Интервью 2016-11-22T05:22:06+02:00
Українські новини
​Зампредседателя КГГА Радуцкий:

​Зампредседателя КГГА Радуцкий:

Михаил Радуцкий
Михаил Радуцкий

В Киеве непозволительно много больниц. Особенно для такой не очень богатой страны, как Украина

В конце прошлого года столичные власти совместно с новым министром здравоохранения, уроженцем Грузии, Александром Квиташвили определили, что украинская столица станет локомотивом в проведении медицинских реформ. Именно Киев первым почувствует изменения в сфере здравоохранения. Подробнее о будущем медицины в городе "Українські Новини" узнали у заместителя председателя Киевской городской государственной администрации, президента клиники "Борис" Михаила Радуцкого.

Михаил Борисович, в конце прошлого года Вы совместно с министром здравоохранения Александром Квиташвили представили программу реформ здравоохранения и объявили, что Киев станет первым городом, где она будет реализована. Все-таки, в чем будут заключаться эти реформы?

Благие намерения одни, а реалии государства другие, поэтому естественно невозможно полностью все сделать так, как это удалось сделать Квиташвили в Грузии. Украина - не Грузия, население Украины в 12 раз больше. Но идеи министра полностью совпадали с идеями города и не случайно город выбран пилотным проектом. За 23 года Украина не сделала самого главного в медицине: она не определилась, какая система охраны здоровья вообще в Украине есть. Система, которой я являюсь приверженцем, Украине не по зубам в связи со своей дороговизной. Но по эффективности она лучшая в мире – американская система здравоохранения, когда государство не имеет вообще никакого отношения к сфере здравоохранения. Как пример, годовой оборот одного из детских районных госпиталей в Майями составляет 2 млрд долларов. Это практически весь бюджет всей украинской медицины. Что мы себе можем позволить? То, о чем говорит Квиташвили, - введение системы Бисмарка, которая предусматривает солидарную ответственность государства и гражданина за свое здоровье. Государство создает гарантированный минимум медицинской помощи, которое оно предоставляет за счет сбора налогов и ассигнований на медицину, а остальное дофинансируется страховым фондом, и каждый работающий человек оплачивает себе эту страховку. За ребенка он тоже платит. А малоимущему населению, инвалидам, социально незащищенным людям страховку покупает государство, но покупает открыто, на аукционе, не занимаясь коррупционными схемами и перераспределением денег между своими. Например, выходит на рынок департамент социальной защиты Киева и объявляет: "Нам надо застраховать 300 тыс. человек за счет города". На рынок допускаются все страховые компании, которые хотят принять в этом участие. Кто лучше продает условия ваучера, тому и перечисляются деньги. Грузины в этом плане пошли еще более современно. Они выдали каждому социально незащищенному грузину ваучер, который нельзя было обменять на деньги. Человек сам шел и выбирал себе страховую компанию и там обналичивал этот ваучер на страховой полис. Это стоило 10 тыс. долларов в год. Мы не потянем сегодня такую цифру. У Грузии был 1 млрд долларов займа именно на медицину, нам такие деньги в перерасчете на население страны никто не даст. Грузины защитили себя еще одной вещью: они обязали те компании, которые вошли в пул, создать перестраховочный фонд. Эта система в целом, по моему глубокому убеждению, является единственным вариантом спасения украинской медицины, и киевской, в частности.

Фото: kiev.klichko.org

Что еще предлагает министр?

Второе, что задекларировал Квиташвили – финансирование медицинских учреждений по принципу "деньги ходят за пациентом". Мы прекращаем практику по содержанию коек в больницах. Если посчитать все койки в Киеве, у города 80% коек лишних. Пример очень простой, 24 августа, когда на День Независимости ожидались нехорошие события, мы запросили у больниц количество свободных коек, чтобы иметь резерв на случай чрезвычайных ситуаций. Нам подали цифру 2 400 коек – 80% всего коечного фонда города. 25 августа 9:00 утра подается 600 коек. Такая цифра возникла для того, чтобы больницам не сократили финансирование, чтобы показать, что эти койки заняты. Например, гастрит лечится 21 день. Человек приходит пить таблетки по расписанию. Для этого надо содержать койку? Нигде в мире гастрит не лечится в больнице. В больницу попадаешь либо в интенсивную терапию, либо для проведения операции. Все остальное лечится на уровне амбулатории или семейного врача.

Министр сейчас подает 3 конституционных изменения. 22 статья самая главная. Она гласит: "При принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод". Поэтому без внесения изменений в эту статью, сокращение коек – прямое нарушения закона. В Уголовном кодексе необходимо отменить 184 статью, которая гласит, что запрещено любое сокращение, закрытие или перепрофилирование лечебного учреждения. В Налоговом кодексе необходимо поменять около 60 статей.

Ситуация критическая, потому что финансирование настолько маленькое…

Финансирование не маленькое – оно бестолковое. Пациент должен иметь полное право потратить деньги, выделенные государством с тех налогов, которые с этого пациента уже были взяты.

Ставка у врачей от 2 до 2,5 тыс. гривен. Мы имеем, кроме того, коррупционные схемы от санитара до горздрава. Врач должен часть средств перечислять наверх. Как в такой ситуации можно работать и отвечать за жизнь пациента?

Когда вы платите благодарность врачу, я не считаю это коррупционной схемой. Это ваша ответственность за свое здоровье. Коррупция – это те схемы, которые созданы не врачами и медсестрами, а главврачами лечебных учреждений, их чиновничьим начальством. В чем заключаются эти схемы. Во-первых, у нас есть часть услуг, которые официально платные даже сегодня. Деньги за эти услуги должны заноситься на спецсчет клиники. Со спецсчета главврач должен оплатить коммунальные услуги, что-то в город вернуть. (Хотя сейчас мы приняли решение вообще ничего не забирать с лечучреждения). В рамках коррупционной схемы заводится карманная страховая компания. Приходит человек в больницу, ему говорят: вам нужно поменять хрусталик. Хрусталик стоит 3 тыс. гривен, гонорар врача $200 – это еще 3 тыс. гривен. Что делалось в больнице. Пациенту давали направление в кассу. Больной заходит в бухгалтерию городского коммунального лечебного учреждения, а там сидит представитель страховой компании, который вместо бухгалтера принимает у больного деньги, но не 6 тыс. гривен, а 60 тыс. На истории болезни ставится подпись, и только после этого больного госпитализируют. Такие коррупционные схемы в Киеве составили 3,5 млрд гривен за прошлый год.

А что касается гонорара врачей. До тех пор, пока врач после 7 лет учебы, отвечая за жизнь пациента будет получать 2 тысячи гривен в месяц, какое я имею моральное право этому человеку про эти $200 сказать? А вот когда он будет получать минимум 30 тыс. гривен - за это будет тюрьма. Что сделали грузины с ГАИ - дали зарплату 500 долларов и тюрьму за взятку в 10 долларов. Пока врач не получит 30 тыс. гривен, мы его от этих 200 долларов не отгоним. У нас даже самый незащищенный человек, идя к врачу в поликлинику, все равно несет 10 гривен, шоколадку, в селе – килограмм картошки. Давайте это официально нести.

Фото: Носач Виталий / Українське фото

На какую сумму финансирования столичной медицины рассчитываете в этом году?

В прошлом году бюджет города на здравоохранение был 4,2 млрд гривен. В этом году – около 3,8 млрд гривен, включая государственные субвенции.

Поговаривают, что за январь не полностью закрывается фонд зарплат.

Это правда. Мало того, Киев обязали снять надбавки, которые мы платили в столице врачам и медсестрам. Сейчас Киевсовет будет искать возможность как врачам доплатить, потому что невозможно в Киеве прожить на 1 800 гривен. Вы хотите от врача качественную услугу, при этом сами заставляете его химичить и воровать.

Какая цифра в нынешних экономических условиях была бы приемлема для полноценного финансирования медицины в столице?

Если нам разрешат оставить 8 больниц интенсивной терапии, какие-то больницы перепрофилировать в дома престарелых, в хосписы, то 5-6 млрд гривен было бы достаточно. Когда медицина становится страховой, то городу нужен бюджет только для финансирования программы "Турбота".

Чтобы перепрофилировать обычные больницы в больницы интенсивной терапии, кроме тех изменений в законодательство, которые Вы озвучили, какие еще нужны решения?

Решение Киевсовета уже есть. Перевести это можно за месяц-два. Но могут быть сложности, так как нам придется из больниц неинтенсивной терапии забрать часть оборудования, и перевести часть персонала, чтобы их укомплектовать. Если это делать не трогая старое, необходимо 1,5 млрд гривен. Тогда и с ремонтом, и оборудованием на 10 лет вопрос будет решен.

Стоит ждать еще какое-либо перепрофилирование больниц?

Как по мне, у нас "скорая помощь" - это совершенно непозволительная роскошь. Везде в мире "скорая", пожарная и полиция – это одно и то же. Выезжают парамедики и их задача только одна – оказать пострадавшему первую помощь и довезти его до больницы интенсивной терапии. Скорая помощь - самая затратная в медицине: врач, фельдшера, машина, запчасти. Никто в мире себе этого не позволяет. Зачем идти в поликлинику? Повысилось давление? – Вызвал "скорую", померяйте давление. То, что эта скорая обошлась городу в 1,5 тысячи гривен за вызов - никого не интересует.

Сегодня есть еще одна идея – сделать единый номер "пожарная, милиция, "скорая". Тем более у нас 70% персонала состоит из фельдшеров в "скорой".

Можно ли утверждать, что в Киеве преизбыточное количество больниц и поликлиник?

Их слишком много, непозволительно много. Особенно для такой не очень богатой страны, как Украина.

Фото: Носач Виталий / Українське фото

Сколько их должно быть?

Круто оснащенных, с идеальными врачами, отремонтированных – 30% от общего количества, которое на сегодня есть в Киеве. Включая государственное подчинение. Клиническая больница "Феофания" расположена на территории Киева, ее пациентами являются киевляне. Железнодорожная больница, Институт ортопедии, а зачем Киеву содержать это же количество коек, из расчета на этих же киевлян? Зачем Киеву в 10 больницах иметь ортопедические отделения?

Будут ли проблемы в этом году с приобретением инсулина?

Сейчас люди возмущаются отсутствием льготных рецептов на инсулин. Пока горбюджет не принят, Киев по закону не может их выдать. Была бы страховая компания, вопрос вообще не стоял бы. Более того, Минздрав принял в прошлом году приказ перевести инсулин на реимбурсацию. Только Украина и Россия закупают инсулин по тендерам. Устанавливается цена, которую государство компенсирует, а дальше ты сам выбираешь, по какой стоимости приобрести лекарство. По закону компенсационная цена должна быть определена Минздравом. Он уже 8 месяцев эту цену не объявляет. Киевсовет уже принял решение, а толку? В итоге мы вынуждены объявить в январе тендер.

Как в целом обстоит ситуация с госзакупками лекарств?

Из расчета 1/12 бюджета мы сейчас объявляем торги, на которые никто не выходит, потому что у Киева долги за прошлый год. Пока Минздрав не вывесил на своем сайте трансфертные цены, мы ничего не можем сделать, и вынуждены закупать по старой системе. В прошлом году курс валюты изменился в 2 раза, но мы добились от поставщиков, потому что ничего себе в карман не просили, снижения стоимости гемодиализа на 35%.

Что касается КП "Фармация". Несколько депутатов Киевсовета на одном из заседаний комиссий выразили мнение, что предприятие нужно ликвидировать. Так ли это?

"Фармация" – отличное предприятие, если там не воровать. В сентябре мы сменили руководство этой компании. Сегодня они погасили практически все долги, открыли 20 новых аптек и аптечных пунктов. Это правильное, нужное Киеву, социальное предприятие. С ним ничего не нужно делать, там просто не нужно воровать. У "Фармации" цены ниже, там осуществляется отпуск лекарств по льготным рецептам, отпуск наркотических веществ. Мы приняли предприятие в сентябре с долгами 29 млн гривен – на сегодняшний день долги составляют всего 200 тысяч. Мы планируем развивать аптечную сеть, составлять мощную конкуренцию частным аптечным сетям. Чем больше точек продаж – тем дешевле для населения продаваемое лекарство.

Ко всему прочему, очень многие пациенты сталкиваются с халатностью врачей. Как мотивировать работников медсферы качественно выполнять свою работу?

Как только эта профессия станет престижной, в ней не окажется случайных людей. Система сама вытолкнет неквалифицированных специалистов. Мы с министром также обсудили, что не Минздрав должен допускать врачей к работе. Это должна делать профессиональная Ассоциация врачей. В Америке, например, после получения диплома еще 5 лет нужно доказывать, что ты можешь им быть.



Архив
Новости

ok