но сейчас можно отправить такие проекты за пределы министерства на антикоррупционную экспертизу. Если это окажется выгодно для государства – будем работать.

Учитывая такие сложные условия, как проходит подготовка к Олимпийским играм 2016 года в Рио-де-Жанейро (Бразилия)?

Я подписал вместе с президентом Национального олимпийского комитета Сергеем Бубкой концепцию подготовки к Олимпийским играм. Смысл ее, как и всей нашей политики сейчас: "не размазывать масло по всему бутерброду". Необходимо сосредоточится на тех федерациях, на тех спортсменах, которые реально могут принести медали.

Реально мы можем получить медали в гребле, легкой атлетике, пулевой стрельбе, может быть в тяжелой атлетике. Также в 2016 году возможны медали в плавании, фехтовании, например, у Ольги Харлан. Нам нужно четко определиться, куда давать деньги.

Еще одна проблема, которая возникла в связи с российской агрессией – спортсмены-вынужденные переселенцы. Как государство способствует их обустройству?

У министерства есть некоторые возможности. Много спортсменов переехало. Сейчас это около 150 членов национальных сборных в различных видах спорта. Это люди как из Донецкой, Луганской областей, так и из Крыма.

Например, есть общежития у Национального университета физкультуры и спорта в Киеве, Республиканского высшего училища физкультуры. Мы просим, чтобы они размещали у себя спортсменов. Я также обращаюсь к председателям областных государственных администраций, чтобы предоставили спортсменам квартиры, либо какое-то временное жилье. Плюс постоянно проводятся спортивные сборы, где спортсмены живут и тогда эта проблема временно решается.

Планируется ли общегосударственная программа поддержки спортсменов-переселенцев?

Конечно, мы можем поддержать, но только отдельных спортсменов, которые уже имеют значительные достижения. Всех спортсменов поддержать, увы, мы не можем.

Привела ли аннексия Крыма и конфликт на Донбассе к переходу спортсменов в национальные сборные других стран?

У нас в 2014 году по олимпийским видам спорта спортсменов, которые перешли в национальные сборные других стран, было 36, по неолимпийским – 3 человека. Они все перешли по разным причинам: личным, политическим, финансовым. Например, Анна Буряк спортсменка по пятиборью из Луганска, Татьяна Волосожар, Александр Бондарь – прыжки в воду. Переходы осуществляется между федерациями.

И я считаю, что необходимо ставить вопрос о компенсации со стороны той страны, в которую переходит спортсмен. Средняя сумма, необходимая для подготовки члена олимпийской сборной составляет около 5-10 млн. гривен, которые выделяются из государственного бюджета Украины. Это то, что вкладывает в спортсмена само государство и каждый гражданин Украины, как налогоплательщик. Ведь когда футболист переходит в другой клуб, то его же клубу платят за то, что воспитал такого спортсмена.

Ранее была такая идея – создать единые правила для всех украинских федераций относительно перехода спортсменов в федерации других стран?

Я это и имею в виду. Такая инициатива была в Национальном олимпийском комитете. Я полностью её поддерживаю.

Можно ли вводить какие-либо санкции в отношении спортсменов, которые перешли в другую сборную?

Нет, это их право. Такие спортсмены лишь проходят карантин – запрет на некоторое время, от года до двух выступать за сборную страны, в которую они перешли. Тут не так как в футболе, что если играл за сборную одной страны, то за другую играть уже не можешь.

Те спортсмены, которые переходят в другие сборные, теряют право на различные президентские и правительственные стипендии. Можно ли оперативно перенаправить данные средства на поддержку других спортсменов?

Так и делается, вносятся другие кандидатуры спортсменов, которые получают эти стипендии. Количество стипендиатов ограничено количественно. Если человек уходит в сборную другой страны, то мы сразу же даем представление о лишении его стипендии и вносим предложение о предоставлении такой стипендии другому спортсмену.

Автор фото: Богдан Бортаков

Как Вы относитесь к переходу украинских спортсменов в российскую сборную в условиях агрессии с ее стороны?

В любом случае переход в российскую сборную для меня является абсолютно неприемлемым, исходя как с политических, так и моральных соображений. Это просто предательство, я считаю. И это не только моя позиция, но и мнение многих известных украинских спортсменов, например футболиста Олега Лужного.

Напоследок хотелось бы спросить о поручении, которое Вам дал премьер-министр Арсений Яценюк по организации спортивного дня для членов правительства. В каких видах спорта намерены предложить поупражняться коллегам?

Думаю, в современных условиях это будут военно-прикладные виды спорта. Прежде всего – необходимо пострелять, научиться оказывать первую медицинскую помощь, ориентироваться на местности и т.д. Когда это будет проведено – пока не могу точно сказать. Слишком много работы сегодня и нагрузки у членов правительства.



Архив
Новости