Интервью 2016-11-03T05:21:20+02:00
Українські новини
Юрий Мороко:

Юрий Мороко:

Верховная Рада путает российские патроны с российским кино

5 февраля Верховная Рада приняла законопроект №1317 "О защите информационного телерадиопространства Украины". За проголосовали 259 депутатов при минимально необходимых 226.

Если закон вступит в силу, украинские телезрители больше не смогут смотреть фильмы и сериалы о российских силовиках и другую кинопродукцию России, выпущенную после 1991 года.

О том, какие последствия для медиа рынка принесет новый закон Українським новинам рассказал депутат Верховной Рады от "Оппозиционного Блока" Юрий Мороко.

Юрий Николаевич, как Вы оцениваете принятый Радой Закон о запрете публичного показа кино и телепродукции российского производства?

До сих пор ни один депутат не знает текст закона, который мы приняли. Почему? Потому что перед голосованием глава комитета Николай Княжицкий (фракция "Народный фронт", - ред.), он же и автор законопроекта, 4 минуты скороговоркой невнятно зачитывал, какие-то поправки и изменения к законопроекту. Какие - никто не знает. Зал шумел, гудел - никто ничего не слушал. Представляете, что можно наговорить за 4 минуты? На руках ни у кого ничего не было. Это старая хитрость Верховной Рады, закон стоял на повестке дня в четверг, и только в 10 часов утра депутатам раздали таблицу поправок.

Документ занимает 50 страниц мелкого текста, 78 правок, он очень сложный. Три страницы занимают замечания главного юридического управления. На глаз очевидно, что 116 статья, где разрешается подавать поправки только к тексту первого чтения, были нарушены.

Все эксперты, с которыми я общался, в один голос говорили, что с таким массивом материала изменений это совершенно другой законопроект, чем был в первом чтении, и от первого чтения не осталось ничего, разобраться быстро невозможно, мы не успели его проанализировать до рассмотрения в зале. Ясно, что обсуждение законопроекта надо было переносить. Либо, в крайнем случае, отправить на повторное чтение, чтобы можно было разобраться с этим массивом материала.

Но вы видели, как это прошло: спикер решил, как обычно, все это продавить. Но поступил нестандартно. Такого я еще не видел, хотя я депутат не первого созыва, когда законопроект на 50 страниц и 78 поправок принимается без рассмотрения вообще?!

Что Вы можете сказать о самом законопроекте?

Первое: бросается в глаза, что в нем очень размыты критерии. Николай Томенко (народный депутат, фракция БПП – ред.), кстати, озвучил несколько критериев, один из них просто гениальный: пропаганда невежества, плохого отношения к родителям, а также других вредных привычек. То есть, ковыряется человек в носу, это же вредная привычка. В фильме увидели, что кто-то ковыряется в носу, все, фильм снимается. Невежество? По этому признаку оценивать нереально.

34-я статья Конституции четко определяет, что положения, которые касаются ограничений свободы слова определяются исключительно законом. Мы же их отдаем на рассмотрение органам исполнительной власти – Госкино и Минкульту. Мы же знаем, как будут решаться эти вопросы! Это чисто коррупционные схемы!

Княжицкий парировал Томенко, что это перешло из норм действующего закона. Но если мы меняем закон, то тогда давайте уберем эти абсурдные вещи. Раньше эта норма присутствовала, в законе, но к ней не было привязано жестких ограничительных норм. Но теперь, это чисто коррупционная схема! При этом она противоречит рекомендациям Совета Европы, где есть норма о работе медиа в кризисное время. Страны не должны вводить ограничения свободы слова с размытыми критериями.

С моей точки зрения в зале не было ни одного человека, который бы был против защиты информационного пространства от других стран, тем более от страны, с которой у нас военный конфликт. Ну, нет в зале (Верховной Рады, – ред.) таких людей! Все мы патриоты.

Но законопроект №1317 - это тот случай, когда благие намерения приведут к совершенно противоположному результату. Что выйдет? Эксперты уже шутят, что у нас получился закон не "Стоп Путин!" а "Смерть украинскому телевидению!"

- Какие, по-вашему мнению, будут последствия для отечественного медиа рынка в случае вступления данного закона в силу?

- Понимаете, я не знаю, что мы там вообще проголосовали! И никто не знает. А ведь понимаете, все зависит от нюансов, от запятых, от слов. Я переживаю, что мы, борясь против информационной интервенции, угробим собственную базу телеканалов.

Как поведет себя телезритель? Он же не будет выполнять этот закон. Телезрители массово перейдут на спутниковое телевидение. А там российские телеканалы. То есть, мы этим законом, желая сделать как лучше, желая защитить информационное пространство страны, просто снизим аудиторию украинских каналов, уменьшим конкурентоспособность, и отдадим телепространство на откуп российским каналам своими же руками. Это же глупость! Нельзя подходить упрощенно к таким вещам. Поэтому - будем ждать подписания закона спикером парламента Владимиром Гройсманом. Вначале мы ознакомимся с законом, и потом уже будем думать что с этим делать.

- Какою вы ожидаете реакцию медиа рынка в случае вступления в силу данного законопроекта?

- Меня, откровенно говоря, еще удивляет инертность, отрешенность и перепуганность масс-медиа. Рассматривается их профильный закон. Это было сделано с грубейшими нарушениями и полным игнорированием регламента. Просто "по-беспределу"! Я уверен, что в любой другой более-менее цивилизованной стране у кабинета спикера стояло бы 40 камер, уже и под его домом были бы телекамеры. И его бы спрашивали: "Как вы пропустили закон, касающийся средств массовой информации с такими нарушениями?".

- Какие будут последствия для медиа рынка?

Размеры ущерба оценивать трудно, это должны сделать сами холдинги.

Когда позавчера один из депутатов обвинил Президента Порошенко в двойных стандартах сказав, что он продает конфеты агрессору, то спикер Владимир Гройсман тогда правильно ответил: не стоит путать российские патроны и украинские конфеты.

Так вот я боюсь, что и мы здесь путаем российские патроны с российским кино. Конечно, нужно защищать информационное пространство. Это обязательно! Это правильно, но нельзя вместе с водой выплескивать ребенка. Телекомпаниям и так не просто, рынок рекламы рухнул, гривна рухнула, деловая активность рухнула.

Юрий Артеменко (председатель Нацсовета по телевидению) радовался что у нас сократится количество телекомпаний. А это неправильно! У нас в Украине отличные СМИ, интересные каналы. Я думаю, что наше телепространство - одно из лучших в Европе. Надо радоваться что у нас мощная телеиндустрия, надо ее поддерживать, надо помогать ей развиваться!

Я подозреваю, что мощные независимые телеканалы не выгодны власти. Этот закон - средство не столько защиты телепространства, сколько уменьшения аудитории телеканалов, снижения их рейтингов. Таким образом, через слабое и бедное телевидение власть хочет влиять на процессы, происходящие в стране.

Смогут ли телеканалы в разгар телесезона заменить значительные объемы демонстрируемой продукции?

- Конечно нет. Я не думаю, что дойдет дело до "черных экранов". Хотя не исключаю, что мы их увидим вместо некоторых телеканалов.

Допустим есть вино за 100 гривен, и есть вино за 1 гривну. И то, и то вино, но это разные продукты. Общий уровень телесмотрения каналов, конечно, пострадает.

- Что, по вашему, нужно сделать, чтоб защитить информпространство и не навредить медиа рынку?

- Закон о защите информационного пространства нужен. Но надо проработать его так, чтобы и население не пострадало, и телеиндустрия осталась целой, и мы достигли главной цели - защитили отечественное информпространство от влияния других стран.

- Какой реакции Президента на этот закон вы ожидаете?

Было бы правильно если бы Президент, понимая резонансность законопроекта, и степень его влияния на население страны, на всю телеиндустрию, понимая грубейшие нарушения в его принятии, отправил бы этот закон на повторное чтение в Раду со своими замечаниями, либо применил вето.

На месте Президента я бы проанализировал законопроект с представителями медиа и Верховной Рады. Внес бы в документ соответствующие изменения, которые уберут из него несуразности и все, что мешает телеиндустрии развиваться. А после этого закон можно вернуть в зал.



Архив
Новости

ok