Интервью 2016-12-08T05:13:32+02:00
Українські новини
​Главный военный прокурор Анатолий Матиос

​Главный военный прокурор Анатолий Матиос

До конца текущего года мы сможем установить ответственных в трагедии под Иловайском

Главный военный прокурор Анатолий Матиос рассказал Українським Новинам о сложностях работы военных прокуроров, о том, кто из них подпадает под люстрацию, а также о том, когда можно ожидать завершения расследования трагедии под Иловайском.

Анатолий Васильевич, после восстановления института военных прокуратур, Вам предложили возглавить Главную военную прокуратуру. Были ли у Вас сомнения, когда соглашались на эту должность?

Я военнослужащий, поскольку в январе 2008 года был переведен из органов прокуратуры в Службу безопасности Украины, где возглавил Львовское областное управление СБУ и в декабре этого же года за разоблачение, документирование и возбуждение уголовного дела по Зваричу (экс-судье Игорю Зваричу) Указом Президента мне было присвоено воинское звание генерал-майор. После этого я 6 лет прослужил в Службе безопасности Украины, где исполнял свои функциональные обязанности офицера. Я уволился с военной службы в СБУ и был назначен на эту должность (заместителя Генерального прокурора - Главного военного прокурора). Сейчас я заново подписал 5-летний контракт с Министром обороны на прохождение военной службы на занимаемой должности.

Вам трудно работать на этой должности?

Все зависит от системы организации работы. Если ты умеешь и можешь верно смоделировать цель, определить механизмы, инструменты и спрогнозировать время для достижения той или иной задачи - не вижу ничего слишком тяжелого. Это обычная работа, которая требует рутинного вникания в очень разные вопросы, особенно на фоне того, что происходит как с Вооруженными силами, так и в государстве, в первую очередь это касается зоны антитеррористической операции. Есть довольно много спонтанных "пожарных" ситуаций, которые требуют перекройки собственного графика и ежедневного планирования, но это работа. Настоящий военный должен, как говорят, "мужественно переносить все тяготы и лишения воинской службы".

Возникают ли проблемы в процессе восстановления института военных прокуратур? Возможно, что-то необходимо улучшить в деятельности?

Нет предела совершенству. Но хочу сказать, что очень благодарен Главе государства, уважаю его дипломатическую и управленческую способность убедить Верховную Раду, которая на фоне событий на Востоке Украины смогла за 7 дней с момента разработки проекта изменений к Закону проголосовать, а Президент - безотлагательно подписать Закон о создании военных прокуратур. И ввиду того, что этот институт есть не только в Украине, но и во многих странах Европы и вообще мира, военная прокуратура является чрезвычайно действенным инструментом для государства и отстаивает сейчас с оружием в руках территориальную целостность и независимость.

Я считаю, что сложности роста есть, поскольку в 2012 году, когда ликвидировались военные прокуратуры, людей заставляли увольняться с военной службы, а военный прокурор - это офицер, который подписывает контракт с Министром обороны о прохождении военной службы, находясь в подчинении Генерального прокурора. Многие люди в 2012 году вынуждены были увольняться с военной службы якобы по состоянию здоровья. Что мне больше всего болит - это дефицит кадров, поскольку военная прокуратура достаточно узкий сегмент прокурорской деятельности, где требуются профессиональные знания. В первую очередь - знание оперативно-тактических дисциплин в военной сфере, которые обязывают понимать и знать предмет проверок на соблюдение законности военными формированиями, вооруженными частями и объединениями. Во-вторых - понимание, что военная прокуратура совершенно отличается от гражданских норм, плюс имеет достаточно ярко выраженный корпоративный дух, историю и некоторые особенности коммуникации именно в среде военнослужащих.

Вы можете сказать, сколько на сегодняшний день в системе военной прокуратуры работает оперативных работников?

Согласно штату, по всей стране - не более 500 прокуроров. На данный момент у нас имеется недоукомплектованость около 100 человек. Кроме того, в связи с принятием Закона "Об очищении власти", по формальным признакам довольно много прокуроров руководящего состава военных прокуратур подпадают под его требования. В данном случае есть коллизия, поскольку военный прокурор, который принят на военную службу, является командиром того или иного подразделения. По такой же аналогии каждый командир определенного уровня в Вооруженных силах тоже должен бы быть люстрирован. Но мы будем выполнять Закон, потому что это — Закон.

Некомплект военных прокуроров мы пополняем за счет военнослужащих, имеющих военное и юридическое образование, и которые служат в зоне АТО. На данный момент у нас на оформлении, путем перевода из Вооруженных сил Украины, находится 7 таких офицеров. К сожалению, мы не успели закончить оформление военным прокурором командира роты снайперов Алексея Александровича Тищика, который героически погиб в Донецком аэропорту. Земля ему пухом. Что касается причин недоукомплектования, то это вызвано тем, что есть нормы закона, которые обязывают проходить стажировку перед присвоением воинского звания. Срок стажировки для военных прокуроров решением Генерального прокурора отныне почти втрое сокращен, в отличие от гражданских прокуроров. Плюс ко всему, военные прокуроры должны проходить ротацию в зоне АТО, поэтому нам приходится одновременно делать много дел: от пополнения их теоретических знаний к проведению практических тренировок в стрельбе, от разработки методологии расследования уголовных производств в условиях боевых действий к поиску судебных экспертов в военной сфере.

Какой штат военных прокуроров вы считаете оптимальным?

Я считаю, что существующий состав является оптимальным для нашего государства. Учитывая численность вооруженных сил и военных формирований, этого достаточно. Единственное - нужно решить проблему некомплекта и, наверное, ротации руководящего состава, который по сомнительным формальным критериям подпадает под Закон о люстрации. Что касается возможности набора профессионалов, которые хотят служить, то такие люди есть. Но когда сталкиваешься с конкретной личностью, с конкретной судьбой, то получается так, что человек, оформивший военную пенсию, при новом подписании контракта лишается этой пенсии и это становится для людей серьезной преградой или аргументом для того, чтобы не идти на службу в прокуратуру. Но мы справимся. Правда, иногда приходится работать безотлагательно, "с колес", долго не раздумывая принимать командирские решения.

Недавно ООН опубликовала отчет о количестве погибших и раненых во время войны на Донбассе. Цифра погибших составляет более 3,5 тыс., раненых - около 9 тыс. Официальная информация, которую вы сообщали и которой мы оперируем по погибшим, то это около 1 тыс. Выходит некий дисбаланс. Как можно объяснить эту ситуацию?

У нас есть порядок, известный всем. Есть уполномоченные органы: Министерство обороны, Министерство внутренних дел и все те, кто принимает участие в АТО, и каждый из них представляет по своей линии количество "безвозвратных" потерь, т.е. убитых, и количество "санитарных" потерь, т.е. раненых. По какой методологии и по каким критериям считались цифры, оказавшиеся в отчете ООН, не готов сказать. На данный момент (14.10.2014) погибло 1 028 военнослужащих. Хочу обратить внимание, что наибольшие потери у Вооруженных сил, которые не пиарятся и мужественно несут бремя прохождения службы в зоне АТО. Что касается других органов, то цифры таковы - 73 человека погибли из системы МВД, 67 нацгвардейцев, 58 пограничников, 10 работников СБУ и 8 работников Службы по чрезвычайным ситуациям. Ранены 3 653 военных. Это официальная статистика, которая подтверждена из разных источников и каналов информации, поскольку есть данные госпиталей, Министерства здравоохранения, Министерства обороны, штаба АТЦ при СБУ. Эта система информации соответствует действительности в части погибших и раненых украинских военных. Сюда не включены люди, которые считаются пропавшими без вести, то есть такие, которые могут находиться в заложниках у террористов, но их статус - пропавшие без вести. За достоверность данных, которые я привожу, я отвечаю.

Фото: telegraf.com.ua

А сколько сейчас военных, пропавших без вести?

Что касается пропавших, то сейчас таких 289 военнослужащих ВСУ и 52 военнослужащих Национальной гвардии. Это с учетом тех, о которых говорят, что они пропали без вести в результате операции под Иловайском. Идентифицированы как такие, которые незаконно содержатся на территории так называемых "ЛНР" и "ДНР" террористами - 221 военный Вооруженных сил и 151 военный Национальной гвардии.

Это те, которые в плену?

Нельзя в этой ситуации пользоваться термином "плен". Они незаконно содержатся террористами без соблюдения положений Женевской конвенции об обращении с военнопленными, которую ратифицировала Украина еще в 1954 году.

Среди убитых или раненых есть сотрудники военной прокуратуры?

Непосредственно военной прокуратуры нет. Однако у нас есть 3 случая пыток с наступлением летального исхода, то есть убийства работников прокуратуры Луганской и Донецкой областей, когда террористы приходили к ним домой, похищали, а затем их находили с признаками насильственной смерти. Проводится максимум действий, чтобы установить тех, кто причастен к совершению таких преступлений. Не только в отношении работников прокуратуры, а по каждому подобному случаю.

Скажите, есть ли уже результаты работы международной следственной группы по расследованию крушения самолета Malaysia Airlines? Когда уже можно ожидать выводы следствия?

Расследованием этого классического террористического акта занимается Служба безопасности Украины. Ход событий, которые происходили первые 10 дней, мне очень хорошо известен. Это специфический вид преступления, который требует однозначно проведения специализированных экспертиз IKAO и других институтов, имеющих опыт установления причин катастрофы самолетов. Для того чтобы их провести, нужно собрать остатки самолета, потом их разложить на огромной территории, чтобы понять аэродинамику, механизм и обстоятельства уничтожения самолета. Как вы знаете, террористы до сих пор не допускают международных экспертов к месту падения самолета. Поэтому говорить о сроках окончания расследования я не готов, пока не будет все сделано в соответствии с международными нормами и процессуальными требованиями.

Хочу отметить феноменальную решительность вице-премьера Гройсмана, который не испугался моего несколько странного предложения, не сделал бюрократический реверанс, а напрямую в режиме "он-лайн" вел переговоры с террористами о предоставлении коридора для экспертов, для службы чрезвычайных ситуаций, для эвакуации тел погибших и их доставки в Харьков и дальнейшей транспортировки за пределы страны для проведения экспертиз ДНК. Решительность при критических ситуациях того или иного уполномоченного руководителя намного важнее любых бюрократических запретов, в том числе относительно общения с террористами. На тот момент иначе забрать тела погибших было невозможно.

Петр Литвин.

О трагедии под Иловайском. Ряд руководителей АТО, а также Генштаба, в частности Петр Литвин, Виктор Муженко были допрошены по этому уголовному производству. Установлены ли факты служебной халатности со стороны руководства АТО при планировании операции и объявлено ли кому-то из военного руководства уже подозрение? Кто виноват?

Разумные сроки досудебного расследования даже в Советском Союзе предусматривали 2 месяца. Месяц этого расследования истек 5 октября. Более того, за 23 года Независимости Украины не было опыта расследования уголовных производств и дел по результатам потерь живой силы, техники и снаряжения Вооруженных сил Украины. Соответственно нет методологической и практической базы расследования такого дела. Есть классические нормы процессуального закона, которые предусматривают полномочия следствия для проведения тех или иных следственных действий и сбора доказательств. Так вот, подозрения никому не объявлены, допрашивается огромное количество людей, проводятся экспертизы. Мы сталкиваемся с большим количеством проблем, поскольку местонахождение многих людей, которые принимали участие в боях, разнится от одной области к другой, от одного госпиталя к другому. Следственная группа работает в зоне АТО, включая непростое несколькосоткилометровое передвижение из сектора в сектор. Это рутинная работа и она продолжается. В уголовном производстве исследуется: соответствие уставным требованиям Вооруженных сил Украины организации командованием штаба АТО военной операцией по разгрому основных сил незаконных вооруженных формирований в Иловайске и взятие его под контроль, соответствие уставным требованиям Вооруженных сил Украины решение командования сектора "Б" об отводе подразделений ВСУ и добровольческих батальонов "Донбасс", "Днепр", "Свитязь", "Миротворец" и других с места дислокации сектора "Б". Также исследуется соответствие уставным требованиям ВСУ организация командованием штаба АТО и сектора "Д" изоляции кризисного района сектора, недопущение вторжения незаконных вооруженных формирований и диверсионно-разведывательных групп с территории России на территорию Украины и отвода подразделений ВСУ с места дислокации сектора "Д".

Действительно, среди других свидетелей в первую очередь допрошены начальник Генштаба Муженко, первый заместитель начальника оперативного управления Генштаба Назаров, начальники управлений, других структурных подразделений, руководители оперативно-тактических направлений, медицинской службы, командующие сектором "Б" генерал Хомчак и сектором "Д" генерал-лейтенант Литвин, командиры патрульной службы милиции особого назначения и батальонов особого назначения Национальной гвардии. Вынужден констатировать, что мы столкнулись с огромной проблемой получения любых документальных сведений, предусмотренных нормами закона со стороны территориальных подразделений патрульной службы милиции, то есть территориальных батальонов. До сегодняшнего дня мы не получили из МВД ни документов, ни сведений, ни логистики их передвижения и подчинения. Мы не получили полной картины именно со стороны МВД, а без наличия документов, которые должны быть предусмотрены или данных об их уничтожении или потере, невозможно полноценно двигаться в расследовании дальше. Что касается Вооруженных сил, то со стороны Министра обороны Валерия Гелетея было максимальное содействие, хотя мы понимаем, что в силу объективных причин многие люди в разъездах и командировках, в том числе в АТО. Однако самым основным нашим достижением за этот месяц работы стало то, что мы нашли конструкцию по которой сейчас можно провести комплексную судебную, оперативно-тактическую и товароведческую экспертизу. У нас будут определены убытки и потери, которые будут иметь материальный состав преступления и материальные последствия - стоимость снаряжения, боевой техники и т.д. Мы тщательно подошли к вопросу отбора специалистов в военной сфере, которые будут проводить экспертизу, и кроме того, по рекомендации "Центра Разумкова" мы привлекли много экспертов из гражданской экспертной среды. Участие также будут принимать специалисты, не имеющие военного образования, но которые хорошо знакомы с обстоятельствами исследуемых вопросов. Все эти люди прошли спецпроверку СБУ.

Виктор Муженко. Фото: zhitomir.info

Экспертиза эта уже предназначена?

Она назначена и проводится, но она чрезвычайно объемная, материалы в процессе проведения экспертизы добавляются каждый день. Для того чтобы экспертам предоставить все материалы, которые они будут требовать, нужно получить разрешение суда на их изъятие. Кроме того, согласно процессу, мы обязаны все документы осмотреть и описать. Нами сейчас изъято уже более двух тысяч секретных документов различной категории важности. Их надо осмотреть и систематизировать в хронологическом порядке, после этого эксперты смогут обработать их и дать свое заключение. Первое: не хочу давать любой оценки действиям допрошенных лиц, поскольку все они допрошены как свидетели и, согласно требованиям законодательства, подписали обязательство о неразглашении данных досудебного следствия. Второе: дело, в силу многих обстоятельств будет засекречено и (судебные) слушания будут проводиться в закрытом режиме, если иного решения не примет судья. Очень надеюсь, что за месяц, максимум полтора мы закончим проведение экспертизы, если не будет необходимости дополнительных экспертных заключений. По результатам этого, я думаю, что при всей сложности и объемности дела установить причины трагедии и тех, кто ответственен за те или иные решения до конца текущего года мы точно сможем. Подчеркиваю, мы не имеем права просто на основании эмоциональных убеждений и общественного мнения объявлять подозрения, мы должны действовать по закону. Мы делаем ту работу, которую должны делать честно и ответственно, а насколько профессионально и объективно - даст оценку суд.

О каком количестве погибших под Иловайском идет речь?

У нас есть информация о количестве убитых и раненых по сектору "Б" и "Д", однако еще раз подчеркиваю - документального подтверждения, - то, что должно было предоставить побатальонно МВД, - у нас нет. Поэтому я не могу сказать общую цифру.

Известно, что прокуратура расследует преступления, которые совершаются добровольческими батальонами, в частности бойцами батальона "Айдар". Сколько уголовных производств открыто по таким фактам и кому объявлены подозрения?

Еще в августе этого года Главная военная прокуратура зарегистрировала уголовное производство и осуществляет досудебное расследование обстоятельства совершения бойцами 24 батальона территориальной обороны "Айдар" уголовных правонарушений, связанных с похищением депутата Луганского облсовета Малыша, лишением его свободы, покушения на убийство двух лиц, а также совершение командованием этого батальона уголовных правонарушений, связанных с непресечением этих и других преступлений и не направлением в органы досудебного расследования сообщений о подчиненных, совершивших уголовные преступления, что повлекло тяжкие последствия. Всего следователями военной прокуратуры Луганского гарнизона и следователями милиции в Луганской области расследуются 57 уголовных производств по фактам совершения исключительно корыстных преступлений лицами в камуфляжной форме или теми, которые представлялись бойцами батальона "Айдар", из которых 31 - тяжкие и особо тяжкие преступления. Подчеркну, что все без исключения вышеуказанные преступления совершены не в зоне проведения боевых действий. В ходе расследования уголовного производства по факту совершения разбоя группой лиц трем бойцам батальона "Айдар" сообщено о подозрении и объявлено их в розыск, так как последние скрываются от следствия. Двум другим бойцам батальона судом избрана мера пресечения в виде залога. Кстати добавлю, что в ходе проведения расследования, в автомобиле, на котором передвигались подозреваемые, изъяты платежные документы на разные фамилии, в том числе на имя задержанных (кредитные карточки, чеки, заявления на выдачу налички и т.п.). На одной из действующих карточек находилось 850 тыс. гривен.

Фото: auto.tsn.ua

Что касается Киевского и Житомирского бронетанковых заводов. Прокуратура проводит досудебное расследование в отношении руководителей. Скажите, реально их привлечь к ответственности?

Имеем то законодательство, которое имеем. Законодательство предусматривает обязательное наличие доказательств. Чтобы объявить человеку подозрение, мало моего внутреннего убеждения в том, что лицо совершило преступление. Нужно доказать вину и иметь доказательства. Чтобы иметь доказательства в тех случаях, где расследуется присвоение или растрата, нужно провести комплексную судебно-бухгалтерскую экспертизу, которая длится месяц, а объективно, не менее двух. Что касается Киевского бронетанкового завода, то думаю, что в ближайшие две недели мы дело в отношении директора направим в суд, он находится под арестом. Следствием также принимаются меры для возврата нанесенных им убытков, путем исковой работы и установления лиц, которые получили похищенные средства через систему многих фиктивных структур, и перечисляли средства с одной на другую. В результате, более 10 человек получили наличные в один день.

Если говорить о Житомирском бронетанковом заводе, то там достаточно сложная ситуация в части сроков проведения ревизий, поскольку нужно закончить проведение инвентаризации всего имеющегося на заводе. Кроме того, мы прекрасно понимаем, что как Киевский бронетанковый завод, так и Житомирский работают для Вооруженных Сил, поэтому, иногда, мы сознательно не ведем наступательных следственных действий, которых требует процесс (допрос свидетелей, инженерно-технических работников, материально ответственных), потому что они задействованы в технологическом процессе ремонта и изготовления вооружения. Закон будет соблюден, дело будет расследовано, просто такая специфика настоящего удивительного времени и мы вынуждены реагировать на реалии жизни.



Архив
Новости

ok