Интервью 2016-10-25T05:13:21+03:00
Українські новини
​Пеер Штайнбрюк: нам нужна Россия для стабилизации Украины

​Пеер Штайнбрюк: нам нужна Россия для стабилизации Украины

Бывший федеральный министр финансов Германии Пеер Штайнбрюк (Peer Steinbrück) в своем интервью он объясняет, в чем будет состоять его новая роль - советника Украины при проведении финансовых реформ.

WirtschaftsWoche: Г-н Штайнбрюк, С этого момента Вы приступаете к работе в качестве советника Украины при проведении финансовых реформ. Вы представляете, с чем Вам придется столкнуться?
Пеер Штайнбрюк: Представляю по описаниям. Мы прекрасно понимаем, насколько тяжелой является ситуация на Украине.
— Инвесторы и предприниматели считают, что нынешнее проевропейское правительство неспособно проводить реформы — хотя бы уже потому, что коррумпированный управленческий аппарат не допускает никаких реформ. Почему именно иностранным бывшим министрам должен удаться разбор накопившихся завалов?
— Существует потребность в осуществлении давления снизу вверх, и базис гражданского общества должен подгонять управленческий аппарат. Поэтому для нас важно, чтобы с привлечением средств массовой информации начать общественные дебаты о проведении необходимых реформ. От них не должно уклоняться ни правительство, ни парламент. В декабре Украина одобрила программу реформ, однако между одобрением и реализацией существует огромный разрыв.
— Как будет работать Агентство по модернизации?
— Членами Консультативного совета (Advisory Board) являются многие европейские политики и личности, которые предоставляют в распоряжение Украины свои компетенции. Бывший премьер-министр Польши Влодзимеж Цимошевич (Włodzimierz Cimoszewicz) будет давать советы в области борьбы с коррупцией, бывший еврокомиссар Гюнтер Ферхойген (Guenther Verheugen) будет заниматься вопросами, связанными с Соглашением об ассоциации. Питер Мандельсон (Peter Mandelson) из Великобритании сосредоточится на торговле, а я должен буду наблюдать за финансовыми и налоговыми вопросами.
Все мы будем привлекать различные рабочие структуры для того, чтобы отслеживать проведение реформ и давать рекомендации. Вопросами функционирования и организации будет заниматься Михаэль Шпинделеггер (Michael Spindelegger) — бывший министр иностранных дел и вице-канцлер Австрии. В течение 200 дней должна появиться конкретная программа.
— А какую роль играет олигарх Дмитрий Фирташ?
— На Украине он является крупным работодателем и играет важную роль. В качестве председателя Федерации работодателей страны он выступил одним из инициаторов создания Агентства по модернизации.
... и он финансирует это агентство из своих личных средств.
— Конечно, г-н Фирташ является украинским олигархом. У меня нет никаких проблем, связанных с произнесением этого слова. Если со стороны работодателей — помимо инициативы профсоюзных организаций — поступает предложение о выделении первого транша для этого разумного по своей роли агентства, то это позитивно. В таком случае миллиардеры вкладывают часть своих средств в модернизацию страны. За это я не могу подвергать их критике и поливать грязью.
— Фирташ говорит о том, что "План Маршалла" по модернизации Украины будет стоить 300 миллиардов евро. Кто будет все это оплачивать?
— Обсуждаются различного рода приблизительные данные, и в настоящее время я еще не могу судить о том, какое количество финансовых средств потребуется. Однако в целом можно сказать о том, что немало кредиторов уже готовы принять участие — Евросоюз, Международный валютный фонд, Европейский инвестиционный банк, Европейский банк реконструкции и развития.
Намного важнее вселить в этих кредиторов уверенность в том, что их поддержка как составляющая "Плана Маршалла" действительно приведет к росту в сфере экономики и занятости. Сначала нужны реформы, улучшение работы правительства, а также прогресс в области борьбы с коррупцией для того, чтобы деньги не исчезали. Украина должна стать надежной для инвесторов страной — неважно, государственные они или частные.
— Какими реформами должна эта страна заняться в самую первую очередь?
— Особенно важной, на мой взгляд, является борьба против коррупции, а также создание независимой судебной системы, функционирующего банковского сектора и эффективного налогового ведомства, которое обеспечило бы поступление большего количества доходов. Кроме того, Украина нуждается в новой конституции, в которой будут содержаться положения о децентрализации и о большем местном самоуправлении. Это также имеет решающее значение для преодоления раскола и восстановления связей с востоком страны.
— Какую помощь может оказать при этом Германия?
— Немецкий специалист по конституционному праву Руперт Шольц (Rupert Scholz) оказывает содействие Украине в проведении конституционной реформы, и занимается он этим также в качестве члена нашего Консультативного совета. Разумеется, Германия с ее федеральными структурами представляет очень большой интерес, но это не означает, что мы хотим навязать Украине нашу модель. Что касается судебной системы, то другие высшие советники не в меньшей степени способны внести свой вклад.
— Нужна ли Россия для того, чтобы стабилизировать Украину?
— Однозначно могу сказать, что нужна, это ключевой вопрос. Тот факт, что соглашение об ассоциации с Евросоюзом не было согласовано с Россией или это было сделано слишком поздно, является, судя по всему, причиной эскалации политического конфликта. Поэтому Украина должна взять на себя функцию моста между Россией и Европейским Союзом.
Россия, как и Европа, должна быть весьма заинтересована в том, чтобы находящаяся в непосредственной близости Украина не превратилась в "несостоявшееся государство" (failed state). После аннексии Крыма Россия испытывает значительные экономические трудности. Потом к этому добавились санкции, низкие цены на нефть и экономический кризис внутри страны. Если смотреть исключительно с точки зрения экономической рациональности, то я не понимаю действий России.
— Каким образом в Вашей жизни появилась эта новая задача?
— Ко мне обратились на одной посвященной Украине конференции, которая проходила в конце прошлого года в венском Хофбурге. Это был ни к чему не обязывающий разговор.
— Каково Ваше личное отношение к Украине?
— Если честно, то я еще ни разу не был на Украине. Поэтому многое будет зависеть от возможности положиться на хороших сотрудников на месте. Как раз сейчас я занимаюсь формированием команды. В марте я несколько дней проведу в Киеве.
— Видите ли Вы в какой-то момент Украину в составе Евросоюза?
— Сейчас это слишком далекая для меня перспектива.

Оригинал публикации: Peer Steinbrück" Wir brauchen Russland zurStabilisierung der Ukraine". Перевод: Inosmi.ru



Архив
Новости

ok